Иов 37 MGC

Иов | глава 37

Толкование Мэтью Генри


В данной главе Елиуй продолжает превозносить чудесную силу Бога, проявленную в явлениях природы и изменениях погоды; и если при их смене мы подчиняемся воле Бога и воспринимаем погоду такой, как она есть, то почему не поступаем так же при смене других условий нашей жизни? (I) Елиуй обращает внимание на руку Бога в громе и молнии (ст. 1-5);

(II) в морозе и снеге, дожде и ветре (ст. 613). (III) Он обращается к Иову и призывает его объяснить этот феномен явлений природы, дабы, исповедав свое невежество в этих вопросах, он признал себя некомпетентным судьей в действиях божественного Провидения (ст. 14-22). (IV) Он заканчивает свое обращение, выдвигая такой принцип: «Господь велик! Да благоговеют пред Ним люди!» (ст. 23,24).

Стихи 1-5. Гром и молния, которые обычно появляются вместе, предстают четкими указателями славы и величия, силы и всемогущества Бога: одно предназначено для уха, второе для глаза. Бог сотворил их, чтобы не остаться без свидетелей Своего величия, как с помощью дождя небесного и плодородного периода Он не оставляет Себя без свидетельства о Своей милости (Деян 14:17) даже самых тупых и легкомысленных людей. Хотя они имеют естественные причины и полезные последствия, которые философы пытаются описать, тем не менее кажется, что они предназначены Творцом в основном для пробуждения и изумления дремлющего человечества, дабы оно задумалось о Боге, Который выше их. Глаз и ухо два познающих органа, поэтому (хотя такая ситуация возможна), говорят, нет случаев, чтобы человек родился слепым и глухим. Благодаря Божьему слову божественные наставления передаются разуму через ухо, а через глаз передается информация о Его делах. Но так как обычные видения и звуки должным образом не воздействуют на людей, Богу угодно иногда поражать человека через глаз Своей молнией, и через ухо Своим громом. Вполне возможно, что в этот раз, когда Елиуй говорил, раздался гром и молния, потому что он говорил об этих явлениях природы. И раз в то время о Боге говорили (Иов 38:1), то, как позже на горе Синай, эти явления послужили предисловием, вызывающим внимание и благоговение. Здесь обратите внимание:

(1) как это воздействовало на самого Елиуя и как сильно он хотел воздействовать на Иова явлением Божьей славы в громе и молнии (ст. 1,2): «С моей стороны, говорит Елиуй, от сего трепещет сердце мое; хотя я часто видел и слышал их, но они все еще вызывают во мне ужас, от которого дрожат все мои суставы и сердце бьется так, словно оно подвиглось с места своего». Гром и молния вызывали ужас у нечестивцев: от страха император Калигула забивался в угол или под кровать. Об ошеломленных людях мы говорим, что они громом пораженные. Даже благочестивые люди считают, что гром и молния очень страшны; особенно боятся молний, потому что многие были убиты ею. Именно молнии превратили Содом и Гоморру в руины. Это четко указывает, что Бог может сделать с этим греховным миром и что Он сделает в конце с помощью огня, который хранит для этого. Наши сердца, как и сердце Елиуя, должны трепетать от страха перед судами Божьими (Пс 118:120). Он также призывает Иова быть внимательным (ст. 2): «.Слушай голос Его». Возможно, в то время гром был слышен на расстоянии и его нельзя было услышать не прислушиваясь. Или эти слова означают: «Хотя гром можно услышать, и, чтобы мы ни делали, обязательно услышим его, но дабы постичь и уразуметь наставления, которые с его помощью Бог дает нам, мы должны слушать с величайшим вниманием, используя все возможности разума». Гром назван «гласом Господним» (Пс 28:3 и далее), потому что через него Бог говорит сынам человеческим, чтобы они боялись Его; он должен напомнить нам о могуществе слова, благодаря которому был сотворен мир; это слово названо громом (Пс 103:7): «От гласа грома Твоего быстро уходят»; здесь речь идет о водах, когда Бог сказал им: «Да соберется вода, которая под небом, в одно место». Кого впечатляет величие Бога, тот должен прилагать усилия, чтобы другие тоже пребывали под этим впечатлением.

