Библия тека

Собрание переводов Библии, толкований, комментариев, словарей.

Иов 30 MGC

Иов | глава 30

Толкование Мэтью Генри


Данная глава начинается с печальных слов: «А ныне...» В ней описываются бедствия, постигшие Иова в жизни, так же, как в предыдущей главе описывалось его процветание; и высота процветания лишь увеличивает глубину его падения. Бог противопоставляет одно другому; так же делает Иов, дабы его страдания выглядели более скорбными, а, следовательно, его ситуация более достойной сожаления. I. Он жил в большом почете, а теперь был опозорен; теперь его поносили даже самые презренные люди, хотя раньше восхваляли самые великие; этот факт он особенно подчеркивал (ст. 1-14). II. Иов имел внутреннее утешение и радость, а теперь стал ужасом и бременем для самого себя (ст. 15,16);

скорбь переполняла его (ст. 28-31). III. Он долгое время наслаждался крепким здоровьем, а теперь заболел и страдал от боли (ст. 17,18, 29,30). IV. Было время, когда тайна Божья была с ним, но теперь его общение с небесами прервалось (ст. 20-22). V. Он рассчитывал долго жить, но теперь увидел смерть у своей двери (ст. 23). Он упоминает один факт, который усугубил его страдания и поразил, когда он искал мира. Но две вещи принесли ему некоторое облегчение:

(1) понимание того, что эти беды не последуют за ним в могилу (ст. 24);

(2) его совесть свидетельствовала в его пользу, что во дни процветания он сочувствовал людям в беде (ст. 25).

Стихи 1-14. В данных стихах Иов излагает пространную и печальную жалобу на великое бесчестье, обрушившееся на него. Ранее он находился на пике славы и процветания, и это вызывало чрезмерную скорбь и сокрушало такого искреннего человека, как Иов. Два фактора особенно усугубляли его страдания:

I. Низость людей, публично оскорблявших его. Как во дни процветания уважение и почитание, оказываемое князьями и вельможами, еще больше прославляло его, так и во дни бедствия его позор усугублялся тем, что его отвергали лакеи и попирали люди не только значительно ниже его по положению в обществе, но и самые презренные представители человечества. Невозможно представить людей более презренных, чем те, которые здесь описаны как оскорблявшие Иова.

1. Они были молоды, младше его (ст. 1) и должны были уважительно относиться к нему из-за его преклонного возраста и положения. Даже дети, играя, смеялись над ним, как дети Вефиля смеялись над пророком: «Иди, плешивый! Иди, плешивый/» Дети быстро учатся высмеивать других, если это делают их родители.

2. Они были низкого происхождения. Их отцы настолько презренны, что такой человек, как Иов, считал бы ниже своего достоинства нанять их выполнять самую грязную работу в доме, такую как ухаживание за овцами и обслуживание пастухов и собак, сторожащих стадо (ст. 1). Они были такими ничтожными, что не годились быть его слугами, такими тупыми, что их не нанимали на работу, и при этом настолько лживыми, что им нельзя было доверить самое незначительное дело. Здесь Иов говорит о том, чего он не сделал бы, а не о том, чего он не делал: он не был расположен помещать сынов человеческих вместе с псами стад своих и знал, что достоинства человеческой природы выше этого.

3. Они и их семьи были бесполезным бременем для земли, ни на что не годным. Даже Иов со всем своим благоразумием и терпением не смог ничего сделать с ними (ст. 2). Юноши были неспособны трудиться из-за лени и совершали порученную им работу очень неуклюже: «И сила рук их к чему мне?» Со старцами было бесполезно советоваться по самым простым вопросам, ибо хотя они были преклонного возраста, но над ними уже прошло время; они были вдвойне детьми.

