Иов 13 MGC

Иов | глава 13

Толкование Мэтью Генри


Здесь Иов делает заявление на основании сказанного им в предыдущей главе; и теперь мы находим его не в таком добром расположении духа, как тогда, ибо (I) он довольно резко говорит с друзьями, когда сравнивает себя с ними, несмотря на свое унизительное положение (ст. 1,2). Иов обвиняет их в фальсификациях, в готовности осудить, в лицеприятии и лживости под маской защиты Божьего дела (ст. 4-8) и угрожает им Божьими судами за это (ст. 912);

и, высказав пожелание, чтобы друзья замолчали (ст. 5,13,17), он обращается в своей речи уже не к ним, а к Богу (ст. 3). (II) Иов говорит с Богом весьма дерзко.

1. Одни высказывания свидетельствуют о силе веры Иова, и эта сила не столь дерзка, сколь желанна.

2. Другие высказывания свидетельствуют о силе его страсти; и здесь Иов проявляет излишнюю дерзость, объясняя Богу, в каком плачевном состоянии он находится (ст. 14,19 и далее);

Иов сетует на свое замешательство (ст. 20-22) и неспособность выяснить, какой именно грех побудил Бога подвергнуть его таким страданиям, и жалуется на суровость Божиих действий (ст. 23-28).

Стихи 1-12. В этих стихах Иов горячо выражает обиду на недоброжелательность друзей.

I. Иов сравнивает себя с ними, заявляя, что понимает предмет спора так же хорошо, как и они, и не нуждается в поучениях с их стороны (ст. 1,2). Друзья вынудили Иова (подобно тому как коринфяне вынудили Павла) хвалить себя и хвалиться своими знаниями, но не от самодовольства, а в качестве самооправдания. Все, о чем Иов говорил ранее как о виденном собственными глазами, подтверждалось множеством примеров; и то, что он слышал собственными ушами, повторяли многие авторитетные люди; поэтому он хорошо понимал вопрос и его прикладное значение. Блаженны те, кто не только видит и слышит, но и разумеет величие, славу и верховное владычество Бога. Иов считал, что это послужит оправданием его словам, сказанным прежде (гл 12:3) и повторенным здесь: «Сколько знаете вы, знаю и я (ст. 2), поэтому не нуждаюсь, чтобы вы меня поучали; не ниже я вас по мудрости». Следует заметить: кто вступает в спор, тот подвергается искушению самовозвеличения и чрезмерного поношения своих братьев, поэтому необходимо следить за собой и молиться против проявлений гордыни.

II. Теперь Иов обращается не к друзьям, а к Богу: «Но я к Вседержителю хотел бы говорить», подразумевая: «Я не надеюсь на удовлетворение от разговора с вами. О, если бы я мог свободно дискутировать с Богом (англ. пер., ст.3), Он бы не был со мной столь жесток, как вы!» Наверно, правитель выслушает бедного просителя с большей кротостью, терпением и снисхождением, чем его слуги. Иов предпочел бы спорить с Самим Богом, а не со своими друзьями. Здесь обратите внимание:

(1) с какой уверенностью обращается к Богу тот, чье сердце не обвиняет его в полном лицемерии: со смиренным дерзновением он может предстать перед Господом и обратиться к Нему.

(2) Какое утешение находит в Боге тот, кого незаслуженно осудили ближние: если с ними он говорит без надежды быть непредвзято услышанным, то может обратиться к Всемогущему: к Нему есть доступ, и Он примет пострадавшего.

III. Иов осуждает друзей за несправедливое и немилосердное отношение.

1. Они предъявили Иову ложное обвинение, которое оказалось незаслуженным: вы кузнецы лжи (англ. пер., ст.4). Они выдвигали неверные гипотезы относительно Божьего провидения и представляли Бога в ложном свете: якобы Он никогда не подвергал в этом мире сильным страданиям кого-либо, кроме нечестивцев; и на этом основании друзья построили ложное суждение об Иове: якобы он, вне всякого сомнения, лицемер. За эту грубую ошибку, как в теории, так и в практике, Иов выносит друзьям обвинение в придумывании лжи о нем. Передавать услышанную где-то ложь само по себе плохо, но намного хуже намеренно и изобретательно придумывать ее самому; от такого вреда не смогут защитить ни невинность, ни совершенство.

