Библия тека

Собрание переводов Библии, толкований, комментариев, словарей.

Иов 38 MGC

Иов | глава 38

Толкование Мэтью Генри


Во многих спорах сражаются за то, чье слово будет последним. Но в данной дискуссии друзья покорно согласились предоставить его Иову, а тот передал Елиую. Но после пререканий и наставлений слово было передано судье. И в данном случае слово предоставили Богу; так будет при всяком споре, ибо суд человеческий исходит от Него, и в зависимости от вынесенного Им окончательного приговора человек сможет устоять или падет, а его дело будет выиграно или проиграно. Иов часто взывал к Богу и дерзко говорил, как он будет защищать свое дело перед Ним, как он смело приблизится к Нему. Но когда Бог воссел на престоле, Иову нечего было сказать в свою защиту, и он молчал. Непросто сражаться с Вседержителем, как считают некоторые. Друзья Иова тоже иногда взывали к Богу: «О, если бы Бог возглаголал!» (Иов 11:7). Теперь, наконец, Бог заговорил, когда Иов, благодаря четким и убедительным увещеваниям Елиуя, смирившись, немного смягчился и успокоился и таким образом приготовился услышать, что Бог желает сказать. Задача служителей готовить путь Господу. В этом разговоре великий Бог стремится смирить Иова и привести к покаянию, заставить его отречься от страстных и неподобающих выражений в адрес Божьего провидения, коснувшегося его. Он сделал это, призвав Иова сравнить вечность Бога и предоставленное ему время, всеведение Бога и его собственное невежество, всемогущество Бога и его бессилие. I. Елиуй начинает с пробуждающего призыва и требования (ст. 2,3). II. Он продолжает речь и приводит различные примеры и доказательства полной неспособности Иова бороться с Богом из-за своего невежества и слабости, ибо он ничего не знал (1) об образовании земли (ст. 4-7).

(2) Как были поставлены пределы морю (ст. 8-11).

(3) Откуда берется утренний свет (ст. 12-1 5).

(4) О глубинах моря и земли (ст. 16-21).

(5) Об источниках в облаках (ст. 22-27) и о тайных планах, которые руководят ими.

(6) Он не мог произвести дождь, мороз или молнию (ст. 2830, 34, 35, 37, 38), не мог повелевать звездам и направлять их влияние (ст. 31-33), не мог воздействовать на собственную душу. И наконец, он не мог заботиться о львах и воронах (ст. 39-41). Если эти обычные явления поставили Иова в тупик, то как он осмеливался делать вид, что может вникнуть в советы Божьего руководства и судить о них? В данной ситуации (как обращает внимание епископ Патрик) Бог приводит аргумент Елиуя (который подошел ближе других к истине), подробно излагая его неповторимыми словами, превосходя величественностью стиля убеждения его и других людей так же, как шепот превосходит раскаты грома.

Стихи 1-3. Давайте в данных стихах обратим внимание:

(1) Кто говорит. Говорит Господь, Иегова (а не сотворенный ангел), вечное Слово, вторая Личность благословенной Троицы, ибо через Него были сотворены миры, и это не кто иной, как Сын Божий. В то время говорил Тот же, Кто позднее говорил на горе Синай. Здесь Он начинает Свою речь с сотворения мира, а там с выкупа Израиля из Египта; и из обоих примеров делает вывод о необходимости подчиниться Ему. Елиуй сказал: «Бог говорит однажды, но люди не воспринимают» (Иов 33:14, англ.пер.);

но это они обязаны воспринять, ибо притом мы имеем вернейшее пророческое слово (2Пет 1:19).

(2) Когда Он говорил. Тогда (в англ.пер.), когда все высказались, но никто не достиг поставленной цели; тогда настало время вмешаться Богу, Чей суд совершается по истине. Когда мы не знаем, кто прав, и, возможно, сами сомневаемся в собственной правоте, нас должна удовлетворить следующая мысль: Бог скоро разрешит этот вопрос в долине суда (Иоил 3:14). Иов заставил молчать своих трех друзей, но так и не смог их убедить в собственной непорочности. Елиуй заставил Иова умолкнуть, но не смог склонить его признаться в том, что он был неправ в этом споре. Но теперь выступает Бог, и Он не только обличает Иова в том, что тот говорил необдуманно, но и склоняет его воскликнуть: «Ресса Я был неправ»; а смирив, воздает ему почести, обличив его трех друзей в том, что они обидели его. Так же рано или поздно Бог поступит со Своим народом: Он покажет им их ошибки, чтобы они устыдились, а затем покажет другим их праведность и выведет ее, как свет, чтобы они стыдились своих несправедливых обвинений.

(3) Как Он говорил.Из бури, клубящегося и затягивающего облака, на которое обратил внимание Елиуй (Иов 37:1,2,9). Буря предшествовала видению Иезекииля (Иез 1:4) и Илии (3Цар 19:11). Писание говорит, что шествие Господа в буре и в вихре (Наум 1:3);

и чтобы показать, что даже бурный ветер повинуется Его слову, здесь он стал средством Его передвижения. Это показывает, какой могущественный голос имеет Бог, раз он не затерялся, а был хорошо слышен в шуме бури. Тем самым Бог хотел изумить Иова и привлечь его внимание. Иногда Бог отвечает Своему народу ужасными наказаниями, словно из бури, но Он всегда праведен.

