Библия тека

Собрание переводов Библии, толкований, комментариев, словарей.

Иов 11 MGC

Иов | глава 11

Толкование Мэтью Генри


Раны бедного Иова еще кровоточили, его язвы до сих пор гноятся и не заживают, но никто из друзей не принес ему целебный елей или бальзам; третий из них, Софар, льет на раны столько же уксуса, сколько вылили два его предшественника. I. Он выдвигает Иову очень серьезное обвинение, якобы тот гордо и необоснованно оправдывался (ст. 1-4). II. Софар взывает к Богу, умоляя о вмешательстве, чтобы Он обличил Иова (ст. 5), и тогда последний ощутит (1) непогрешимую мудрость и непоколебимое правосудие Господа (ст. 6).

(2) Непостижимое совершенство Бога (ст. 7-9).

(3) Его неоспоримое владычество и не подлежащую контролю власть (ст. 10).

(4) Осведомленность Бога о делах сынов человеческих (ст. 11,12). III. Софар заверяет Иова, что после покаяния и преобразования (ст. 13,14) Бог вернет ему былое процветание и безопасность (ст. 15-19);

но если Иов будет нечестивым, то рассчитывать на это не стоит (ст. 20).

Стихи 1-6. Прискорбно видеть, как во время горячего спора во власти безудержного гнева подчас оказываются даже мудрые и благочестивые люди, как, например, здесь Софар. Елифаз начинал с весьма благопристойного предисловия (гл 4:2). Вилдад говорил с Иовом немного резче (гл 8:2). А Софар немилосердно набрасывается на него и говорит очень грубо: «...разве человек многоречивый прав? Пустословие твое заставит ли молчать мужей?» Так ли следует утешать Иова? Нет, подобные слова не годятся даже для обличения. Пристало ли говорить так человеку, выступающему в защиту Бога и Его правосудия? ТаШаепе атт1$ сое1ейНЬш 1гае? Возможен ли столь великий гнев в душах, посвятивших себя небу? Кто ввязывается в спор, тот убедится, как трудно держать себя в руках. Мудрости, осторожности и решительности, которыми обладали друзья Иова, оказалось недостаточно, чтобы удержать их от столь непристойного поведения, какое явил здесь Софар.

1. Софар представляет Иова совсем не таким, каков он на самом деле (ст. 2,3). Он приписывает его речам бесполезность и неуместность так обычно говорят люди, которые любят слушать самих себя; Софар обвиняет Иова во лжи и в глумлении; а значит, все, постигшее его, является справедливым наказанием. Кто намерен ссориться со своими братьями и подвергать их нападкам, тот непременно представит их самих и их поступки в самом мрачном свете, чтобы всеми правдами и неправдами вызвать к ним отвращение. В предыдущих главах мы читали и размышляли над речами Иова и нашли в них много здравого смысла и высказываний по делу. Мы увидели, что Иов руководствуется верными принципами, его аргументы сильны, многие высказывания взвешены и заслуживают внимания, а сказанное эмоционально и сгоряча мы милосердно и доброжелательно извиняем, не придавая этому особого значения. Тогда как Софар говорит об Иове весьма враждебно.

1. Как о человеке, который никогда не думает о том, что говорит, но бормочет, что пришло в голову, лишь бы создавать шум при помощи множества слов, надеясь таким образом доказать свою правоту и сбить с толку упрекающих: разве на множество слов нельзя дать ответа? Правда, иногда это не имеет смысла. Наверно, лучшим ответом на несдержанность является молчание, выражающее величайшее презрение. Не отвечай глупому по глупости его. Но если все-таки отвечать, то давайте руководствоваться разумом и благодатью, а не гордостью и эмоциями. Разве человек многоречивый (на полях написано: человек уст, то есть сплошной язык, vox et praeterea nihil голос и больше ничего) прав? Может ли таковой быть оправдан в своей говорливости (и на самом деле оправдается, если его не остановить)? Нет, ибо при многословии не миновать греха. Может ли болтливость оправдать человека? Может ли множество слов сойти за обоснованные доводы? Победит ли человек лишь благодаря красивым фразам? Нет, Бог многословие не приемлет, как и любой мудрец (Мат 6:7).