2. Они подло обманули самого Иова и поступили при этом очень плохо. Друзья принялись за его исцеление и притворялись врачами, но все они оказались бесполезными врачами: «врачами-идолами, от которых добра не больше, чем от идола». Как врачи они не имели ценности, ибо не понимали, в чем проблема, и не могли предписать лечение простые знахари, которые претендовали на великие дела, но в результате не смогли помочь; ведь от сказанных ими слов Иов не стал мудрее. Подобным же образом без Христа любая тварь оказывается бесполезным врачом для сокрушенного сердца и уязвленной совести; ведь на таких врачей человек может потратить все свое состояние и вместо улучшения получить ухудшение (Мар 5:26 и далее).

IV. Иов просит друзей помолчать и терпеливо выслушать его (ст. 5,6).

1. Иов считает, что если они перестанут говорить, то заслужат похвалу, ибо сказали уже слишком много: «О, если бы вы только молчали! это было бы вменено вам в мудрость, ибо таким образом вам удалось бы скрыть свое невежество и злонравие, которое проявляется во всем, что вы говорите». Друзья ссылались на то, что не могут «возбранить слову» (гл 4:2; 11:2,3);

а Иов говорит им, что если они помолчат, то сделают благо для собственной репутации. Лучше ничего не говорить, чем говорить бесцельно или бесчестить Бога и огорчать своих братьев. И глупец, когда молчит, может показаться мудрым, так как ничто не свидетельствует о противоположном (Прит 17:28). И если молчание является признаком мудрости, то оно служит и средством ее достижения, потому что дает время на размышление и слушание.

2. Иов считает, что, выслушав его слова, друзья поступят по отношению к нему справедливо: выслушайте же рассуждения мои. Хотя они и не перебивали Иова, когда он говорил, тем не менее, наверно, оставались равнодушными к его словам и не придавали им особого значения. Поэтому он просит, чтобы они не просто слушали, а вникали. Следует заметить: нам надлежит охотно и с радостью выслушать говорящих в свою защиту людей, о которых мы по каким-то причинам, поддавшись искушению, склонны думать плохо. Не один человек, если бы его честно выслушали, смог бы получить законное оправдание даже в сознании тех, кто отзывается о нем пренебрежительно. V. Иов старается убедить друзей, что, претендуя на защиту Божьего дела, они нанесли вред Божьей чести (ст. 7,8). Они гордились тем, что говорят от имени Бога, выступая в качестве Его адвокатов, и принялись оправдывать Господа и Его действия против Иова; и, являясь (как они думали) защитниками Всевышнего, друзья рассчитывали, что их не только выслушают во время судебного разбирательства и предоставят им последнее слово, но и что суд будет на их стороне. Но Иов прямо заявляет, что (1) Бог и Его дело не нуждалось в таких адвокатах: «Не думаете ли вы за Бога так препираться? Как будто бы Его правосудие чем-то запятнало себя и нуждается в оправдании, или как будто бы Он затруднялся сказать что-то Сам и захотел, чтобы вы за Него говорили. Не претендуете ли вы, столь немощные и подверженные страстям, на честь защиты Божьего дела?» Хорошее дело не следует отдавать в плохие руки. Надлежало ли вам быть лицеприятными к Нему? Кто не обладает правом защищать свое дело, тот зависит от лицеприятия и благосклонности судьи; но Божье дело настолько справедливо, что не нуждается в подобных методах поддержки. Бог есть Бог и может Сам постоять за Себя (Суд 6:31);

и если бы вы умолкли навсегда, то небо провозгласило бы Его праведность.