(4) К кому Он обращается: Он отвечал Иову, обратился к нему со Своей речью, чтобы убедить его в ошибке, прежде чем оправдать от несправедливой клеветы в его адрес. Только Бог может действенно обличить во грехе, ибо те, кого Он собирается возвеличить, вначале должны смириться. Кто желает услышать Бога, как Иов, тот, безусловно, услышит Его издалека.

(5) Что Он сказал. Мы можем предположить, что Елиуй или кто-то другой из присутствующих записали слова, исходящие из бури, ибо в Книге Откровение (Отк.Ю:4) мы читаем, что при звуке раскатов грома Иоанн готовился писать. Или, если слова не были записаны в то время, их записал автор данной книги, вдохновленный Святым Духом; мы уверены, что данный текст правдиво и точно передает, что было сказано. Христос говорит: «Дух Святый... напомнит вам все, что Я говорил вам», как в данном случае. Предисловие заслуживает тщательного исследования. [1] Бог обвиняет его в невежестве и самонадеянности, которые проявились в его словах (ст. 2): «Кто сей, говорящий эти слова? Неужели это Иов? Неужели это человек слабое, глупое и презренное творение? И он еще осмеливается предписывать Мне, что делать, и осуждать Меня за то, что Я сделал? Неужели это Иов, мой раб Иов, совершенный и непорочный человек? Неужели он настолько забылся и поступает несвойственно ему? Где и кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла? Пусть покажет свое лицо, если осмелится, и подтвердит свои слова». Отметьте: когда мы омрачаем планы Божьей мудрости своим безрассудством, то в высшей степени оскорбляем Его и вызываем недовольство. Относительно планов Бога мы должны признать собственное невежество. Они слишком глубоки, и мы не можем постичь их; мы выходим из своей среды и не соответствуем цели своего сотворения, если делаем вид, что понимаем их. Тем не менее мы любим говорить о них дерзко и изящно, словно понимаем их. Но, увы, мы лишь омрачаем, вместо того чтобы пояснять их. Мы смущаем и сбиваем с толку себя и других, когда обсуждаем повеления, планы, основания и методы Бога, действия Его провидения и благодати. Смиренная вера и искреннее послушание вникнут в тайны Господа дальше и лучше, чем все философии и так называемые научные исследования. Эти первые слова, произнесенные Богом, заслуживают особого внимания, потому что Иов в своем покаянии ссылается на них, ибо они смирили его и заставили молчать (Иов 42:3). Он повторяет их, словно это стрела, навсегда пронзившая его: «Я глупец, омрачавший советы Бога». Некоторые предполагают, что эти слова Бог адресовал Елиую, ибо он говорил последним и произносил слова, когда началась буря. Но Иов воспринял эти слова в свой адрес, как и следует поступать нам, когда приводятся справедливые обличения, а не (как поступает большинство) перекладывать их на других людей. [2] Он призывает Иова привести весомые доказательства его познаний, которые могли бы оправдать его суждения по поводу божественных советов (ст. 3): «Препояшь ныне чресла твои, как муж; приготовься к встрече; Я буду спрашивать тебя, задавать вопросы, а ты объясняй Мне, если сможешь, прежде чем Я отвечу тебе». Кто собирается требовать отчета у Бога, тот должен быть готов к тому, что его самого будут спрашивать и призывать к ответу, дабы он осознал собственное невежество и самонадеянность. Здесь Бог напоминает Иову, что тот говорил раньше (Иов 13:22): «Тогда зови, и я буду отвечать»; «А теперь исполни свое обещание».

Стихи 4-11. Чтобы смирить Иова, Бог в данных стихах показывает ему его невежество в вопросах, касающихся земли и моря. Хотя они ему хорошо знакомы и занимают большое пространство, но он не мог объяснить их происхождение; тем более происхождение небес, раскинувшихся над ним, или преисподней, находящейся под ним, которые расположены на большом расстоянии; тем более происхождение различных материй, состоящих из мельчайших частиц, которые созданы божественными советами.

I. Что касается образования земли. «Если он имеет такое могучее видение, как он воображает, и может вникать в планы Бога, то пусть опишет, как была образована земля, по которой он ходит, отданная сынам человеческим».

1. Пусть скажет, где он был, когда создавался этот нижний мир, и просили ли у него совета или помощи при совершении этого чудесного дела (ст. 4): «Где был ты, когда Я полагал основания земли? Твои притязания слишком высоки; разве можешь ты претендовать на это? Присутствовал ли ты при сотворении мира?» Здесь обратите внимание:

(1) на величие и славу Бога: «Я полагал основания земли». Это доказывает, что Он единственный живой и истинный Бог, Бог силы (Ис 40:21; Иер 10:11,12), и Он ободряет нас уповать на Него во все времена (Ис 51:13,16).

(2) На ничтожность и презренное положение человека: «Где был ты? Ты, считающий себя выдающейся личностью среди детей Востока, выдающий себя за пророка и судью божественных планов, где был ты, когда полагались основания земли?» В то время нас еще не было, и поэтому мы не можем утверждать, что каким-то образом приложили свою руку к сотворению мира (что могло бы дать нам право на владычество в нем), или были свидетелями, что дало бы нам право говорить: мы разбираемся в этом. Так не мог сказать первый человек, тем более мы. Слава Христа в том, что Он присутствовал при сотворении мира (Прит 8:22 и далее; Иоан 1:1,2);

но мы — вчерашние и ничего не знаем. Так давайте не будем искать ошибок в делах Бога и предписывать Ему, что делать. Он не советовался с нами при сотворении мира, но тем не менее мир хорошо создан; так почему мы ожидаем, что Бог должен получить наши указания для управления им?