2. Как о человеке, говорящем бессовестно, то есть о лжеце, который надеется своей дерзкой ложью заставить оппонентов замолчать (пустословие твое заставит ли молчать мужей), о насмешнике, который подтрунивает над всеми и знает, как представить в ложном свете все что угодно, и не стесняется обманывать каждого, с кем говорит: чтобы ты глумился, и некому было постыдить тебя? Но разве сейчас не самое время говорить, не сдерживая страстные порывы? Иов не был безумцем, но говорил слова истинные и трезвые, тем не менее их так неверно истолковали! Елифаз и Вилдад отвечали Иову и сделали все возможное, чтобы заставить его стыдиться; и совсем неблагородно со стороны Софара так неистово нападать на человека, и без того пришедшего в крайнее смущение. Итак, здесь трое против одного.

II. Софар обвиняет Иова, якобы тот произносил слова, которых он на самом деле не говорил: ты сказал: суждение мое верно (ст. 4). И что, если бы он сказал это? Вера Иова на самом деле была истинной, а его суждения общепринятыми, к тому же о Боге он говорил лучше, чем его друзья. И если он что-то сказал опрометчиво, то отсюда все равно не следует, что его взгляды неверны. Но Софар обвиняет Иова еще и в том, якобы он говорил: и чист я в очах Твоих. А Иов так не говорил, на самом деле он сказал: Ты знаешь, что я не беззаконник (гл 10:7);

он также говорил: <<я согрешил» и никогда не претендовал на безукоризненное совершенство. Иов действительно настаивал на том, то он не лицемер, как утверждали друзья; но делать отсюда вывод, что он не признает себя грешником, было нечестной инсинуацией. Нам следует давать наилучшее толкование словам и поступкам наших братьев, а у соперников есть искушение истолковывать все наихудшим образом.

III. Софар обращается к Богу с пожеланием, чтобы Он выступил против Иова. Настолько он уверен, что Иов не прав и ничто не поможет без непосредственного вмешательства Бога, Который осудит его и заставит замолчать. Обычно мы слишком уверенно готовы заинтересовать Господа в наших ссорах, считая, что, стоит Ему только сказать, и Он примет нашу сторону и будет говорить за нас; так думал здесь и Софар: если бы Бог возглаголал, то непременно отверз бы уста Свои к тебе; хотя, когда Бог на самом деле заговорил, то отверз Свои уста в защиту Иова против трех друзей. Нам действительно следует оставлять все свои разногласия на Божье усмотрение и суд, который, как мы уверены, по истине. И не всегда бывает прав тот, кто готов взывать к Божьему суду с предубеждением против своих соперников. Софар отчаялся убедить Иова самостоятельно и поэтому желает, чтобы Бог внушил ему две истины, которые каждому из нас было бы полезно принять во внимание и с готовностью исповедовать в любой скорби:

1. О непостижимой глубине Божьих советов. Софар не претендует на исследование, но желает, чтобы Бог Сам показал Иову тайны Своей мудрости в такой мере, чтобы убедить его, что ему вдвое больше следовало бы понести (ст. 6). Следует заметить:

(1) существуют тайны Божьей премудрости, arcana imperii государственные тайны. Божий путь в море. Его окружают тучи и тьма. У Господа есть государственные соображения, которые мы не способны постичь и не должны выведывать.

(2) То, что мы знаем о Боге, намного меньше того, что мы не способны познать. Скрытое более чем вдвое превышает очевидное (Еф 3:9).

(3) Посвятив себя восхищению глубиной Божьих советов, которые невозможно постичь, мы находим душевный покой в скорби, посланной Божьей рукой.

(4) Существует и такое толкование: Бог знает о пороке, который внутри нас, намного больше, чем мы сами. Когда Господь показал и дал Давиду осознать его грех, то последний сказал: Ты внутрь меня явил мне мудрость (Пс 50:8).