(2) Божье дело пострадало от подобных действий. Под предлогом оправдания Бога в том, что Он подверг Иова страданиям, друзья безапелляционно обвиняют последнего в лицемерии и порочности. Поэтому Иов сказал: «Вы говорите злобно (англ. пер., ст.7), ибо безжалостность и склонность к осуждению является злом, огромным злом; ведь, причиняя вред братьям, мы оскорбляем Бога; вы сказали неправду, ибо осудили того, кого ваша собственная совесть в то же время непременно оправдала бы. Вы руководствуетесь ложными принципами и выдвигаете ошибочные аргументы; и послужит ли извинением вам утверждение, что вы делаете это ради Бога?» Нет, ибо добрые намерения не оправдают, тем более не освятят плохое слово или поступок. Божья истина не нуждается в нашей лжи, и Божье дело не нуждается в нашей греховной хитрости и страстях. Гнев человека не творит правды Божией, и мы не можем делать зло, чтобы вышло добро (Рим 3:7,8). Так называемая ложь во спасение является бессовестным обманом; и ревностные гонения превращаются в ужасное осквернение Божьего имени это касается тех, кто ненавидит своих братьев и изгоняет их со словами: «пусть явит Себя в славе Господь» (Ис 66:5; Иоанн 16:2). VI. Иов старается вселить в друзей страх перед Божьими судами и таким образом привести их в лучшее расположение духа. Пусть они не думают обмануть Бога, как людей, подобных им самим, и не рассчитывают, что Он одобрит их порочные действия, совершенные под предлогом ревности о Нем и о Его чести. «Не собираетесь ли вы посмеяться над Богом и обмануть Его, подобно тому как один человек смеется над другим, говоря лесть?» Вне всякого сомнения, кто надеется провести Бога, тот в результате проведет сам себя. Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Чтобы друзья не думали сыграть шутку с Богом и оскорбить Его, Иов призывает их поразмышлять о Боге и о самих себе и тогда они увидят, что не могут вступать в тяжбу с Господом.

1. Пусть друзья поразмышляют о том, Какому Богу они подрядились оказать услугу (а на самом деле сослужили весьма плохую службу), и спросят себя, смогут ли дать Ему достойный отчет в своих действиях. Примите во внимание:

(1) сколь строгим будет Его расследование в отношении друзей: «Хорошо ли будет, когда Он испытает вас? (ст. 9). Сможете ли выдержать, когда Бог проверит, какими принципами вы руководствовались, обличая меня, и доберется до сути дела?» Следует заметить: каждый из нас заинтересован в серьезных размышлениях о том, найдет он одобрение или нет, после того как Бог исследует его сердце. Когда человек прав и честен, Божье исследование дает ему преимущество; поэтому мы молимся: испытай меня, Боже, и узнай сердце мое. Свидетелем его искренности станет Божье всеведение. Но тому, кто «смотрит в одну сторону, а гребет в другую», будет худо, когда Бог исследует его и разоблачит к огромному стыду.

(2) Сколь сильным будет недовольство Господа и Его упреки в адрес друзей: «Строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно в глубине сердца лицемерите (ст. 10);

Он будет настолько далек от того, чтобы выразить Свое удовлетворение тем, что вы осудили меня под предлогом защиты Божьего дела, что сочтет осуждение оскорблением и огромной провокацией; подобным же образом отреагировал бы любой правитель или великий человек, если бы его именем, разрешением и защитой интересов прикрывались при совершении недостойных действий». Следует заметить: рано или поздно, так или иначе мы непременно подвергнемся нареканию за свои проступки, как бы скрытно их ни совершали.

(3) Если бы друзья проявили должное благоговение перед внушающим страх Божьим величием, то не совершили бы того, что делает их уязвимыми перед Божьим гневом: «Неужели величие Его не устрашает вас? (ст. 11). Если вы обладаете обширными знаниями о Боге, исповедуете религию и боитесь Господа, то как вы осмеливаетесь произносить такие речи и давать себе неограниченную свободу слова? Не в страхе ли Бога нашего должны ходить вы и говорить? (Неем 5:9). И страх Его не нападает ли на вас, обуздывая ваши страсти?» Мне кажется, что Иов говорит как человек, который сам познал страх Господень и живет в святом благоговении перед Богом, сколько бы друзья ни предполагали обратное. Следует заметить: [1] Бог обладает устрашающим величием. Он самая превосходная Сущность и обладает всеми достоинствами, превосходя в каждой из них любое из созданий. Его достоинства сами по себе приятны и восхитительны. Он самая прекрасная Сущность; а если учесть, как далек человек от Бога по своей природе и как он испортился и выродился из-за греха, то Божьи достоинства внушают страх. Божья сила, святость, справедливость и даже Его благость устрашающие в своем величии достоинства. [2] Нас должно охватить святое благоговение перед внушающим страх величием Бога. Оно способствует пробуждению нераскаявшихся грешников и приводит их к покаянию и побуждает всех остальных старательно угождать Богу и бояться оскорбить Его.