2. Пусть опишет, как был сотворен этот мир, и детально изложит, каким образом было сформировано и возведено это величественное строение: «Скажи, если знаешь так же много, как воображаешь, как продвигалось это дело». Кто считает, что разбирается лучше других, тот должен доказать это. Покажи Мне твою веру через дела, и твое знание через слова. Пусть Иов возвестит, если сможет:

(1) как мир был создан таким прекрасным с необъяснимой точностью, восхитительной симметрией и пропорцией во всех его частях (ст. 5): «Встань и скажи, кто положил меру ему и кто протягивал по нему вервь». Был ли ты тем архитектором, который создал модель, а затем, согласно правилу, отложил размеры? Огромная масса земли сформирована так правильно, словно ее создавали с помощью отвеса и верви; но кто может описать, как получилась такая фигура? Кто может определить длину ее окружности и диаметр, все линии, которые нарисованы на земном шаре? И до нынешнего дня спорят, стоит ли земля неподвижно или вращается; так разве можем мы определить, каким образом она была сотворена вначале?

(2) Как получилось, что он так основательно утвержден. Хотя земля подвешена ни на чем, но она утверждена, и ничто не может поколебать ее. Но кто может сказать, на чем утверждены основания ее и почему она не падает под тяжестью собственного веса, кто положил краеугольный камень ее, чтобы различные ее части не распадались? (ст. 6). Все, что делает Бог, пребывает вовек (Еккл 3:14);

поэтому мы не только не сможем найти ошибку в делах Бога, но и нам не следует беспокоиться о них. Дела Божьего провидения и дела сотворения пребудут вовек и будут соответствовать цели своего сотворения; Его средства никогда не будут сокрушены. Дела искупления утверждены не менее основательно, ибо сам Христос является основанием и краеугольным камнем. Церковь стоит так же крепко, как и земля.

3. Пусть повторит, если сможет, песни хвалы, которые пелись во время этого торжественного события (ст. 7) при общем ликовании утренних звезд благословенных ангелов (первородных от Отца светов), которые утром засияли так же ярко, как утренние звезды, появившиеся непосредственно перед светом, которому Бог повелел воссиять из тьмы на семена этого нижнего мира на землю, которая была безвидна и пуста. Там были сыны Божии, которые восклицали от радости, увидев, что заложены основания земли, хотя это делалось не для них, а для сынов человеческих; и хотя это умножало их труд и служение, но они знали, что вечная Премудрость и Слово, которым они поклонялись (Евр 1:6), веселятся на земном кругу и радость их с сынами человеческими (Прит 8:31). Ангелы названы сынами Божьими, потому что они очень похожи на Него, пребывали с Ним в небесной обители и служили Ему, как сын служит отцу. Здесь обратите внимание:

(1) все разумные твари должны прославлять Бога, как Творца мира, с радостью и ликованием, ибо они сотворены и обеспечены всем необходимым, чтобы собирать Ему хвалу от нижних тварей, которые славят Его лишь как объекты, демонстрирующие Его мастерство.

(2) Служение ангелов прославлять Бога. Чем больше мы пребываем в святой, смиренной, благодарной и радостной хвале, тем больше исполняем волю Божью, как делают это ангелы; но пока мы бесплодны и несовершенны в прославлении Бога, можно с утешением думать, что они делают это намного лучше.

(3) Они были единодушны в воспевании хвалы Богу; они пели вместе и созвучно, и в их пении не было дисгармонии. Самая приятная музыка это прославление Бога.

(4) Они все участвовали в прославлении даже те, которые позже пали и оставили свое первое состояние. Даже те, которые славили Бога, могут из-за обманчивой силы греха начать хулить Его; но Бога будут вечно славить.

II. Что касается ограничения моря предназначенным для него местом (ст. 8 и далее). Здесь речь идет о делах, совершенных в третий день, когда Бог сказал: «Да соберется вода, которая под небом, в одно место. И стало так» (Быт 1:9).

1. Из великой бездны или хаоса, в котором находились в перемешанном состоянии земля и вода, повинуясь божественному повелению, море исторглось и вышло как бы из чрева (ст. 8). Тогда вода, которая покрывала бездну и стояла выше гор, стремительно удалилась. От прещения Божьего бегут они (Пс 103:6,7).

2. Этого только что родившегося ребенка одели и запеленали (ст. 9). Облако стало ему одеждою, которая прикрыла его, а мгла (то есть из-за большой удаленности берега ничего не знали друг о друге) стала пеленами его. Посмотрите, с какой легкостью великий Бог управляет разбушевавшимся морем; несмотря на силу приливов и волн, Он управляет морем как кормилица, которая пеленает ребенка. Не сказано, что Он сделал его пеленами скалы и горы, а облака и мглу то, о чем мы мало осведомлены и считаем вряд ли подходящими для таких целей.

3. Этого младенца также обеспечили колыбелью: «Я утвердил ему мое определение» (ст. 10). В земле были сделаны достаточно глубокие долины, которые могли вместить его, и они стали ему местом для сна. И если иногда его беспокоили ветры (как говорит епископ Патрик), то они всего лишь качали колыбель, чтобы младенец засыпал быстрее. То же самое можно сказать в адрес каждого из нас: каждому определено место, ибо Тот, Кто назначил предопределенные времена, определил и пределы нашему обитанию.