4. Они были очень бедны (ст. 3) и умирали от голода, потому что не умели копать, а просить милостыню стыдились. Если бы они оказались в отчаянном положении изза провидения Божьего, то их соседи считали бы их подходящим объектом для благотворительности и помогали бы им; но так как они оказались в стесненных обстоятельствах из-за собственной лени и расточительства, то никто не хотел им помочь. Поэтому они были вынуждены бежать в степь, чтобы найти прибежище и пропитание; там их ожидали печальные перемены, ибо из-за нехватки подходящей для них пищи им приходилось щипать зелень возле кустов, и они были этому рады (ст. 4). Посмотрите, до чего голод доводит людей: одна половина мира не знает, как живет другая; тем не менее живущие в изобилии должны иногда думать о тех, кто питается грубой пищей и не ест досыта. Но мы должны признать справедливость Бога и не считать странным, если лень облачает людей ленивых в лохмотья, а праздным душам приходится страдать от голода. Этот скудный мир наполнен нищими сатаны.

5. Эти позорные нечестивые люди были не только бременем, но и наказанием для мест, где они жили, настоящими негодяями и отбросами общества: «Из общества изгоняют их» (ст. 5). Это были воры, люди лживые, затаившиеся и злобные, и поэтому наилучшее служение, которое могли совершить власти, избавить страну от них, пока толпа кричала на них, как на воров: «Истреби от земли такого, ибо ему не должно жить». Они были ленивыми и не хотели работать, поэтому их справедливо провозгласили ворами, ибо кто не зарабатывает хлеб честным трудом, тот фактически крадет его из уст своего народа. Ленивый юноша проблема для общества, но таковых лучше заключать в работный дом, чем, как здесь, прогонять в пустыню, ибо это, безусловно, накажет их, но не изменит. Им приходилось жить в ущельях земли и реветь, как ослам, между кустами (ст. 6,7). Посмотрите, какая участь ожидает тех, на кого кричат соотечественники и против которых вопиет собственная совесть; они вынуждены пребывать в постоянном страхе и недоумении. «Они стонут среди деревьев так понимает это место Бругтон и обжигаются крапивой»', они страдают от укусов и царапин там, где надеялись обрести прибежище и защиту. Посмотрите, какие несчастья навлекают нечестивцы сами на себя в этом мире; но это ничто по сравнению с тем, что их ожидает в ином мире.

8. В них нет ничего хорошего, что вызвало бы одобрение какого-нибудь человека. Это разновидность отвратительных людей, имевших дурную славу, о которых никто не мог сказать доброго слова или пожелать что-то хорошее; это были люди отверженные отребие земли. Никто не думал, что человеческая природа может пасть так низко и так сильно деградировать, как эти люди. Когда мы благодарим Бога за то, что являемся людьми, то должны благодарить за то, что не такие, как они. Такие люди оскорбляли Иова (1) из чувства мести, потому что, процветая и обладая у властью, он, как хороший правитель, приводил в действие законы, направленные против бродяг, жуликов и назойливых попрошаек; и эти подлые люди припомнили ему сейчас это.

(2) Торжествуя над ним, потому что считали, что теперь он стал одним из них (Ис 14:10,11). Презренные люди, имеющие низкий дух, оскорбляют людей, попавших в беду (Пс 34:15).

II. Великие унижения, которые ему пришлось перенести. Невозможно представить, какими они были оскорбительными.

1. Они складывали о нем баллады и, напевая их, веселились со своими друзьями (ст. 9): «Их-то сделался я ныне песнею и пищею разговора их». Очень низкий дух имеют те, которые смеются над бедами своих честных соседей и радуются, видя их скорбь.

2. Они прогоняли его, как отвратительное существо, гнушались и убегали от него (ст. 10), как от отвратительного чудовища или зараженного человека. Те, кого изгоняли из человеческого общества, сами хотели его изгнать.

3. Они выражали величайшее презрение и негодование в его адрес. Они плевали ему в лицо или были готовы сделать это, сбивали с ног, подталкивали (ст. 12), толкали, то ли во гневе, потому что ненавидели его, то ли забавляясь и желая посмеяться над ним, как они поступали со своими напарниками по играм. Наилучшим святым иногда приходится переносить оскорбления и унижения со стороны недоброжелательного, злобного и нечестивого мира, и они не должны удивляться этому; подобным образом оскорбляли нашего Учителя.