(2) Как он описывает их. [1] Их происхождение. Они являются первопричиной, а не вторичны. Бог повелевает грому и молнии (ст. 3). Они не возникают случайно, а по велению Бога; пребывают под владычеством и руководством Его провидения, хотя нам кажутся случайными и неуправляемыми. [2] Их протяженность. Раскат грома под всем небом; он слышен и вблизи и издалека. Подобным образом и блистание молнии до краев земли. Они исходят в одной части неба и блистают до другой (Лук 17:24). Хотя один и тот же гром и молния не достигают всех мест, но в одно мгновение достигают самых отдаленных уголков; и в разное время эти предупреждения с небес слышны в разных местах. [3] Порядок их возникновения. Вначале велено появиться молнии, а за ней гремит глас (ст. 4). Вспышки света и раскаты грома в облаке, наполненном водой, в действительности происходят в одно время, но так как свет распространяется намного быстрее, чем звук, то молнию мы видим раньше грома; подобным образом вспышку большого орудия на расстоянии мы видим раньше, чем звук выстрела. В данном стихе гром назван гласом величества Божьего, потому что с его помощью Бог возвещает о Своей непревзойденной силе и величии. Он дает гласу Своему глас силы (Пс 67:34). [4] Их могущество. Он не останавливает их, то есть Ему не нужно контролировать или сдерживать их, чтобы они не стали неуправляемыми и перестали подчиняться Ему; Он позволяет им идти своим путем и говорит: «Идите и они идут; придите они приходят; сделайте и они делают». Он не останавливает дождь и ливни, которые обычно проливаются после грома (о чем говорилось в гл 36:27,29), как понимают некоторые, а изливает их на землю, когда голос Его услышан. Грозовые ливни смывают все на пути, и для них Он творит молнии (Пс 135:7). [5] Какой вывод он делает из этого (ст. 5). Разве не вызывает изумление гром Божий? Тогда мы должны прийти к выводу, что все остальные Его дела велики. И мы не можем постичь их. На основании одного этого примера мы можем убеждать всех, что в диспенсациях Божьего провидения присутствует нечто слишком великое, слишком сильное и глубокое, чтобы нам предъявлять обвинение или придираться к нему.

Стихи 6-13. Мы очень много говорим и обращаем внимание на перемены в погоде и крайности, которым она подвержена, но мы очень редко думаем и говорим об этих вещах так, как Елиуй в данном месте, с особым уважением к Богу, Который управляет ими и с их помощью служит целям Своего провидения! Мы должны обращать внимание на славу Бога не только когда слышим раскаты грома и видим молнии, а и при обычных изменениях в погоде, которые не так ужасны и не сопровождаются большим шумом, как, например:

I. Во время дождя и снегопада (ст. 6). Гром и молния чаще всего происходят летом, но в данных стихах Елиуй обращает наше внимание на зимнюю погоду. Снегу Он говорит: «Будь на земле»; Бог дает ему поручение, повелевает, указывает, где он должен лежать и как долго. Он говорит и так происходит; как при сотворении мира Он сказал: «Да будет свет», так и в делах общего провидения Он говорит снегу: «Будь на земле». Слова и дела у Бога не две разные вещи, как у нас. Когда Он говорит слово, то мелкий дождь капает и большой дождь изливается, как Ему угодно (зимний дождь, как написано в Септуагинте), ибо в тех странах по окончании зимы дождь прекращается (Песн 2:11). На иврите разница между маленьким и большим дождем заключается в том, что первый называют потоком, а второй потоками, когда много потоков объединяются в один; но все они потоки Его силы (в англ.пер.). Мы должны видеть силу Бога и в маленьком дожде, который пропитывает землю, и в большом дожде, который сильно стучит по крыше дома и смывает все на своем пути. Отметьте: провидение Бога должен признать и земледелец, работающий на поле, и путник на дороге, независимо от того, большой это дождь или маленький, оказывает он им милость или создает препятствия. Мы поступаем глупо и грешим, если высказываем Божьему провидению свое недовольство погодой; если Он послал снег или дождь, то как мы можем препятствовать этому? Разве можем мы гневаться на Него? Глупо противиться любому проявлению Провидения, касающемуся нас. Суровая погода в зимнее время вынуждает людей и животных большую часть времени проводить дома, ибо за его пределами неуютно и небезопасно.