4. Этот малыш стал опасным и непокорным из-за греха человека, ставшего источником беспокойства и опасности в этом нижнем мире, поэтому ему поставили пределы обитания: запоры и ворота (ст. 10). И чтобы обуздать его дерзость, ему было сказано: «Доселе дойдешь и не перейдешь». Море принадлежит Богу, ибо Он его сотворил и обуздал; Он говорит ему: «Здесь предел надменным волнам твоим» (ст. 11). Это можно рассматривать как проявление власти Бога над морем. Хотя оно занимает огромный объем и иногда его движения слишком неистовы, но Бог смог обуздать его. Волны не поднимаются выше и приливы не катятся дальше, чем Бог позволяет; этот факт упоминается как основание, почему мы должны благоговеть перед Богом (Иер 5:22) и ободрять себя в Нем: ибо Тот, Кто остановил шум моря и шум волн, может, если Ему угодно, усмирить и мятеж народов (Пс 64:8). Это действие также следует рассматривать как проявление Божьей милости для всего человечества и пример Его терпимости в отношении этой провоцирующей благодати. Хотя Он может легко вновь покрыть землю водами моря (как мне кажется, приливы дважды в день угрожают нам и показывают, что море может сделать и что оно сделало бы, если бы Бог позволил ему), но Бог обуздывает их, не желая, чтобы кто-либо погиб, сберегая огню нынешний мир (2Пет 3:7).

Стихи 12-24. В данных стихах Господь продолжает задавать Иову много удивительных вопросов, чтобы убедить его в собственном невежестве и пристыдить за безрассудство, когда он решил указывать Богу. Если мы попытаемся испытать себя подобными вопросами, то очень скоро нам придется признать, что наши знания ничто по сравнению с тем, чего мы не знаем. Бог призывает Иова ответить на шесть вопросов:

I. Как зарождается утро и заря (ст. 12-15). Мы абсолютно уверены в существовании данного явления, но при этом затрудняемся описать его, ибо сомневаемся в определении, что же это такое, помимо света. Мы приветствуем утро и радуемся заре, но (1) в наше время никто не повелевает ими, ибо все продолжается так, как было учреждено до нашего рождения; а следовательно, мы не принимали участия в их сотворении, и они не предназначены именно для нас. Мы принимаем их такими, как они есть и какими принимали их многие поколения до нас. Заря знала свое место до того, как мы узнали свое, иболш вчерашние.

(2) В самом начале ни мы, ни кто-либо другой не повелевал утру: не определял место, где ему зарождаться, где сиять во всю силу, или время, когда это должно произойти. Не мы придумали постоянную смену дня и ночи, которая демонстрирует славу Бога и Его умение, а не наше (Пс 18:2,3).

(3) Не в наших силах изменить этот ход природы: «Давал ли ты когда в жизни своей приказание утру? Приходилось ли тебе когда-нибудь ради своих целей поднимать утренний свет раньше назначенного времени, когда ты ожидал утра; указывал ли ты заре место ее для собственного удобства, помимо того, что было указано? Нет, никогда. Так почему ты претендуешь на право указывать божественным планам или ожидать, что действия Провидения изменятся по твоему желанию?» Мы можем с таким же успехом нарушить завет дня и ночи, как и любую другую часть завета Бога с Его народом, и в частности эту: «Я накажу его жезлом мужей».

(4) Именно Бог повелел заре посещать землю и распространять утренние лучи по воздуху, который принимает их с такой же готовностью, что глина печать (ст. 14): немедленно принимая производимый эффект, так что в результате все вокруг покрывается ее светом; так печать оставляет свое изображение на воске. Земля становится как разноцветная одежда, словно ее одели. Каждое утро земля меняет свой облик и одевается так же, как мы; она одевается в свет, как в одежду, и тогда ее можно увидеть.

(5) Она становится ужасом для злодеев. Для человечества нет ничего более приятного, чем утренний свет; он приятен для глаз, полезен для жизни и работы; его милость простирается на всю землю, ибо охватывает края земли (ст. 13);

и в наших гимнах свету мы должны благодарить Бога за пользу, которую он оказывает земле. Но в данных стихах Бог обращает внимание, насколько этот свет нежеланен для злодеев, которые ненавидят его. Господь делает свет служителем Своей справедливости и милости. Он предназначен для того, чтобы стряхнуть с земли нечестивых, и именно поэтому он охватывает края земли, как мы берем одежду за края, чтобы вытряхнуть из нее пыль и моль. Иов обращал внимание, какой ужас утренний свет вызывает у преступников, потому что он раскрывает их (Иов 24:13 и далее);

и в данных стихах Бог поддерживает его наблюдения и спрашивает: разве мир не в долгу перед Ним за эту милость? Нет, великий Судья мира посылает лучи утреннего света как Своих посланников не только чтобы обнаружить преступников, а их планы разрушить и опозорить, но и наказать их по заслугам (ст. 15): чтобы отнялся у нечестивых свет (то есть чтобы они лишились своего утешения, уверенности, свободы и жизни), чтобы дерзкая рука их, которую они подняли против Бога и человека, сокрушилась, а они сами лишились возможности причинять зло. Я не могу сказать, должны ли эти слова в адрес утреннего света выступать в качестве прообраза света Евангелия Христова, но я думаю, что они должны напомнить нам восхваление Евангелия из уст Захарии, когда взошла его утренняя звезда (Лук 1:78): «По благоутробному милосердию Бога нашего, которым посетил нас Восток свыше, просветить сидящих во тьме, чьи сердца изменились, как глина под печатью» (2Кор 4:6), и восхваление девы Марии (Лук 1:51), показывающее, что Бог в Своем Евангелии явил силу мышцы Своей, рассеял надменных и низложил сильных тем светом, с помощью которого Он намеревался стряхнуть нечестивых и зло с земли и сокрушить его надменную руку.