2. Пусть друзья поразмышляют о себе и увидят, что они совсем не ровня великому Богу: «Напоминания ваши (то есть все те качества, которые, как вы надеетесь, останутся в памяти, когда вы уйдете) подобны пеплу (ст. 12) бесполезному и слабому, легко попираемому и сдуваемому. Тела ваши тела глиняные (англ. пер.), сначала они лепятся, а потом рассыпаются. Вы думаете, что память о вас переживет ваше тело, но, увы, она подобна пеплу и развеется вместе с вашим прахом». Следует заметить: размышления о собственном ничтожестве и смертности должны заставить нас бояться оскорбить Бога, к тому же они дают нам отличные основания, почему не следует презирать и попирать своих братьев. Епископ Патрик дает этому стиху другое толкование: «Ваши увещевания от имени Бога не лучше пыли, и доводы, накопленные вами, подобны огромным кучам грязи».

Стихи 13-22. В этих стихах Иов начинает снова, причем достаточно твердо, отстаивать собственную непорочность как человек, полный решимости держаться за нее и не отпускать, не позволяя, чтобы ее у него вырвали. Его твердость в этом вопросе похвальна, а горячность простительна.

I. Он умоляет своих друзей и всех остальных, чтобы оставили его в покое и не перебивали, пока он будет говорить (ст. 13), но внимательно выслушали (ст. 17). Иов пожелал выдвинуть собственное возражение, которое будет решающим, так как никто, кроме него самого и Бога, не знает его сердце. «Поэтому помолчите, позвольте мне больше не слушать вас, но выслушайте внимательно, что я вам скажу, и пусть моя собственная клятва о верности сказанного положит конец этой борьбе».

II. Иов решает твердо держаться свидетельства собственной совести о его непорочности; и, хотя друзья назвали это упрямством, он непоколебим в своем убеждении: «Я буду говорить в свою защиту, что бы ни постигло меня (ст. 13). Пусть мои друзья толкуют это, как им угодно, и думают обо мне хуже; но я надеюсь, что Бог, в отличие от вас, не сочтет необходимую защиту за преступление. Он оправдает меня (ст. 18), и у меня все получится». Следует заметить: кто прав и уверен в своей правоте, тому нечего бояться. Будь что будет, bene praeparatum pectus он готов к этому. Иов полон решимости отстоять пути свои (ст. 15). Он не желает отказываться от радости осознания того, что правильно ходил и ходит перед Богом; ибо, несмотря на то что он не может быть оправдан в каждом своем слове, пути его в общем были правильными, и он желал сохранить свою правоту. А почему бы и нет? Ведь это служило огромным утешением в столь трудное для него время, и он вправе сказать вместе с Езекией: о, Господи! вспомни, что я ходил пред лицем Твоим верно. Более того, Иов не только оставался верным своему делу, но и открыто признавался в собственной искренности, ведь: «если я... умолкну (ст. 19) и перестану говорить в свою защиту, то мое молчание превратится в вечное безмолвие, ибо я испущу дух. Даже если мои слова не оправдают меня, мне все равно станет легче» (об этом говорил и Елиуй, гл 32:17-20).

III. Иов жалуется, что его страдания и нищета крайне тяжки: для чего мне терзать тело мое зубами моими (ст. 14), то есть:

(1) «Почему я должен переносить такие муки? Конечно, я удивляюсь, зачем Бог возложил на меня так много, если Он знает, что я не являюсь нечестивцем». Иов был готов не только разодрать на себе одежду, но и разорвать свою плоть из-за тяжести скорби и считал, что находится на грани смерти, а жизнь его висит на волоске, несмотря на то что и друзья не смогли обвинить его в особо тяжких преступлениях, и он сам не знал за собой никакого преступления; поэтому не удивительно, что Иов пребывал в столь сильном замешательстве.