1. Люди отдыхают от работы на полях и не покидают пределов дома (ст. 7): «Он полагает печать на руку каждого человека». В мороз и снег, когда погода ненастная, земледельцы, торговцы и путешественники не могут заниматься своим делом. Тогда пахарь откладывает свой плуг и торговец не занимается перевозкой груза, ибо ничего нельзя делать и ничего нельзя заработать; поэтому у людей, освободившихся от работы, появляется возможность узнать дело Его и поразмыслить о Боге, воздать Ему славу и, поразмыслив о Его делах во время погоды, которая полагает печать на их руки, возрадоваться Его другим великим и чудесным делам. Отметьте: когда мы по какой-то причине не можем заниматься мирским делом и откладываем его в сторону, то должны посвятить это время делам благочестия и поклонения (познавая дела Божьи и прославляя Его в них), а не глупым развлечениям и играм. Когда наши руки запечатаны, наши сердца должны быть открыты; чем меньше времени нам приходится посвящать этому миру, тем больше времени мы должны уделять Библии и поклонению.

2. Тогда зверь уходит в убежище и остается в своих логовищах (ст. 8). Здесь речь идет о диких животных, которым самостоятельно приходится искать убежища благодаря инстинктам, направляющим их, в то время как домашние животные, которые служат человеку, вверены его заботе и защите (как показано в Исх 9:20). У осла нет берлоги, но есть стойло, принадлежащее его хозяину, и туда он направляется не только в поиске тепла и безопасности, но и пищи. Природа направляет всех животных укрываться от бури, так неужели человек останется в таких условиях без ковчега?

II. При появлении ветра, который дует с разных сторон и приводит к различным последствиям (ст. 9): «От сокрытых мест (можно и так прочитать) приходит буря; она перемещается по кругу, и поэтому трудно сказать, откуда она пришла; но она приходит из потаенных комнат, как подчеркивает слово, которое мне не хочется рассматривать как «юг», ибо далее (ст. 17) Елиуй говорит, что ветер с юга приносит не бурю, а тепло и успокаивает землю. Но, возможно, в то время он увидел облако смерча, двигавшееся с юга по направлению к ним, из которого позднее говорил Господь (Иов 38:1). Или, возможно, данный стих подразумевает, что если бушующий ветер, несущий потоки дождя, приходит с юга, то холодные и иссушающие потоки приходят с севера, чтобы разогнать пары и очистить от них воздух.

III. Во время мороза (ст. 10). Посмотрите, как он возникает: от дуновения Божия происходит лед, то есть от слова Его силы и веления Его воли; или, как считают некоторые, он происходит от ветра, который является дыханием Бога, так же, как гром это Его глас. Холодный и замораживающий ветер с севера приносит мороз. В результате поверхность воды сжимается, то есть вода, которая самовольно разливалась и свободно текла, замерзает, застывает и твердеет, связанная кристальными узами. И если бы этот пример силы Бога не был обычным явлением природы, то считался бы чудом.

IV. В облаках, утроба которых скрывает все явления природы, связанные с водой, о которых он упомянул (Иов 36:28). Здесь говорится о трех разновидностях облаков.