2. Об абсолютной справедливости Божьих действий. «Итак, знай, что каким бы суровым ни было твое наказание, Бог для тебя некоторые из беззаконий твоих предал забвению. Или (существует такое чтение): взыскивает с тебя меньше, чем ты заслуживаешь своим беззаконием, и поступает с тобой не по полной тяжести преступления». Следует заметить:

(1) когда долг по служению не возвращается, то было справедливо взыскать его посредством наказания.

(2) Какие бы кары нас ни постигали в этом мире, мы должны признавать, что они меньше, чем мы заслужили своим беззаконием, и поэтому, вместо сетований на беды, мы должны быть благодарны, что не находимся в аду (Плач 3:39; Пс 102:10).

Стихи 7-12. Софар очень хорошо говорит здесь о Боге, Его величии и славе и о человеке с его глупостью и тщеславием; если сравнить одно с другим и должным образом рассудить, то это окажет на нас сильное влияние, побуждая покориться всем распоряжениям Божьего провидения.

I. Давайте примем во внимание, Кем является Бог, и будем восхищаться Им.

1. Бог непостижимая Сущность, бесконечная и безмерная, и наш ограниченный разум не способен составить достаточно верное представление о Его естестве и совершенстве, а значит, если мы беремся судить о Его воле и действиях, то проявляем дерзкую самонадеянность. Мы так мало знаем о Божьем естестве, что не в наших силах судить компетентно о Божьем провидении; и когда осуждаем его проявления, то рассуждаем о том, чего не понимаем. Мы не можем исследовать Бога, зачем же тогда осмеливаемся придираться к Нему? Софар здесь показывает:

(1) что Божье естество безмерно превосходит наши способности к пониманию: «Можешь ли ты исследованием найти Бога? Можешь ли совершенно постигнуть Вседержителя? Нет, что можешь сделать? Что можешь узнать?» (ст. 7,8). Ты бедное, слабое, близорукое создание, червь земной, всего лишь вчерашний. Как бы ты ни дознавался о Нем, с каким бы желанием и трудолюбием ни исследовал Его, можешь ли надеяться на успех? И как ты вообще осмелился исследовать Его? Мы можем найти Бога, если ищем Его (Деян 17:27), но не способны узнать о Нем то, что Ему угодно держать в тайне; мы можем познавать Его, но не способны постичь; мы можем знать, что Он есть, но не способны узнать, Кто Он. Глаза видят океан, но не могут заглянуть за океан. Благодаря смиренным и прилежным поискам с верой мы можем выяснить что-нибудь о Боге, но постичь Его полностью не способны; можно знать, но не знать при этом досконально, Кто такой Бог, равно как и невозможно постичь Его дела от начала до конца (Еккл 3:11). Следует заметить: Бог неисследим. Века Его вечности неисчислимы, пространство Его необъятности неизмеримо; глубины Его мудрости непостижимы, влияние Его силы неограниченно; яркость Его славы не поддается описанию, а сокровища Его благости подсчету. И это является веским основанием, чтобы всегда говорить о Боге со смирением и осторожностью, никогда не диктовать Ему свои условия, не ссориться с Ним и быть благодарными за то, что Он нам открыл о Себе, и сильно желать попасть туда, где мы увидим Его, как Он есть (1Иоан 3:2; 1Кор 13:9,10).

(2) Что Божье естество безмерно превосходит границы творения в целом: Он превыше небес... глубже преисподней огромной бездны. Длиннее земли мера Его и шире моря, многие части которого остаются неизведанными до сих пор, а в то время и подавно. Нам не дано понять Божье естество. Дивно для меня ведение (Пс 138:6). Мы не способны постичь Божьи замыслы или узнать причины действий Господа. Его суды весьма глубоки. Софар говорит о неизмеримости Божьей мудрости, а Павел о неизмеримости Божьей любви, но призывает нас при этом познавать: чтобы вы... могли постигнуть... что широта и долгота, и глубина и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову (Еф 3:18,19).