4. Они были очень злобно настроены против него и не только смеялись над ним, но и сделали его своей добычей не только оскорбляли, но и замышляли причинить ему реальное зло: «Они направляют гибельные пути свои ко мне», или (как читают некоторые): «Они обвиняют меня в том, что их изгнали». Часто преступники ненавидят судей и законы, согласно которым они наказаны. Поэтому (1) они ложно их обвиняют и представляют их поступки в ложном свете. В ст.13 об этом сказано так: «Они мою стезю испортили». Они говорят о нем как о тиране и притеснителе, потому что он справедливо поступил с ними; и, возможно, друзья Иова основывали свои жестокие порицания в его адрес (Иов 22:6 и далее) на несправедливых и безосновательных протестах этих жалких людей; это говорило об их слабости и неосмотрительности, ибо кто может оставаться невиновным, если прислушиваться к обличениям таких людей?

(2) Они не только радовались его бедствиям, но и выставляли их напоказ и делали все возможное, чтобы умножить его страдания и сделать их более скорбными. Большой грех умножать бедствия другого человека, особенно благочестивого. В этом они не имели помощника; никто не подстрекал их к этому и не одобрял, никто не покровительствовал и не защищал их; они делали это по собственному желанию; в других вопросах они были глупцами, но при этом достаточно мудрыми, чтобы делать зло, и не нуждались в помощи, придумывая методы его осуществления. Некоторые читают это место так: «Они радуются моему горю, хотя сами в таком же положении». Хотя нечестивцы не получают выгоды от бедствий других людей, но радуются им.

5. Людей, причинявших ему зло, было много; они были единодушны и неистовы (ст. 14): «Они пришли ко мне, как сквозь широкий пролом; так вода прорывается через разрушенную дамбу»; или следует понимать так: «Они пришли, как солдаты, прорвавшиеся через широкий пролом, сделанный в стене, окружавшей осажденный город, и набросились на меня с яростью»; они гордились своим поступком и получали от этого удовольствие: «Они с шумом бросились на меня, как человек бросается на мягкую и удобную кровать; набросились со всей своей злобностью».

III. Его презирали из-за постигших его бед (ст. 11): «Так как Он развязал повод мой отнял славу и силу, которой я был препоясан (Иов 12:18), рассеял то, что я приобрел, развязал все мои дела и поразил меня, поэтому они сбросили с себя узду пред лицем моим», то есть говорили и делали все, что хотели, чтобы унизить меня. Кто из-за Провидения лишился славы, тот должен быть готов страдать от презрения со стороны безрассудных и злобных людей. «Так как Он ослабил повод Свой, написано в оригинале, то есть так как Он убрал уздечку, обуздывающую их злобность, они сбросили с себя узду пред лицом моим, то есть не придавали значения моей власти и не благоговели передо мной». Мы не подвергаемся постоянным оскорблениям и унижениям лишь благодаря влиянию Бога на совесть даже нечестивых людей и ограничениям, которые Он возлагает на них; и если когда-либо нам приходится сталкиваться с подобным недоброжелательством, то мы должны признать, что Бог убрал эти ограничения, как это сделал Давид, когда Семей злословил его: «Пусть злословит, ибо Господь повелел ему». Во всем этом мы можем увидеть:

(1) насколько изменчива мирская слава и, в частности овации народа, как внезапно человек может упасть с высоты своего положения в пропасть несмываемого позора. Как же мало оснований есть у людей быть амбиционными или гордиться тем, что так легко потерять! Не стоит уповать на них! Те, которые сегодня восклицают: «Осанна!», завтра могут кричать: «Распни\» Но есть слава, которая исходит от Бога; и если мы храним ее, то увидим, что она не такая изменчивая и непостоянная.

(2) Что часто мудрых и благочестивых людей оскорбляли и попирали.

(3) Что те, которые различают только видимое, презирают тех, к кому мир недоброжелателен, даже если они являются любимцами небес. Самое печальное в бедности то, что она подвергает человека презрению. Turba Remi sequitur Fortunam, ut simper odit damnatos Римский народ, верный поворотам фортуны, все еще преследует павших.

(4) Мы можем увидеть в Иове прообраз Христа, Который подобным образом стал поношением у людей и презрением в народе (Пс 22:6; Ис 53:3), не прятал Свое лицо от позора и плевков, а держался с достоинством, лучше, чем Иов.

Стихи 15-31. Во второй части горькой жалобы Иова, которая привлекает многими печальными деталями, можно обратить внимание, что он на многое жалуется и лишь немногими фактами утешает себя.