1. Темные, плотные, замкнутые тучи, наполненные потоками воды. Таковые Бог наполняет влагою (ст. 11), и затем они опустошают себя с помощью дождя, в который превращаются, изливая воду до тех пор, пока полностью не освободятся и не смогут больше ничего пролить. Посмотрите, какие усилия (если можно так сказать) прилагают творения даже те, которые выше нас, чтобы послужить человеку: тучи поят землю до тех пор, пока не станут пустыми; они расходуют и истощают себя для нашей пользы, и это должно осудить и постыдить нас за то, что мы делаем мало добра на своих местах, так как это послужило бы нам во благо, ибо кто напояет других, тот и сам напоен будет.

2. Светлые прозрачные облака, не имеющие воды; таковые Он рассеивает (в англ.пер.);

они рассеиваются сами по себе и не превращаются в дождь; мы не знаем, что с ними происходит. Яркие облака в вечернее время, когда небо становится красным, рассеиваются и становятся залогом хорошего дня (Мат 16:2).

3. Летящие облака, которые не изливаются, как плотные тучи, дождем, а переносятся на крыльях ветра с одного места на другое, проливаясь малым дождем по мере своего движения. Стих 12 говорит, что они направляются по намерениям Его. Обычно люди считают, что дождь определяется расположением светил, хотя подобное мнение свидетельствует о плохом знании не только богословия, но и философии, ибо он направляется советом Бога, который распространяется даже на явления, кажущиеся самыми обычными и несущественными, и исполняет то, что Он повелит. Ураганные ветры и облака, увлекаемые ими, исполняют Его слово, и благодаря этим средствам Он проливает дождь на один город, а на другой город не проливает дождя (Ам 4:7,8). Так Его воля совершается на лице обитаемой земли, то есть среди сынов человеческих, на которых Бог взирает во время всех этих явлений и о которых сказано, что Он произвел их для обитания по всему лицу земли (Деян 17:26). Так как нижние творения неспособны совершать нравственные поступки, то они не могут получать награды и наказания; а в среде сынов человеческих Бог повелевает дождю идти либо в качестве наказания от Своей руки или в знак благоволения (ст. 13).

(1) Иногда дождь превращается в суд. Он становится бичом для греховной земли; однажды он был средством, погубившим весь мир; и сейчас он часто используется для исправления или наказания некоторых его частей, препятствуя посеву или сбору урожая, поднимая уровень воды и нанося вред плодам. Некоторые говорят, что наша страна (Великобритания) намного больше страдала от избытка дождя, чем от его недостатка.

(2) В другое время дождь является благословением. Он в благоволение для земли, чтобы она была плодородной; помимо необходимого количества дождя Бог дает для помилования чтобы сделать ее тучной и более плодородной. Посмотрите, насколько мы должны уповать на Бога, если одно и то же творение в зависимости от количества может быть великим судом или великой милостью; а без Бога мы не можем получить ни потока, ни капли.

Стихи 14-20. В данных стихах Елиуй обращается именно к Иову, желая, чтобы тот воспринял его слова в свой адрес. Он просит, чтобы Иов внимательно выслушал его речь (ст. 14) и сделал небольшой перерыв: «Стой и разумевай чудные дела Божии». Услышанное вряд ли принесет нам пользу, если мы не поразмыслим о нем; а мы вряд ли во всей полноте задумаемся об услышанном, если не остановимся и не успокоимся, приготовившись размышлять о нем. Дела Божьи чудесны и заслуживают того, чтобы мы размышляли о них; должное размышление поможет нам примириться со всеми Его провидениями. И для смирения Иова Елиуй показывает:

I. Что он не может вникнуть в природные причины явлений, увидеть их источники и предвидеть их последствия (ст. 15-17): «Знаешь ли и разумеешь ли чудное дело Совершеннейшего в знании?» Эти стихи учат нас, (1) что Бог совершенен в знании. Его совершенство в знании является одним из самых славных совершенств Бога; Он всеведущ. Его знание подсознательно: Он видит, а не знает со слов других. Его знание глубокое и всеобъемлющее; Он знает истинное положение вещей, а не судит по внешнему виду знает основательно, а не частично. Для Его знания нет ничего слишком отдаленного все близко; все происходит не в будущем, а в настоящем; нет ничего сокрытого, а все открыто. Мы должны признавать это во всех Его чудесных делах; и осознания того, что это дела Бога, Который знает, что делает, достаточно, чтобы удовлетворить нас в отношении к этим чудесным делам, значения которых мы не понимаем.