(2) «Зачем мне сдерживать и сглаживать заявления о собственной невиновности?» Когда человек с большим трудом сдерживает слова, которые хотел бы сказать, то кусает себе губы. «Итак, говорит он, почему бы мне не воспользоваться свободой слова, ведь, сдерживаясь, я лишь мучаю себя, усугубляю свою скорбь и подвергаю риску собственную жизнь?» Следует заметить: лишившись всего, даже самый терпеливый человек будет испытывать огромные муки, когда ему будет отказано в утешении (если он заслуживает таковое) доброй совести и доброго имени.

IV. Иов твердо хранит уверенность в Боге и находит в этом утешение. Примите во внимание:

1. В чем он полагается на Бога. В оправдании и в спасении в двух великих благах, на которые мы надеемся благодаря Христу.

(1) Оправдание: вот, я завел судебное дело: знаю, что после рассмотрения буду оправдан (англ. пер., ст.18). Иов знал об этом, ибо знал, что Искупитель его жив (гл 19:25). Чье сердце право пред Богом и кто поступает не по плоти, а по Духу, тот может быть уверен, что во Христе ему уже нет никакого осуждения, но что бы ни вменяли ему в вину, он получит оправдание; и таковые вправе знать об этом.

(2) Спасение: Он также будет моим спасением (англ. пер., ст.16). Иов имеет в виду спасение не в этой жизни (на это он почти не надеялся), а в вечности; причем он не только уверен, что Бог станет его Спасителем, чтобы сделать его счастливым, но и считает, что сам должен быть счастливым, ожидая вечного спасения. И у него было основание полагаться на Бога в спасении, потому что лицемер не пойдет пред лице Его. Иов знал, что он не лицемер и что Бог отвергает только лицемеров. Искренность является нашим евангельским совершенством; и погубить нас может лишь отсутствие таковой.

2. С какой непоколебимостью Иов полагается на Бога: вот, Он убивает меня, но я буду надеяться (ст. 15). Это наивысшее проявление веры и то, к чему все мы должны стремиться, доверять Богу, хотя Он убивает нас; то есть нам следует радоваться Богу как своему другу, даже когда кажется, что Он выступает против нас, словно враг (гл 23:8-10). Мы должны верить, что все содействует нашему благу, даже когда кажется, что все против нас (Иер 24:5). Мы должны упорно продолжать идти по пути долга ценой всего, что нам дорого в этом мире, даже ценой собственной жизни (Евр 11:35). Мы должны уповать на исполнение обетования, даже когда все пути, ведущие к его исполнению, закрыты (Рим 4:18). Мы должны радоваться Богу, даже когда не можем радоваться чему-то другому, и прилепиться к Нему, даже если в настоящее время не можем найти в Нем утешение. В смертный час мы должны искать в Нем все жизненные блага; вот что значит надеяться на Бога, хотя Он убивает нас. V. Иов хотел бы обсудить свое дело с Самим Богом, стоит ему только уладить предварительные условия ведения переговоров (ст. 20-22). Он уже выразил желание состязаться с Богом (ст. 3) и до сих пор придерживается того же мнения. Он не будет укрываться, то есть отказываться от судебного разбирательства или опасаться его итогов, но только при двух условиях.

1. Чтобы его тело не испытывало столь сильной боли: «удали от меня руку Твою; ибо пока я так мучаюсь, то ни на что не гожусь. Я могу довольствоваться разговором с друзьями, но не знаю, как обратиться к Тебе». Когда предстоит общение с Богом, нам необходимо сосредоточиться и, насколько это возможно, освободиться от всего, что нас тревожит.

2. Чтобы его разум не ужасался от потрясающего величия Бога: «и ужас Твой да не потрясает меня: либо пусть проявления Твоего присутствия будут мне знакомы, либо дай мне силы вынести их спокойно и без замешательства». Сам Моисей, а также Исайя и Аввакум трепетали перед Богом. Страшен Ты, Боже, во святилище Твоем. «Господи, говорит Иов, не приведи меня в такое оцепенение духа вдобавок к страданиям тела; ибо тогда я непременно проиграю дело, и у меня ничего не получится». Видите, как неразумно поступают люди, когда откладывают покаяние и обращение до больничной койки или до смертного одра. Как может благочестивый человек, а тем паче нечестивец дискутировать с Богом, чтобы оправдаться перед Ним, когда его мучают боли и ужасают приступы страха смерти? Такие моменты не подходят для совершения великого дела, но очень хорошо, когда оно уже сделано, как в ситуации с Иовом, который, если бы ему была дана передышка, был бы готов (1) или выслушать то, что Бог говорит ему в Своем Слове, и дать ответ: тогда зови, и я буду отвечать.