1. Вот на что он сильно жалуется.

1. В общем: это был день великих страданий и скорби.

(1) Беды подступили со всех сторон и обрушились на него. Они объяли его (ст. 16): «Дни скорби объяли меня', они схватили меня, как судебный пристав арестовывает должника, хлопает по спине и берет под стражу». Когда беда приходит по повелению, то она крепко держит несчастного и не ослабляет своей хватки. Она изумила его (ст. 27): «Дни скорби объяли меня, то есть пришли без какого-либо предупреждения. Я не ожидал их и не подготовился к такому злому дню». Обратите внимание: Иов исчисляет свое страдание днями, которые скоро подойдут к концу; их число незначительно по сравнению с веками вечности (2Кор 4:17).

(2) Из-за этого он пребывал в великой скорби. Его внутренности кипели от скорби и не переставали (ст. 27). Беды постоянно преследовали его дух и не давали передышки. Он ходил почернелый изо дня в день, постоянно вздыхая и плача; эта мысль не покидала его разум, и поэтому, куда бы он ни пошел, это облако постоянно было над ним, и он не видел солнца (ст. 28). Ничто не доставляло ему утешение. Он предался бесконечной скорби и был похож на Иакова, решившего сойти в могилу с печалью. Он избегал солнца (в некоторых переводах) и предпочитал тенистые места, как обычно поступают люди в горе. Если он шел в собрание, чтобы вместе с другими торжественно поклониться Богу, то, вместо того чтобы спокойно стоять и просить других молиться о нем, он вставал и кричал из-за телесной боли или отчаяния, как человек, наполовину безумный. Если он являлся в публичном месте или наносил визиты в то время, когда у него начинался приступ, то не мог сдержаться и вести себя согласно внешним правилам приличия, а вставал и громко кричал. В этом он был братом шакалам и другом страусам (ст. 29), ибо, как они, предпочитал уединенные места и одиночество (Ис 34:13) и издавал такие же пугающие и мерзкие звуки; его безрассудные жалобы уместно сравнивали с их невнятными звуками.

2. Страх и беспокойство, объявшие его душу, были самым болезненным фактором его бедствий (ст. 15,16).

(1) Если он смотрел вперед все пугало его; если он пытался избавиться от своих страхов они яростно набрасывались на него; если он старался сбежать то они преследовали его душу стремительно и яростно, как ветер. Вначале он жаловался, что ужасы Божии ополчились против него (Иов 6:4);

а теперь, куда бы он ни посмотрел, они набрасывались на него; куда бы он ни бежал, они преследовали его. Душа главная составляющая человека; она его слава; во всех смыслах она намного превосходит тело, и поэтому, если что-то преследует душу, мою душу, и угрожает ей (самому драгоценному, что есть у меня, моей принцессе, на иврите), то это самое страшное.

(2) Если он оглядывался, то видел, что все блага, которым он раньше радовался, покинули его; осталось только горькое воспоминание о них: «Счастье мое и процветание унеслось, как облако, так же внезапно, стремительно и невозвратимо».

(3) Если он всматривался в себя, то видел, что дух угас, и не мог вынести его слабости; он был не только ранен, но и изливался в нем (ст. 16). Он был не только слабым, как вода, но и (по его мнению) растрачен впустую, как пролитая на землю вода (сравните Пс 21:15: «Сердцемое сделалось, как воск»),

3. Его телесные болезни были очень мучительными.

(1) Он страдал от пронизывающей боли, которая проникала до мозга костей (ст. 17). Она была, как меч в костях его, которые ночью ныли в нем, когда он должен был укреплять себя сном. Его нервы подвергались влиянию сильных конвульсий, и жилы его не имели покоя. Из-за боли он не мог отдыхать; сон отошел от его глаз. Его кости обгорели от жара (ст. 30). Он постоянно пребывал в горячке, которая иссушила природную жидкость и поглотила даже мозг в его костях. Посмотрите, насколько хрупки наши тела, которые несут в себе семена болезней и смерти.