(2) Что мы несовершенны в знании. Величайшие философы пребывают во тьме относительно сил и дел природы. Мы парадокс для самих себя, и все, что касается нас, остается тайной. Гравитация, воздействующая на тело, и связь, с помощью которой соединяются частицы вещества, более изучены, но необъяснимы. Нам полезно осознавать собственное невежество. Некоторые люди исповедуются в собственном невежестве, а кто этого не делает, тот обманывает самого себя. Но из всего вышесказанного нам следует сделать вывод, что мы являемся некомпетентными судьями в богословском споре, раз так мало разбираемся в божественной механике. [1] Мы не знаем, какие повеления Бог дал облакам и какие приказы даст (ст. 15). Мы уверены, что все совершается по определению и плану, но не знаем, что решено и планируется, когда этот план был принят. Бог часто повелевает свету блистать из облака Своего из радуги, как понимают одни, или из молнии, как понимают другие, но можем ли мы предвидеть или предсказать, когда Он это сделает? Если благодаря простым наблюдениям мы предвидим изменения в погоде за несколько часов до события или в тот момент, когда вторичные причины начинают воздействовать на барометр, то это, тем не менее, мало раскрывает нам цели, к которым стремится Бог с помощью этих перемен. [2] Мы не знаем, за счет чего облака держатся в воздухе, и не понимаем равновесия их, которое является одним из Божьих чудес. Они таким образом уравновешены и распределены, что никогда не лишают нас пользы от солнца (даже облачный день это день), так сбалансированы, что не падают одновременно и не изливаются ливнем или водяным смерчем. Радуга это указание на благоволение Бога, Который сбалансировал облака таким образом, что они не топят мир. Более того, они уравновешены так, что в равной степени распределяют свои потоки по всей земле и в то или иное время каждая земля получает свою часть. [3] Мы не знаем, как происходят благоприятные изменения, когда проходит зима (ст. 17). (а) Как погода становится теплой после того, как была холодной. Мы знаем, каким образом одежда согревает нас и почему нам тепло в ней: за счет теплоты воздуха, который мы вдыхаем. Без Божьего благословения мы можем одеться, но одежда не согреет нас (Агг 1:6). Но Бог может повелеть согреть нас той одежде, которая в самую холодную погоду не грела, (б) Как погода становится спокойной после бури: «Он успокаивает землю от юга, когда приходит весна». Бог имеет не только неистовый морозный северный ветер, но и теплый, успокаивающий южный ветер. Дух Божий сравнивается с обоими, ибо Он и обличает, и утешает (Песн 4:16).

II. Никто не помогал Ему, когда Он в самом начале творил мир (ст. 18): «Ты ли с Ним распростер небеса? Ты не можешь делать вид, что распростер небеса без Его помощи или вместе с Ним, ибо Он не нуждается ни в чьей помощи, чтобы придумать и осуществить». Творения, расположенные на огромном пространстве видимых небес (Быт 1:68), которые мы видим сегодня, являются славным примером божественной силы, если задуматься, (1) что хотя они подвижны, но твердые. Небеса твердые, и они получили свое название благодаря стабильности. Они такие же, какими были; они не разрушаются, и постановления о небесах не изменятся до тех пор, пока не истечет положенное время.