(2) Или обратиться к Нему в молитве и ждать ответа: буду говорить я, а Ты отвечай мне (ст. 22). Сравните эти слова со сказанными в гл 9:34,35 и совпадающими с ними по смыслу. Короче говоря, дела Иова в данное время были столь плохи, что вызвали упадок духа, с которым он не мог справиться; что же касается всего остального, то он был уверен в правоте своего дела и не сомневался, что в конечном счете получит утешение, когда нависшие над ним тучи рассеются. С таким святым дерзновением тот, кто прав, может подходить к престолу благодати, не сомневаясь, что найдет там милость.

Стихи 23-28. В этих стихах Иов:

1. Осведомляется о своих грехах и умоляет открыть их ему. Он взирает на Господа и спрашивает, каково их число (сколько у меня пороков и грехов?) и в чем они заключаются: покажи мне беззаконие мое и грех мой (ст. 23). Друзья Иова выражали готовность сказать ему, сколь многочисленны и отвратительны его грехи (гл 22:5). «Но, Господи, говорит Иов, я бы хотел узнать об этом от Тебя; ибо Твой суд по истине, а их суд нет». Эти слова можно истолковать (1) либо как эмоциональную жалобу на жестокое обращение, которое стало наказанием за ошибки, тогда как Иову не сказали, в чем они состояли.

(2) Либо как скромное обращение к Богу, чтобы избавиться от осуждения друзей. Иов желал, чтобы все его грехи вынесли на свет, зная, что их окажется не так много и они не столь тяжки, как подозревали его друзья.

(3) Либо как смиренную просьбу, подобную той, к которой советовал прибегнуть Елиуй: а чего я не знаю, Ты научи меня (гл 34:32). Следует заметить: истинно кающийся желает знать о наихудших из своих преступлений; и все мы должны желать знать о своих преступлениях, чтобы быть более конкретными, исповедуясь в них, и проявлять бдительность в отношении таковых в будущем.

II. Горько сетует на то, что Бог удалился от него: для чего скрываешь лице Твое? (ст. 24). Должно быть, Иов переживал об этом сильнее, чем о внешних невзгодах; ибо потеря состояния, детей и здоровья не противоречили Божьей любви; после этой потери Иов благословил имя Господне; но душа его сильно потрясена, и вот о чем он здесь скорбит:

(1) что Всемогущий перестал являть знаки Своего расположения. Бог прятал Свое лицо, словно чужой Иову или недовольный им, как бы стыдясь его и не обращая на него внимания.

(2) Что его постигли и поразили ужасы Всемогущего. Бог относился к нему как к врагу, и пускал в него стрелы (гл 6:4), поставив противником Себе (гл 7:20). Следует заметить: подчас и Святой Дух отказывает в знаках благосклонности и внушает ужас наилучшим и самым драгоценным из Своих святых и служителей в этом мире. Такая ситуация наблюдается не только в начале, но и в процессе развития святой жизни. И тогда свидетельства о небесах затмеваются, ощутимое общение прерывается, ужас Божьей ярости становится внушительным, и на какое-то время святой теряет надежду на утешение (Пс 76:8-10; 87:8,16,17). Это является тяжким бременем для благодатной души, которая ценит Божьи милости больше жизни. Пораженный дух кто может подкрепить его? (Прит 18:14). Задавая вопрос: (.(Для чего скрываешь лице Твое?», Иов преподает нам урок: когда бы у нас ни возникало чувство, что Бог удалился от нас, мы заинтересованы в том, чтобы осведомляться о причине за какой грех Он наказывает и какое благо замышляет для нас. Страдания Иова стали прообразом страданий Христа, от Которого не только люди (Ис 53:3), но и Бог скрыл Свое лицо, свидетельством чему служит тьма, объявшая Его на кресте, когда Он воскликнул: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? Если так поступают с этими зелеными деревьями, то что же будет с сухими? Их покинут навсегда.