II. Что представляют из себя глубины моря (ст. 16): «Нисходил ли ты во глубину моря и входил ли в исследование бездны1 Знаешь ли ты, что находится на дне моря и какие богатства сокрыты в песке? Можешь ли ты объяснить, откуда взялась вода в море и почему она поднимается? Поверхность моря постоянно выделяет испарения, которые восходят в воздух. Так знаешь ли ты, за счет чего количество воды постоянно пополняется? Реки постоянно вливаются в море. А заешь ли, почему они постоянно изливаются, но не затопляют землю? Знаешь ли ты тайные подземные проходы, по которым вода циркулирует?» Писание говорит, что путь Бога при управлении этим миром в море и в водах великих (Пс 76:20), подразумевая, что он сокрыт от нас и нам не следует пытаться вникнуть в него.

III. Что представляют из себя врата смерти: «Отворялись ли для тебя врата смерти.?» (ст. 16). Смерть это великая тайна.

1. Мы не знаем заранее, когда, как и каким образом нас или других людей постигнет смерть, какой дорогой мы пойдем по пути, откуда нет возврата, какой будет болезнь или бедствие, которое послужит дверью, впускающей нас в дом, определенный для всех живых. Человек не знает своего времени.

2. Мы не можем описать, что такое смерть, каким образом развязывается узел, соединявший душу и тело, или как дух сынов человеческих восходит вверх (Еккл 3:21);

мы не знаем, что он из себя представляет и как он живет, как выражается г-н Норрис. С каким поразительным любопытством (говорит он) душа выходит в огромный океан вечности и покоряется неиспытанной бездне! Так давайте позаботимся, чтобы иметь уверенность в том, что врата небесные откроются перед нами по другую сторону смерти, и тогда нам не придется опасаться открытых врат смерти, ибо по этому пути нам придется пройти лишь однажды.

3. У нас нет никакого общения с отделенными душами, и мы не знаем, в каком состоянии они там пребывают. Они переносятся в неизвестную и нераскрытую область; мы не можем ни услышать их, ни обратиться к ним. Пока мы находимся здесь, в мире чувств, то говорим о мире духов так, как слепые говорят о красках, и когда перенесемся туда, то изумимся, увидев, как сильно ошибались в своих представлениях.

IV. Какова широта земли (ст. 18): «Обозрел ли ты ее?» Может показаться, что осведомленность в данном вопросе наиболее доступна Иову, тем не менее Бог призывает его возвестить об этом, если он может. Мы живем на земле; Бог дал ее сынам человеческим. Но кто смог обозреть ее или подсчитать количество ее акров? Земля лишь часть Вселенной, но какой бы маленькой она ни казалась, мы не можем точно подсчитать ее размеры. Ни Иову, ни другим людям, жившим до него, не приходилось совершать кругосветное путешествие. Подобным образом люди слабо представляли себе широту земли за несколько веков до открытия Америки, которая в то время была сокрыта. Божественные совершенства длиннее земли и шире моря, поэтому мы поступаем самонадеянно, если, не обозрев широту земли, пытаемся проникнуть в глубину Божьих планов. V. Где находится жилище света и место тьмы, и где путь к ним. О заре Он говорил раньше (ст. 12), а теперь вновь возвращается к этой теме (ст. 19): «Где путь к жилищу света?» И вновь (ст. 24): «По какому пути разливается свет!» Бог призывает Иова описать, (1) как вначале были сотворены свет и тьма. Когда Бог в начале сотворения простер тьму над бездной и позже Своим могущественным словом повелел свету воссиять из тьмы: «Да будет свет», то был ли Иов свидетелем, когда это повеление вышло и как оно исполнилось? Может ли он сказать, где находятся источники света и тьмы, и где эти могущественные владыки содержат свои дворы, пока в этом мире они правят попеременно? Хотя мы с нетерпением ожидаем утреннего света или вечерней тени, но при этом не знаем, куда за ними послать или куда пойти, чтобы найти их, равно как не можем сказать, где стези к дому их (ст. 20). Мы еще не родились и число наших дней не столь велико, чтобы мы могли описать рождение первого видимого творения (ст. 21). Так стоит ли нам рассуждать о Божьих советах, которые были от вечности, или искать стези к их дому, чтобы умолять об их изменении? Бог прославляется тем, что творит свет и тьму; и если нам следует воспринимать их такими, как они есть и как к нам приходят, и мы не противимся им, а извлекаем из них лучшее, то подобным образом мы должны приспособиться к миру и злу, которые Бог также создал (Ис 45:7).