(2) Что хотя они большие, но при этом яркие и искусно сделаны: «Они как литое зеркало», гладкое и отполированное, без малейшего изъяна или трещины. В них, как в зеркале, мы можем созерцать славу Божью и мудрость, о которой свидетельствуют дела Его рук (Пс 18:2). Когда мы смотрим на небо, то должны помнить, что оно зеркало, задача которого не показывать наши лица, а являть по возможности чистоту, достоинство и великолепие высшего мира и славу его обитателей.

III. Что ни он, ни они не смогут описать славу Бога в соответствующих выражениях (ст. 19,20).

1. Он призывает Иова быть их наставником, если он осмелится взять на себя эту обязанность, и говорит иронически: «Научи нас, если сможешь, что сказать Ему (ст. 19). Ты собирался увещевать Бога и хотел, чтобы мы спорили с Ним от твоего имени; тогда научи нас, что говорить. Не сможешь ли ты сквозь эту тьму увидеть дальше, чем мы? Если можешь, то будь добр поделись с нами своими открытиями и обеспечь наставлениями».

2. Он признает, что неспособен ни обратиться к Богу, ни говорить о Нем: «Мы в этой тьме ничего не можем сообразить». Отметьте: наилучшие люди пребывают во тьме и не могут постичь славные совершенства божественной природы и методы божественного руководства. Кто благодаря благодати знает много о Боге, тем не менее знает мало, более того, ничего не знает по сравнению с тем, что следует знать и что он познает, когда настанет совершенное и завеса разорвется. Когда мы говорим о Боге, то говорим путано и неуверенно, быстро оказываемся в недоумении и не знаем, что сказать, но не потому что нам нечего сказать, а потому что не хватает слов. Мы должны не только всегда начинать говорить со страхом и трепетом, чтобы не ошибиться (De Deo etiam vera dicere periculosum est Даже утверждая истину, касающуюся Бога, мы рискуем), но и заканчивать речь со стыдом и смущением, потому что не высказались лучше. Со своей стороны Елиуй хорошо говорил от имени Бога, тем не менее он не ожидал за это вознаграждения и не считал, что Бог обязан ему за это или он сам достоин быть Ему советником.

(1) Более того, он даже стыдится сказанного, но не сути, а того, как он смог преподнести ее: «Будет ли возвещено Ему, что я говорю? (ст. 20). Будет ли Ему доложено об этом, как о заслуживающем одобрения служении, достойном Его внимания? Ни в коем случае; об этом не стоит говорить», ибо он боится, что тема пострадала из-за того, что он взялся за нее, как бывает, когда плохой художник искажает черты прекрасного лица; а его речь не только не заслуживает одобрения и благодарности, но и нуждается в прощении. Когда мы сделали для Бога все, что могли, то затем должны признать, что являемся недостойными слугами и нам нечем хвастаться. Он боится сказать больше: «Если скажет человек, если решится защищать Бога, тем более выступить против Него, то он погибнет» (ст. 20, англ.пер.). Если он говорит самонадеянно, то гнев Божий вскоре поглотит его; но если он говорит правильно и хорошо, то очень скоро потеряется в таинстве и будет побежден божественным сиянием. Изумление поразит его, сделает слепым и немым.

Стихи 21-24. В данных стихах Елиуй заканчивает свою речь краткими, но великими высказываниями о славе Божьей; он говорит о ней, как о том, что в высшей степени поражает его, желая, чтобы она поразила других и породила святое благоговение. Он говорит сжато и торопливо, потому что ему кажется, что Бог собирается взять это дело в Свои руки.