2. Бог Верховный Владыка, Господь: «Если Он поразит (англ. пер., ст.10) смертью (на полях написано: если Он совершит изменение, ибо смерть это изменение; если Он совершит изменения в государствах, в семьях, в состоянии наших дел), если Он заключит кого в оковы или в сети скорбей (Пс 65:11), если Он схватит какое-нибудь из созданий, как охотник добычу, то у кого хватит сил заставить Его вернуть все в прежнее состояние? Или: если Бог соберет вместе (англ. пер., ст.10), словно плевелы для огня, или если бы Он забрал себе дух и дыхание человека (англ. пер., гл 34:14), то кто отклонит Его? Кто может отменить приговор или воспрепятствовать его исполнению? Кто может контролировать Его силу или требовать ответ от Его мудрости и правосудия? Если Создавший все из ничего сочтет нужным превратить все в ничто или вернуть в состояние первозданного хаоса, если Отделивший изначально свет от тьмы, а сушу от воды, пожелает собрать их снова, если Создавший уничтожает, то кто отклонит Его, изменит Его мнение или удержит Его руку, чтобы помешать Его действиям или осудить их?

3. Бог строгий и справедливый наблюдатель за сынами человеческими: Он знает людей суетных (англ. пер., ст.11). Мы о Нем знаем мало, а Он знает нас досконально и видит беззаконие отнюдь не для того, чтобы одобрять его (Авв 1:13), но чтобы осудить.

(1) Господь наблюдает за суетными людьми (а таковыми являются все: совершенная суета всякий человек живущий) и учитывает Свои наблюдения в обхождении с людьми. Бог имеет представление о замыслах и надеждах суетных людей и может расстроить таковые и уничтожить результат их безумных фантазий; Он сидит на небесах и смеется над ними. Господь принимает к сведению суетность людей (то есть их маленькие грешки, согласно одному из мнений), их суетные мысли и слова и непостоянство в хороших поступках.

(2) Бог наблюдает за порочными людьми и видит огромное беззаконие, даже если оно совершается тайно и весьма искусно маскируется. Все нечестие нечестивых обнажено и открыто взору всевидящего Бога: оставит ли его без внимания? — Конечно, не оставит и посчитается за него, хотя какое-то время кажется, что Бог хранит молчание.

II. Давайте примем во внимание, что представляет собой человек, и призовем его к смирению (ст. 12). Бог видит, что суетный человек мудрствует, хочет казаться мудрецом, хотя и рождается подобно дикому осленку таким же бестолковым и неразумным, неспособным к обучению и приручению. Так что же представляет собой человек?

1. Он суетное создание пустой (дословно). Бог создал его полным, а он опустошил себя, довел до обнищания и теперь стал рака тварью, в которой нет ничего.

2. Он неразумное создание, уподобившееся животным, которые погибают (Пс 48:21; 72:22), глупец, родившийся подобно ослу самому несмышленому животному осленку, который пока не приучен к какой-либо службе. Если он и становится полезным в каком-нибудь деле, то это благодаря благодати Христа, Который однажды в день Своего триумфа воспользовался услугами осленка.

3. Он своевольное и неуправляемое создание. Осленок еще может оказаться полезным в чем-то, а дикий осел укрощению не поддается, невзирая на крики погонщика (см. Иов 39:5-7). Человек считает, что он сам себе господин и свободен, подобно привыкшей к пустыне дикой ослице (Иер 2:24), и готов потакать собственным похотям и страстям.

4. Тем не менее он создание гордое и самоуверенное. Он мудрствует хочет, чтобы его считали мудрецом, ценит себя за честь быть разумным, хотя не желает подчиняться законам мудрости. Он хочет быть мудрым, то есть достичь запретной мудрости и, подобно своим прародителям, стремясь к мудрости сверх дозволенного, теряет древо жизни ради древа познания. Итак, достойно ли создание, подобное этому, состязаться с Богом или призывать Его к ответу? Если бы мы лучше знали Бога и самих себя, то знали бы лучше, как себя вести по отношению к Богу.