III. Смиренно говорит Богу о своей полной неспособности предстать перед Ним: «Не сорванный ли листок Ты сокрушаешь и не сухую ли соломинку преследуешь? (ст. 25). Господи, к чести ли Тебе попирать того, кто и так унижен, или сокрушать никогда не претендовавшего не обладание силой, способной сопротивляться Тебе?» Следует заметить: мы должны иметь такое представление о благости и сострадании Бога, чтобы верить, что Он трости надломленной не переломит (Мат 12:20).

IV. Горько сетует на суровое обращение Бога. Иов признает, что таким образом Бог борется с ним за грехи, но считает наказание слишком строгим.

1. Бог припоминает Иову прежние, давно совершенные грехи и сводит с ним старые счеты: Ты пишешь на меня горькое (ст. 26). Скорби горькое состояние. И если таковое «пишут», то это подразумевает взвешенное и твердое решение и указывает на длительность скорбей, ибо написанное остается; и, кроме того: «Тем самым Ты вменяешь мне грехи юности моей», то есть: «Ты наказываешь меня за них, напоминаешь о них и обязываешь снова раскаиваться в них». Следует заметить:

(1) подчас Бог пишет весьма горькое против Своих наилучших и самых драгоценных святых и служителей, и это выражается как во внешних невзгодах, так и во внутреннем беспокойстве; телесные и душевные страдания призваны смирить их, и в конечном счете они содействуют им на благо.

(2) Грехи юности зачастую оборачиваются наказанием в старости, которое проявляется как в душевной скорби (Иер 31:18,19), так и в телесных страданиях (гл 20:11). Время не уносит с собой вину за грех.

(3) Когда Бог пишет против нас горькое, то делает это с целью заставить нас признать свои беззакония и вспомнить о забытых грехах, чтобы у нас появились угрызения совести и мы порвали бы с ними. И плодом сего будет снятие греха с нас.

2. Нынешние ошибки и проступки Иова принимаются во внимание с особой скрупулезностью и подвергаются весьма строгому порицанию: «и ставишь в колоду ноги мои (ст. 27), не только чтобы причинить мне страдания, опозорить и не дать возможности убежать от ударов Твоего гнева, но и чтобы пристально следить за всеми моими движениями, тщательно проверять тропы, по которым я иду, и наказывать меня за каждый неверный шаг и даже за каждый косой взгляд и неуместно сказанное слово. Более того, Ты гонишься по следам ног моих, ведешь учет всем моим промахам, чтобы посчитаться за них; не успею я сделать неверный шаг, как тотчас же подвергаюсь наказанию за него, каким бы незначительным он ни был; возмездие следует по следам греха. Вина, как за прежние, так и за более поздние грехи, суммируется, чтобы стать серьезным основанием для моих бедствий». Итак:

(1) неправда, что Бог искал, к чему бы придраться. Он не стремится во что бы то ни стало замечать наши промахи; в противном случае мы бы не устояли (Пс 129:3). Но Господь настолько далек от этого, что поступает с нами не по заслугам, даже если речь идет о явных грехах, а не о тех, которые обнаруживаются тайным исследованием (англ. пер., Иер 2:34). А значит, эти слова Иов произнес, пребывая в мрачном расположении духа; когда он мыслил трезво, то не представлял Бога жестоким господином.

(2) Но мы сами должны наблюдать за собой и за своими путями строгим и придирчивым взглядом, чтобы обнаруживать прошлые грехи и предотвращать будущие. Нам всем полезно обдумывать стезю для ноги своей. V. Понимает, что стремительно угасает под тяжелой рукой Бога (ст. 28). А он (то есть человек), как гниль (причина разложения которой находится в ней самой), распадается, как одежда, изъеденная молью (ветшание которой происходит непрерывно). Или же: Он (то есть Бог), как гниль или моль, истребляет меня. Сравните: и буду как моль для Ефрема и как червь для дома Иудина (Ос 5:12; см. также Пс 38:12). Следует заметить: в лучшем случае человек быстро истощается; но от Божьего обличения он угасает с особой скоростью. Когда душа нездорова, то не стоит удивляться отсутствию здоровья у плоти (Пс 37:4).



СТАНЬТЕ НАШИМ «АНГЕЛОМ»

Получили пользу? Поделись ссылкой!



Напоминаем, что номер стиха – это ссылка на сравнение переводов!


© 2016, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.