1. Он обращает внимание, что Бог, сказавший, что Он благоволит обитать во мгле и мрак сделал покровом Своим (2Пар 6:1; Пс 17:12), в этой вызывающей ужас колеснице приближается к ним, словно Он уже приготовил Свой престол суда, окруженный облаками и мраком (Пс 96:2,9). Он увидел облако, движущееся с юга, и смерч в его основании, но теперь оно висело над их головами слишком плотное и темное, чтобы они могли разглядеть яркий свет в облаках, который был виден несколько ранее. Это облако заслонило свет солнца и напомнило о тьме, из-за которой он не мог говорить (ст. 19), заставившей его бояться продолжать (ст. 20). Подобным образом ученики устрашились, когда вошли в облако (Лук 9:34). Но он посмотрел на север и увидел, что там небо чистое, и это дало ему надежду, что облака не собираются излиться ливнем; они накрыли их, но не окружили. Елиуй надеется, что пронесется ветер и расчистит их. Такой же ветер пронесся над землей и освободил ее от воды во время потопа (Быт 8:1) в знак Божьего благоволения; а затем светлая погода придет с севера (ст. 22, англ.пер.), и все будет хорошо. Бог не всегда будет недоволен и не вечно будет вести тяжбу.

2. Он спешит закончить до того, как Бог начнет говорить, и поэтому излагает много в нескольких словах, подводя итог всему сказанному; тем самым, если должным образом поразмыслить, он приготовил путь для того, что Бог собирался сказать. Он обращает внимание, (1) что окрест Бога страшное великолепие. Он Бог славы и непревзойденных совершенств, которые вызывают благоговение у всех Его служителей и поражают страхом всех Его противников. «Окрест Бога страшная хвала», читают некоторые, ибо Он досточтим хвалами (Исх 15:11).

(2) Что когда мы говорим о Вседержителе, то должны признать, что не постигаем Его; наш ограниченный разум не может постичь Его безграничные совершенства (ст. 23). Можем ли мы поместить море в яичную скорлупу? Мы не можем проследить за шагами Его провидения. Путь Его в море.

(3) Что Он велик силою. Превосходство Его силы заключается в том, что Он может делать то, что Ему угодно, на небе и на земле, в том, что она повсеместна и непреодолима; ни одно творение не имеет такой же длинной и сильной мышцы, как у Него.

(4) Что Он в той же степени превосходит в мудрости и праведности, велик судом и полнотою правосудия, в противном случае Он не был бы превосходен Своей силою. Мы можем быть уверены, что Тот, Кто может сделать все, сделает это наилучшим образом, ибо Он безгранично мудр и не будет причинять зла, ибо Он безгранично справедлив. Когда Он вершит суд над грешниками, то при этом правосудие действует во всей полноте, и Он наказывает их не более, чем они того заслуживают.

(5) Что Он никого не угнетает, то есть не угнетает охотно; Богу не доставляет удовольствие огорчать сынов человеческих, тем более собственных детей. Он поражает лишь в том случае, когда есть причина и это необходимо; и Он не отягощает нас страданиями, а принимает во внимание наши слабости. Некоторые читают это место так: «Вседержитель, постичь Которого мы не можем, велик силою; но Он не угнетает в суде, ибо у Него полнота правосудия; Он не стремится отметить наши ошибки».

(6) Он не обращает внимания на осуждения тех, кто мудр в своих глазах: Он не уважает их (ст. 24, англ.пер.). Он не меняет Свои планы, чтобы угодить им, и не позволяет другим указывать, что Ему делать, как они того желают. Он внимателен к молитвам смиренных, но не воспринимает хитрости лукавых. Немудрое Божие премудрее человеков (1Кор 1:25).

(7) Из всего сказанного легко сделать вывод, что раз Бог велик, то Его следует бояться. Более того, раз Он милостив и не угнетает, то да благоговеют пред Ним люди, ибо у Него прощение; да благоговеют пред Ним (Пс 129:4). Все люди должны благоговеть перед Богом, ибо им это полезно. «Люди вострепещут пред Ним», читают некоторые; рано или поздно они убоятся Его. Кто не благоговеет перед Богом и Его милостью, тот будет вечно трепетать, когда изольются чаши гнева.



ПОМОЧЬ НАМ В РАЗВИТИИ

Получили пользу? Поделись ссылкой!



Напоминаем, что номер стиха – это ссылка на сравнение переводов!


© 2016, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.