(2) Как они продолжают сменять друг друга. Именно Бог утро и вечер возбуждает к славе Своей (Пс 64:9), ибо утренний свет и тьма ночная исполняют Его повеление, а не наше. Мы не можем сказать, откуда они пришли и куда идут (ст. 24): по какому пути разливается свет утром, когда в одно мгновение он выстреливает и появляется во всех частях неба выше горизонта, словно утренний свет летит на крыльях восточного ветра настолько стремительно и сильно, что переносит и рассеивает ночную тьму, как восточный ветер рассеивает облака? Поэтому мы читаем о крыльях зари (Пс 138:9), с помощью которых свет передается на края моря и разносится, как восточный ветер по земле. Каждое утро с возвращением света и каждый вечер с приходом темноты с нами происходят чудесные перемены; но мы ожидаем их, поэтому они не удивляют нас и не причиняют неудобств. И если бы мы подобным образом воспринимали изменения в наших внешних условиях, то во время яркого полдня не ожидали бы, что он будет длиться вечно, и в самую темную полночь не теряли бы надежду, что настанет утро. Бог противопоставляет одно другому, день ночи; так же должны поступать и мы (Еккл 7:14). VI. О хранилищах снега и града (ст. 22,23): «Входил ли ты в эти хранилища и осматривал ли их?» Снег и град собираются в облаках, а затем оттуда исходят в огромном количестве, и кажется, что там они хранятся в сокровищницах, хотя на самом деле образуются extempore — внезапно, если можно так сказать, и pro re nata — по обстоятельствам. Иногда они появляются настолько своевременно, чтобы содействовать целям Провидения, когда Бог сражается, заступаясь за Свой народ и выступая против Своих и его врагов, что кто-то мог бы подумать, что там они хранятся, как склад боеприпасов, оружия и продуктов, на время бедствия, на день битвы и войны, когда Бог будет либо бороться с миром в общем (как во время потопа, когда отворились окна небесные и вода излилась из этих хранилищ, чтобы потопить нечестивый мир, развязавший войну против небес), либо с отдельными личностями или партиями, как это было в то время, когда Бог достал из этих хранилищ град, с помощью которого сражался против хананеян (Нав 10:11). Посмотрите, как глупо сражаться против Бога, Который весьма основательно подготовлен для битвы и войны, и насколько выгодно нам заключить с Ним мир, чтобы пребывать в Его любви. Бог, если Ему угодно, может так же эффективно сражаться снегом и градом, как громом и молнией или мечом ангела!

Стихи 25-41. До сих пор Бог задавал Иову вопросы, которые должны были убедить его в собственном невежестве и недальновидности. А теперь он желает таким же образом показать ему его слабость и беспомощность. Как из-за собственного невежества ему не следует обвинять божественные планы, так из-за собственного бессилия ему не следует противиться действиям Провидения. Пусть задумается, какие великие дела совершает Бог, и попробует, сможет ли он сделать то же самое и считает ли себя равным соперником для Бога.

I. Бог имеет в Своем распоряжении гром и молнию, дождь и мороз, а Иов ничего не имеет, поэтому пусть не осмеливается сравнивать себя с Богом или соперничать с Ним. Нет ничего более непостоянного, чем погода, и не в нашей власти предписывать ей; погода будет такой, какую желает Бог, а не какую желаем мы, если только (как и должно быть) не желаем того, что желает Бог. В этом вопросе обратите внимание:

1. Как велик Бог.

(1) Он обладает неограниченным владычеством над водами, определяет им курс даже в том случае, когда кажется, что они разливаются и выходят за пределы (ст. 25). Он проводит потоки для излияния воды, указывает дождю, где пролиться, даже если потоки особенно сильные, с такой уверенностью, словно они передаются по каналам или трубопроводу. Писание говорит, что подобным образом сердца царей находятся в Божьей руке; и так же, как дожди (реки Бога), Он поворачивает их, как Ему хочется. Каждая капля идет туда, куда ей велено. Бог поклялся, что воды Ноя не придут более на землю; и мы видим, что Он исполняет обещанное, ибо хранит дождь в протоках.

(2) Он владычествует над молнией и громом, которые возникают не случайно, а когда Он велит. Они здесь упомянуты, потому что Он творит молнии при дожде (Пс 134:7). Пусть боящиеся Бога, Который не желает им зла, не боятся грома и молнии, ибо те не являются слепыми пулями, а попадают туда, куда велит Бог.

(3) Направляя ход дождя, Бог не пренебрегает пустыней и степью (ст. 26,27), где нет человека. [1] Где нет человека, который занимался бы земледелием. Божье провидение заботится не только о человеческой производительности. Если бы Бог не был более милостивым к нижним тварям, чем человек, то им пришлось бы несладко. Бог может сделать землю плодородной без нашего умения и усилий (Быт 2:5,6). Когда не было человека для возделывания земли, то пар поднимался и орошал ее. Но мы не можем сделать ее плодородной без Бога; именно Он дает богатый урожай. [2] Где нет человека, который бы заботился и получал пользу от производимых плодов. Хотя Бог с особой любовью посещает и оказывает внимание человеку, тем не менее Он не пренебрегает и нижними творениями, а возбуждает травные зародыши к возрастанию также для пользы человеку. Даже дикие ослы смогут утолить жажду (Пс 103:11). Бог имеет достаточно для всех и чудесным образом заботится даже о тех тварях, которые не служат человеку и о которых он не заботится.