(2) Раны покрыли его тело. Страдающие от боли в костях тем не менее могут спать, если цела кожа, но сатана коснулся костей и плоти Иова, ничего не пощадив. Его кожа почернела на нем (ст. 30). Кровь замедляла свое движение, раны гноились и постепенно покрывались струпьями, из-за этого кожа выглядела черной. Даже его одежда изменила свой цвет из-за постоянного истечения из ран; и мягкая одежда, которую он обычно носил, теперь одеревенела до такой степени, что стала похожа на воротничок (ст. 18, англ.пер.). Невозможно описать, в каком состоянии был бедный Иов из-за отсутствия чистой одежды и хорошего ухода, какой грязной была его одежда. Некоторые считают, что помимо других болезней Иов также страдал от гнойного тонзиллита или опухоли в горле и что именно из-за этого он выглядел так, словно был одет в жесткий воротничок. Поэтому его бросили в грязь (ст. 19), сравнивали с грязью (в некоторых переводах);

его тело было больше похоже на груду грязи, чем на тело человека. Пусть никто не гордится своей одеждой или ее чистотой, ибо не может быть уверен, что та или иная болезнь не изменит ее (ст. 18, англ.пер.) и даже бросит в грязь, сделав отвратительной для себя и других. И будет вместо благовония зловоние (Ис 3:24). В лучшем случае мы всего лишь прах и пепел, а наши тела отвратительны; но мы склонны забывать об этом, пока Бог какой-нибудь тяжелой болезнью не заставит нас прочувствовать, какими мы являемся, и признать это. «Я стал, как прах и пепел, в который скоро превращусь; куда бы я ни пошел, я несу с собой свою могилу».

4. Но больше всего Иов страдал из-за того, что Бог, похоже, стал его врагом и сражался против него. Именно Он бросил его в грязь (ст. 19) и, похоже, попирал, когда он там находился. Больше всего его уязвляло то, (1) что Бог не заступился за него. Иов обращался к Нему, но не получил ответа, он взывал к Нему, но не услышал ни слова; он был очень настойчивым в своих призывах, но все напрасно (ст. 20): «Я взываю к тебе усердно, я стою и кричу, как человек, ожидающий ответа, но Ты не внимаешь мне и только смотришь на меня, ибо я ничего не могу понять». Если наши ревностные молитвы не получают быстрого и четкого ответа, то мы не должны считать это странным. Хотя потомки Иакова никогда не искали напрасно, но им часто казалось, что Бог не только глух к молитвам Своего народа, но и гневается на них (Пс 79:5).

(2) Что Бог выступил против него. Слова, которые он в данных стихах говорит о Боге, являются одними из самым плохих, когда-либо сказанных Иовом (ст. 21): «Ты сделался жестоким ко мне». Не может быть, чтобы Бог милости и благодати стал жестоким к кому-либо (Его сострадание не иссякает), особенно чтобы Он был жестоким по отношению к Своим детям. Иов был несправедливым и неблагодарным, когда сказал о Нем такие слова; и плохие мысли о Боге были грехом, который в то время легко овладевал им. [1] Он думал, что Бог сражается против него и возбудил всю Свою силу, чтобы погубить: «Ты крепкою рукою враждуешь против меня или стал моим противником». Он лучше думал о Боге (Иов 23:6), когда решил, что Тот не стал бы в полном могуществе состязаться с ним. Бог обладает абсолютной властью и несокрушимой силой, но никогда не использует ни то ни другое, чтобы растоптать или угнетать кого-либо. [2] Он думал, что Бог нападает на него (ст. 22): «Ты поднял меня и заставил носиться по ветру, как перышко или шелуху, с которой он играет»; Иов считал себя неравным соперником для Всевышнего, неспособным помочь себе, когда был вынужден нестись, но не с ликованием, а в ужасе, на крыльях ветра; и суды Божьи рассеяли его сущность (в англ.пер.), как ветер рассеивает и разгоняет облака. Сущность человека даже в его наилучшем состоянии ничто перед силой Бога; она быстро рассеивает ее.