Стихи 13-20. Как и два других друга, Софар воодушевляет Иова надеяться на лучшие времена стоит ему только прийти в лучшее расположение духа.

I. Софар дает Иову добрый совет (ст. 13,14), подобный совету Елифаза (гл 5:8) и совету Вилдада (гл 8:5). Он желает, чтобы Иов покаялся и обратился к Богу. Обратите внимание на шаги обращения.

1. Иов должен заглянуть внутрь себя и изменить свою душу и дерево станет добрым. Ему надлежит подготовить сердце свое (англ. пер., ст.13);

именно с этого должно начинаться дело обращения и преобразования. Сердце, отошедшее некогда от Бога, должно покориться: оно осквернилось грехом и пришло в беспорядочное состояние и поэтому нуждается в очищении и приведении в порядок; нерешительное и колеблющееся должно утвердиться и обрести постоянство; именно таково истинное значение употребленных здесь слов. Сердце готово искать Господа лишь тогда, когда оно абсолютно твердо решило приступить к делу и совершить его.

2. Иов должен посмотреть вверх и простеретьруки к Богу, то есть побудить себя схватиться за Господа, молиться Ему со всем усердием и настойчивостью, бороться в молитве в надежде получить от Бога милость и благодать. Протянуть руку Господу означает покориться Ему и завету с Ним (см. 2Пар 30:8). Иову надлежит поступить так, и с этой целью он должен подготовить свое сердце. Иов молился, но Софар побуждает его молиться еще лучше не как апеллянт, а как проситель смиренный и умоляющий.

3. Иов должен исправить ошибки, допущенные в собственном поведении, иначе его молитвы останутся бездейственными: «и если есть порок в руке твоей (ст. 14), то есть если имеется грех, который ты продолжаешь совершать, то удали его, отвергни с отвращением и со святым негодованием, приняв твердое решение не возвращаться к нему и больше никогда не иметь с ним дела (Иез 18:31; Ос 14:9; Ис 30:22). Если в твоей руке есть прибыль от беззакония и добро, нажитое мошенничеством или притеснением, то раздай его (подобно Закхею, Лук 19:8), стряхни его со своих рук (англ. пер., Ис 33:15)». Человек остается виновным в грехе, пока оставляет у себя прибыль от греха.

4. Иов должен сделать все от него зависящее, чтобы его семья тоже исправилась: «Не давай беззаконию обитать в шатрах твоих; не позволяй своему дому становиться пристанищем или кровом для нечестивых людей и нечестивых дел или для богатства, добытого нечестием». Софар подозревал, что Иов плохо управлял своим большим домом (а там, где много людей, много и нечестивцев), и гибель семьи стала наказанием за ее нечестие; поэтому если он рассчитывает, что Бог повернется к нему, то должен исправить ошибки, и если нечестие придет к его шатру, то не следует позволять ему поселиться в нем (Пс 100:3 и далее).

II. Софар заверяет Иова, что тот получит утешение, если примет его совет (ст. 15 и далее). Если Иов покается и исправится, то, несомненно, обретет облегчение и блаженство, и все будет хорошо. Возможно, Софар намекал, что если Бог не произведет такую перемену сразу же, то он и его друзья убедятся, что не зря подозревали Иова в лицемерии и притворстве перед Господом. Тем не менее здесь приводится великая истина, которую мы находим и в других местах Писания: делом правды будет мир, и плодом правосудия спокойствие и безопасность вовеки (Ис 32:17). Кто искреннее обращается к Богу, тот вправе надеяться на:

1. Святую уверенность в отношениях с Богом: «Ты поднимешь незапятнанное лице твое к небу; ты сможешь подходить к престолу благодати с дерзновением, а не с ужасом и изумлением, о котором говорил (гл 9:34)». Если сердце не обвиняет нас в лицемерии и в нежелании покаяться, тогда у нас появляется уверенность, позволяющая приблизиться к Богу и уповать на Него (1Иоан 3:21). Если Бог видит нас в лице Своего Помазанника, то наши лица, какими бы печальными они ни были, станут воодушевленными, и, некогда оскверненные, будучи омыты Кровью Христа, поднимутся незапятнанными. Мы вправе приступать с искренним сердцем, с полною верою, когда кроплением очистили сердца от порочной совести (Евр 10:22). Существует мнение, что речь идет о восстановлении хорошей репутации Иова среди людей (см. Пс 36:6). Если мы помиримся с Богом, то сможем радостно смотреть в лицо своим друзьям.

2. Святое спокойствие внутри: будешь тверд и не будешь бояться; и не убоишься худой молвы, если сердце твое твердо (Пс 111:7). В данное время Иов был пресыщен унижением (гл 10:15), когда смотрел вверх на Бога и видел в Нем врага, споря с Ним. Однако Софар заверяет Иова, что если он покорится и смирит себя, то его душа успокоится и освободится от внушающего ужас представления о Боге, которое привело его в столь тревожное состояние. Чем меньше мы напуганы, тем более тверды и, следовательно, лучше подготовлены к служению и страданиям.

3. На утешительные размышления о былых бедах: «Тогда забудешь горе, как мать забывает родовые муки, радуясь рождению ребенка; ты полностью освободишься от следа, который горе оставило в твоей душе, и будешь вспоминать о нем, как о воде протекшей (ст. 16) или как о вылитой из сосуда воде, которая, в отличие от других жидкостей, не оставляет в нем ни запаха, ни налета. Раны от твоих нынешних скорбей полностью заживут, перестанут болеть и даже не оставят шрамов». Иов старался забыть свои жалобы (гл 9:27), но убедился, что не может и до сих пор помнит о полыни и желчи; и Софар подсказывает, как их забыть: пусть Иов в молитве с верой принесет свои печали и заботы Господу и оставит у Него, и тогда забудет о них. Там, где прочно «засел» грех, легко «садится» и скорбь. Если мы надлежащим образом помним о своих грехах, то должны забыть о своем горе, сопоставляя первые с последним, тем более когда обретаем утешение от печати прощения и устойчивый мир. Чье,беззаконие прощено, тот не скажет: «я болен» (Ис 33:24), но забудет о своей болезни.

4. Благоприятную перспективу мира в будущем. Говоря об этом, Софар думает сказать Иову приятное в ответ на множество полных отчаяния слов, которые тот произнес, как будто считал, что ему уже нет смысла дожидаться наступления добрых дней в этом мире. «Ты можешь надеяться не только на добрые дни, говорит Софар, но и на добрые ночи». Здесь он вселяет в Иова надежду на благословенную перемену.

(1) Несмотря на то что в данное время свет над Иовом потускнел, он воссияет вновь, причем сильнее, чем прежде (ст. 17);

и для него солнце на закате станет ярче полуденного; его вечер будет ясным и светлым, как утро; и это касается как почестей, так и радостей. Свет Иова взойдет во тьме (Ис 58:10), и густая темная туча, сквозь которую пробьется луч его солнца, послужит фоном его сиянию; и солнце будет сиять до самой старости, и эти грустные дни станут для Иова добрыми. Следует заметить: кто искренне обращается к Богу, тот начинает сиять; его путь подобен сиянию света, которое усиливается и в конце дня достигнет совершенства; его вечер в этом мире превратится в утро лучшей жизни.