(4) Он, в каком-то смысле, отец дождя (ст. 28). У того нет другого отца. Бог производит его Своей силой; Он руководит и направляет его и использует так, как Ему угодно. Как Бог природы Он рождает даже малую каплю росы для земли; а как Бог благодати Он проливает на нас праведность и становится росой для Израиля. (См. Ос 14:5,6; Мих 5:7).

(5) Его провидение производит лед и иней, в который превращается вода, украшая землю (ст. 29,30). Это обычные явления, что несколько приуменьшает их своеобразие. Но если задуматься о том, какая огромная перемена происходит благодаря им за короткий промежуток времени, когда воды крепнут, как камень, как могильный камень, положенный на них (таким толстым и прочным становится лед, покрывающий их), а поверхность даже бездны замерзает, то можно спросить: «Из чьего чрева выходит лед? Какая великая сила смогла совершить это чудесное дело?» Только сила самого Творца. От Него приходят иней и снег, и поэтому наши мысли и размышления должны вести нас к Тому, Кто совершает эти великие дела, ибо сами мы не можем объяснить их. И нам будет намного легче переносить неудобства, связанные с зимней погодой, если мы научимся правильно ее использовать.

2. Насколько слаб человек. Может ли он сделать то же самое? Может ли Иов сделать это? Нет (ст. 34,35).

(1) Он не может повелеть потокам дождя пролиться, чтобы помочь себе и своим друзьям: «Можешь ли возвысить голос твой к облакам этим сосудам небесным, чтобы вода в обилии покрыла тебя, чтобы она напоила твои поля, когда они высохли и иссушены?» Если мы возвысим свой глас к Богу, чтобы помолиться о дожде, то сможем получить его (Зах 10:1);

но если мы возвысим свой голос к облакам, требуя от них дождя, то они ответят, что не обязаны подчиняться нам, и мы останемся ни с чем (Иер 14:22). Небеса не услышат землю, если Бог не услышит их (Ос 2:21). Посмотрите, какими бедными, нуждающимися творениями мы являемся: мы не можем обойтись без дождя и не можем получить его, когда хотим.

(2) Он не может послать молнию, если бы решил использовать ее для устрашения своих врагов (ст. 35): «Можешь ли послать молнии, чтобы они исполнили твое поручение и сделали то, что ты хочешь? Придут ли они по твоему призыву и скажут ли тебе: «Вот мы!» Нет, служители Божьего гнева не будут нашими служителями, да и почему они должны быть ими, раз гнев человека не творит правды Божией (Иак 1:20)?

II. Звезды небесные повинуются Богу, а не нам. И теперь наши размышления должны подняться выше облаков, к славным светилам на небесах. Бог говорит не о планетах, которые движутся по близким орбитам, а о фиксированных звездах, которые находятся намного выше. Предполагают, что они оказывают влияние на землю, несмотря на огромную удаленность от нее: но не на разум людей или действия провидения (судьба человека не определяется по звездам), а на обычный ход природы; они сотворены для знамений и времен, для дней и годов (Быт 1:14). И если звезды могут оказывать такое влияние на землю (ст. 3З), хотя у них есть свое место на небесах и они являются всего лишь материей, то намного большее влияние оказывает Тот, Кто сотворил их и нас Вечный Разум. А теперь посмотрите, какие мы слабые.

(1) Мы не можем изменить влияние звезд (ст. 31), в частности тех, которые являются инструментом, доставляющим нам радости весной: «Можешь ли ты разрешить узы КесильЪу величественного созвездия, играющего важную роль и распространяющего вокруг себя неблагоприятное влияние, которое мы не можем ни контролировать, ни отражать. Лето и зима будут идти своим ходом. Бог может изменить их, если Ему угодно; Он может сделать весну холодной и таким образом связать узел Хима, а зиму теплой, и таким образом разрешить узы Кесиль; но мы этого не можем.

(2) Не в нашей власти повелевать движением звезд; нам не поручено управлять ими. Бог, Который всех звезд называет именами их (Пс 146:4), вызывает их, когда приходит время, и определяет время, когда они должны восходить и садиться. Но это не наша сфера деятельности; мы не можем выводить созвездия в свое время звезды в южных знаках, и вести Ас звезды в северных знаках (ст. 32). Бог может вывести звезды сражаться (так было, когда они сражались против Сисары) и руководить ими в атаке, которую им велено совершить; но люди не могут этого.

(3) Мы не только не принимаем участия в управлении звездами (в руководстве, которому они подчиняются, и в руководстве, которое им вверено, ибо ими руководят и они руководят), но и ничего не знаем об этом. Мы не знаем уставов неба (ст. 3З). Мы не только не можем изменить, но и объяснить их; они для нас тайна. Так можем ли мы утверждать, что знаем планы Бога и их основания? Если бы нам предоставили возможность утвердить владычество звезд над землей, то очень скоро мы оказались бы в недоумении. Так можем ли мы учить Бога, как управлять миром?

III. Бог Творец и Даятель, Отец и Источник всей мудрости и разумения (ст. 36). Души людей более благородны и превосходны, чем звезды небесные, и они сияют ярче. Силы и способности разума, которыми одарен человек, чудесные действия мысли делают человека в некотором смысле подобным благословенным ангелам; а откуда приходит этот свет, как не от Отца светов? Кто вложил мудрость в сердце и дал смысл разуму?