5. Он был готов к тому, что теперь Бог через эти беды скоро погубит его: «Если мне придется носиться по ветру, то я должен быть готов к тому, что скоро поломаю шею». Он говорит так, словно у Бога в отношении его нет других планов, судя по тому, как Он обращается с ним: «Язнаю, что Ты, наполнив ужасом, приведешь меня к смерти, хотя меня можно было отправить туда без всей этой суеты, ибо это дом собрания всех живущих» (ст. 23). Могила это дом: узкий, темный, холодный и не меблированный, но это место нашего пребывания, где мы будем покоиться в безопасности. Это наш дом, и мы будем пребывать в нем долго; это лоно нашей матери, и оттуда нас будут собирать к нашим отцам. Этот дом определил для нас Тот, Кто определил пределы нашего обитания. Он определен для всех живущих. Эта обитель вмещает всех: богатых и бедных; это место назначено для общей встречи. Все мы скоро попадем туда. Бог приведет нас, ибо ключи от смерти и могилы находятся в Его руке, и все мы должны знать, что рано или поздно Он отведет нас туда. Всем нам было бы полезно задуматься об этом. Живые знают, что умрут, поэтому каждый должен подумать о себе.

6. Две вещи усугубляют его бедственное положение и делают его невыносимым:

(1) он был сильно разочарован, что не оправдались его ожидания. «Когда я чаял добра надеялся иметь больше благ или, по крайне мере, иметь длительное время то, что я имел, пришло зло» (ст. 26). Мы видим, что мирские радости являются зыбкими и что глупо поступает тот, кто питает себя большими надеждами. Кто надеется иметь свет от искр, производимых утешениями от творений, тот глубоко разочаруется и будет стелить постель свою во тьме.

(2) Тот факт, что его положение сильно изменилось (ст. 31): «Цитру свою отложил я в сторону и повесил на иве, ибо она сделалась унылою, и свирель моя голосом плачевным». Во дни процветания Иов брал тимпан и цитры и веселился при звуках свирели (Иов 21:12). Несмотря на его серьезность и положение, он находил время повеселиться; но теперь его мелодия изменилась. Поэтому пусть радующиеся будут как не радующиеся, ибо не знают, как скоро их смех обратится в плач, и радость — в печаль. Мы увидели, как много жалоб изливает Иов, но:

II. При этом он находит, чем можно утешить себя, хотя этих поводов немного.

1. Он предвидит с утешением, что смерть положит конец всем его страданиям (ст. 24): «Хотя сейчас Бог восстал против меня, но Он не прострет руки Своей на дом костей». Рука гнева Божьего приведет его к смерти, но не последует за ним дальше; его душа будет счастлива и защищена в мире духов, а тело в прахе пребудет в безопасности и покое. Хотя люди будут кричать при своем разрушении (умирая, они будут кричать в агонии, вздыхать, стонать и жаловаться), но в могиле не будут ничего чувствовать и бояться, ибо там тихо. «Хотя в аду, который назван разрушением, они кричат, но не в могиле; и, избавившись от второй смерти, первая на самом деле будет для меня облегчением». Поэтому Иов хотел быть сокрытым в преисподней (Иов 14:13).

2. Он с утешением вспоминает, что во дни своего процветания всегда заботился о людях, попавших в беду (ст. 25): «Не плакал ли я о том, кто был в горе!» Некоторые думают, что здесь он жалуется на Бога, считая, что Тот поступил несправедливо, не оказав милости тому, кто был милостив к другим. Но я рассматриваю эти слова как размышление Иова, успокаивающее его самого: совесть свидетельствовала в его пользу о том, что он всегда сочувствовал людям в беде и делал все возможное, чтобы помочь им, поэтому у него были основания надеяться, что, по крайне мере, Бог и друзья будут сочувствовать ему. Кто скорбит со скорбящими, тому будет легче нести собственные скорби, когда придет их очередь испить из горькой чаши. «Не горела ли душа моя о бедных!» читают некоторые, сравнивая этот стих со словами св. Павла (2Кор 11:29): «Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся?» Люди немилосердные и жестокие к другим должны быть готовы услышать об этом от своей совести, когда они окажутся в беде, а тем, кто заботился о бедных и помогал им, это припомнится и сделает их постель в болезни мягкой (Пс 40:2,4).



ТВОЯ ЛЕПТА В СЛУЖЕНИИ

Получили пользу? Поделись ссылкой!



Напоминаем, что номер стиха – это ссылка на сравнение переводов!


© 2016, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.