(2) Хотя в данное время Иов находился во власти непрестанного страха и ужаса, его жизнь будет полна святого покоя и уверенности, и он еще насладится постоянным комфортом и безопасностью: и будешь спокоен, ибо есть надежда (ст. 18). Следует заметить: кто через благодать обрел добрую надежду на Бога и небеса, тот, вне всякого сомнения, находится в безопасности и имеет основания на уверенность, какие бы трудные времена ни переживал он в этом мире. Кто ходит прямыми путями, тот может ступать твердо, потому что, невзирая на беды и опасности, у него есть надежда, что все в конечном счете будет хорошо. Надежда для души есть как бы якорь (Евр 6:19). «Ты будешь копать (англ. пер., ст.18), то есть будешь в безопасности, как войско в своих траншеях». Кто подчиняется управлению Бога, того Он берет под Свою защиту, которая сулит безопасность и днем и ночью. [1] Днем, когда люди занимаются делами вне дома: «Ты будешь копать в безопасности ты сам и твои слуги для тебя, и грабители, поразившие некогда твоих рабов, больше не нападут» (гл 1:14,15). Обетованное процветание не подразумевает, что Иов будет жить в праздности, но у него появится призвание, которому он последует, и, приступая к делу, пребудет под Божьей защитой. «Ты станешь копать и будешь в безопасности», а не: «станешь грабить и будешь в безопасности», и не: «станешь веселиться и будешь в безопасности». Путь долга путь безопасный. [2] Ночью, когда все отправятся домой спать: «и можешь спать (а сон трудящегося сладок) безопасно, несмотря на опасности, таящиеся во тьме. Днем тебя будет охранять столп облачный, а ночью столп огненный: будешь лежать (ст. 19), ибо нет нужды скитаться там, где негде приклонить голову, и нет нужды стоять на страже, опасаясь нападения; но в ночное время ты ляжешь в постель, и никто не только не причинит тебе вреда, но и не вынудит тебя бояться и не потревожит». Следует заметить: спокойные ночи и безмятежный сон это великая милость; так скажет любой, кто близок от того места, где слышен военный крик. Чтобы достичь спокойствия, нужно взыскать Бога и сохранять себя в Его любви. Кто возвращается к Богу как в свой покой и находит в Нем прибежище, тому нечего бояться.

(3) Несмотря на то что в данное время Иова презирали, ему начнут оказывать почтение: «и многие будут заискивать у тебя, считая, что заручиться дружбой с тобой в их интересах». Обычно заискивают перед теми, кто отличается небывалой мудростью или имеет репутацию умного человека, кто очень богат или находится у власти. Софар знал Иова настолько хорошо, что предвидел: каким бы презренным ни было его положение сейчас, если однажды все изменится, то Иов окажется «на гребне волны» и тогда снова станет уважаемым в своей стране человеком. А кто искренне заискивает перед Богом, тот, вероятно, дождется дня, когда другие будут заискивать перед ним, как неразумные девы перед мудрыми: дайте нам вашего масла.

III. Софар завершает свою речь кратким описанием участи нечестивых людей: глаза беззаконных истают (ст. 20). По-видимому, он подозревал, что Иов не примет его совет, и поэтому сказал о последствиях, предлагая ему жизнь или смерть. Смотрите, что происходит с теми, кто упорствует в своем нечестии и не желает исправляться.

1. Они не дождутся добрых дней, надеждой на которые в этом мире и в грядущем тешат себя. Их участью станет разочарование, позор и бесконечные муки. Их глаза «истают» в ожидании того, что никогда не произойдет. Со смертью человека нечестивого исчезает надежда (Прит 11:7). Их надежда будет как выдох (написано на полях), она исчезнет, уйдет безвозвратно. Или же: их надежда погибнет и испустит дух как это происходит с умирающим человеком; она подведет их, когда они более всего будут в ней нуждаться и ожидать ее осуществления; она погибнет и исчезнет, оставив их в полном замешательстве.

2. Им не удастся избежать зла, которого они подчас опасались в своих мрачных предчувствиях. Они не убегут от вынесенного им смертного приговора и не смогут ему противостать или избежать наказания. Кто не бежит к Богу, тот убедится, как тщетно думать, что можно от Него убежать.



ПОДДЕРЖИТЕ НАС

Получили пользу? Поделись ссылкой!



Напоминаем, что номер стиха – это ссылка на сравнение переводов!


© 2016, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.