1. Сама по себе мыслящая душа и ее способности пришли от Него как от Бога природы, ибо Он образует дух человека внутри него. Мы не создаем наши души и не можем описать, как они действуют или каким образом объединены с нашим телом. Только Сотворивший их знает и умеет управлять ими. Бог формирует человеческие сердца в чем-то похожие друг на друга и чем-то отличающиеся.

2. Истинная мудрость со всеми сопутствующими ей качествами приходит от Него как от Бога благодати и Отца всякого доброго дела и совершенного дара. Так стоит ли утверждать, что мы мудрее Бога, раз вся наша мудрость от Него? Более того, стоит ли нам делать вид, что в мудрости мы превзошли те пределы, которые Он поставил для нашего разумения? Бог планировал, что она будет использоваться для служения Ему и исполнения долга, и не хотел, чтобы мы использовали ее для руководства звездами или молниями.

IV. Бог осведомлен о состоянии облаков и руководит ими, чего не можем сделать мы (ст. 37). Может ли человек, даже весьма мудрый, расчислить облака, возвестить и описать их природу? Хотя они недалеко от нас и находятся в той же атмосфере, но мы знаем о них ненамного больше, чем о звездах, находящихся на большом расстоянии. И когда облака проливают сильный дождь, так что пыль обращается в грязь и глыбы слипаются (ст. 38), кто может удержать сосуды неба? Кто может остановить их, чтобы они не лили постоянно дождь? И мы должны признать силу и благость Бога в том, что Он дает земле достаточно дождя, но не пресыщает ее, смягчает, но не затопляет, делает ее пригодной для возделывания и выращивания плодов. Без Бога мы не только не можем повелевать дождем, но и хорошей погодой, поэтому должны быть постоянны в своем уповании на Него. V. Бог обеспечивает пищей нижних тварей; именно благодаря Его провидению, а не чьей-либо заботе или собственным усилиям они получают пищу. Следующая глава полностью посвящена примерам силы и благости Бога по отношению к животным, и поэтому некоторые присоединяют к ней последние три стиха данной главы, которые говорят (1) о Его заботе о львах (ст. 39,40). «Ты не утверждаешь, что облака и звезды в какой-то степени зависят от тебя, ибо они выше тебя, но на земле считаешь себя главным; тогда давай зададим вопрос: ты ли ловишь добычу львице? Ты оцениваешь себя соответственно количеству скота, владельцем которого когда-то стал, по количеству рогатого скота, ослов и верблюдов, питающихся из твоей кормушки; но возьмешься ли ты обеспечивать пищей львов молодых львов, когда они лежат в берлогах, ожидая добычи? Нет, тебе не нужно это делать, они могут обойтись без тебя; ты не можешь этого делать, потому что тебе нечем удовлетворить их. Более того, ты побоишься сделать это и не сможешь подойти, чтобы покормить их, ибо они набросятся на тебя. Но Я сделаю это». Посмотрите на вседостаточность Божьего провидения: она имеет все необходимое для удовлетворения желания любой живой твари, даже самой алчной. Посмотрите на щедрость божественного провидения: там, где дает жизнь, оно поддерживает ее даже в тех творениях, которые не только не служат человеку, но и опасны для него. Посмотрите на его всемогущество: оно позволяет, чтобы одни твари были убиты для поддержания жизни других. Безобидных овец разрывают на части, чтобы насытить молодых львов, которые иногда испытывают недостаток в пище и страдают от голода в качестве наказания за свою жестокость, в то время как боящиеся Бога не испытывают недостатка ни в чем.

(2) О Его заботе о птенцах ворона (ст. 41). Божественное провидение питает не только алчных зверей, но и прожорливых птиц. Кто, как не Бог, приготовляет ворону корм его? Человек не делает этого: он заботится только о тех животных, которые могут принести ему пользу. Но Бог внимателен ко всем делам Своих рук, даже самым ничтожным и презренным. Птенцы ворона испытывают особую нужду в пище, и Он доставляет ее (Пс 146:9). И тот факт, что Бог питает птиц, особенно данного вида (Мат 6:26), является для нас ободрением уповать на Него и верить, что Он обеспечит хлебом насущным. Здесь обратите внимание:

(1) в какую беду часто попадают птенцы ворона. Они часто бродят без пищи. Говорят, что старые вороны не уделяют им внимания и не обеспечивают едой, как это делают другие птицы по отношению к своим птенцам; неудивительно, что жадные к другим чаще всего жестоко и противоестественно поступают и со своим потомством.

(2) Что они делают, оказавшись в такой беде: они кричат к Богу, ибо они шумные и крикливые творения и их крик истолкован как вопль к Богу. Так как это вопль природы, то его воспринимают как крик к Богу природы. И раз крики птенцов воронов так благоприятно воспринимаются, то это должно ободрить нас в наших молитвах, хотя мы можем всего лишь воскликнуть: «Авва, Отче».

(3) Что Бог делает для них. Тем или иным образом Он обеспечивает их пищей, в результате чего они вырастают и становятся взрослыми. А Тот, Кто подобным образом заботится о молодых воронах, не позволит, чтобы Его народ или их близкие нуждались. Этот, как и многие другие примеры божественного сострадания, могут дать нам повод думать, как много хороших дел совершает наш Бог каждый день, хотя мы об этом не знаем.



ТВОЯ ЛЕПТА В СЛУЖЕНИИ

Получили пользу? Поделись ссылкой!



Напоминаем, что номер стиха – это ссылка на сравнение переводов!


© 2016, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.