Лк 22 MGC

Евангелие от Луки | глава 22

Толкование Мэтью Генри


Все евангелисты, как бы они ни упускали что-то другое, о смерти и воскресении Христа дают нам подробное описание, потому что Он умер за грехи наши и воскрес для оправдания нашего; Лука же дает наиболее полный отчет об этом, добавляя многие обстоятельства и подробности, отсутствующие у других. В этой главе описывается:

I. Заговор о том, как схватить Иисуса, и участие Иуды в нем, ст. 1-6.

II. Пасхальная трапеза Иисуса с учениками, ст. 7-18.

III. Учреждение вечери Господней, ст. 19-20.

IV. Беседа Христа с учениками после вечери на раз личные темы, ст. 21-38.

V. Борение Христа в Гефсиманском саду, ст. 39-46.

VI. Арест Христа при содействии Иуды, ст. 47-53.

VII. Отречение Петра, ст. 54-62.

VIII. Оскорбления, нанесенные Христу охранниками, допрос и осуждение Его в церковном судилище, см. 63-71.

Стихи 1-6. Год искупленных настал, год, от вечности определенный в Божьих планах и так долго ожидаемый всеми чаявшими утешения Израилева. По прошествии многих веков он наконец настал, Ис 63:4. Примечательно то, что происходит это в самый первый месяц того года, в который это искупление должно было совершиться; так спешил Искупитель совершить Свое дело, так Он томился, пока оно совершится. Это было в тот же самый месяц и в то же самое время месяца (в начале месяца, Исх 12:2), когда Бог через Моисея выводил Израиля из Египта, - Первообраз должен был соответствовать прообразу. Христос был предан, когда приближался праздник опресноков, ст. 1. Приблизительно в то же самое время, когда начинались приготовления к празднику, делались приготовления и для нашей Пасхи, чтобы принести ее в жертву за нас. Здесь мы читаем о том, как:

I. Его заклятые враги (ст. 2), первосвященники, люди священные, и книжники, люди ученые, ищут, как бы погубить Его, путем насилия или обмана. Если бы это было в их власти, они бы скоро осуществили свое намерение, но они боялись народа, тем более что видели, как прилежно они посещают Его проповеди.

II. К ним присоединяется и становится их помощником вероломный ученик Христа Иуда, прозванный Искариотом. Здесь говорится, что он был одним из числа двенадцати, из числа самых достойных. Может по казаться удивительным, что Христос, знающий всех, принял в это число изменника и что этот один, который не мог не знать Христа, оказался способным на такую низость, на предательство Его. Но Христос, принимая Иуду в число Своих учеников, имел в виду святые и мудрые цели, а о том как мог человек, так близко знавший Христа, дойти до предательства, говорится в следующем стихе: Вошел же сатана в Иуду, ст. 3. Это была работа сатаны, намеревавшегося таким путем погубить дело Христа, поразить Его в голову, но ему уда лось лишь ужалить Его в пяту. Кем бы ни был предающий Христа, или истину Его, или путь Его, толкает его на предательство всегда сатана. Иуда знал, что первосвященники страстно желали заполучить Христа в свои руки и что они не могли этого сделать без помощи того, кто знает Его уединенные места так, как знал их он. Поэтому он сам пришел к ним и предложил свои услуги, ст. 4. Отметим: трудно сказать, что приносит больше вреда Царству Христа сила и хитрость Его открытых врагов или предательство и своекорыстие Его притворных друзей; больше того, без последних враги Христа не могли бы достичь своих целей, как это им удается с их помощью. Когда вы видите Иуду, сообщающегося с первосвященниками, будьте уверены, что замышляется злое, не к добру сошлись они.

III. О чем они договорились.

1. Иуда должен предать им Христа, он должен при вести их туда, где они могли бы схватить Его, не рискуя при этом вызвать мятеж; они обрадовались этому.

2. Они должны дать Иуде определенную сумму денег за это, что должно было доставить радость Иуде (ст. 5): Они согласились дать ему денег. Когда сделка состоялась, Иуда стал искать удобного времени, чтобы предать Его им. Возможно, он хитростью выведал у Иоан на и Петра, более близких к Учителю, чем он сам, где Он должен быть в такое-то время и куда направится после пасхальной трапезы, а те оказались не настолько проницательны, чтобы заподозрить его. Так или иначе, но он добился того, чего хотел, и точно определил время и место, где мог осуществить свой замысел не при народе и без лишнего шума.

Стихи 7-20. Как много доброго ожидали мы от проповедей Христа в храме во время праздника опресноков, продолжавшегося семь дней, когда народ каждое утро, причем рано утром, так стремился послушать Его! Но вот этому пришел конец. Христос должен был приступить к другому делу, однако оно должно принести намного больше добра, чем другие дела, ибо дни страданий как Христа, так и Его Церкви никогда не бывают пустыми, бесполезными днями. Здесь описываются:

I. Приготовления к пасхальной трапезе Христа с учениками, которые делались, согласно закону, в день опресноков, когда надлежало закалать пасхального агнца, ст. 7. Христос подчинился закону и соблюдал его установления, особенно касающиеся пасхи, чтобы научить и нас так же соблюдать Его евангельские установления, особенно относительно вечери Господней, и не пренебрегать ими. Вероятно, утром, послав Петра и Иоанна в город приготовить пасху, Сам Он пошел в храм проповедовать. Те, кто имеет около себя слуг, исполняющих значительную долю их мирских дел, не должны думать, что это позволяет им бездельничать; нет, это обязывает их больше заниматься духовным трудом или служить обществу. Христос указал посланным Им, куда они должны пойти (ст. 9-10): им нужно было последовать за человеком, несущим кувшин воды, и тот проводит их до дома. Христос мог бы описать им этот дом, возможно, этот дом был им известен, и достаточно было только сказать, чтобы они шли в такой-то дом, или в дом на такой-то улице, под таким-то номером. Но Он направил их именно таким образом, чтобы научить их жить в полной зависимости от водительства Провидения и неуклонно следовать ему шаг за шагом. Они пошли, не зная, куда они идут и за кем им следовать. Придя в дом, они должны были попросить хозяина показать им комнату (ст. 11), и тот с готовностью сделает это, ст. 12. Был ли это дом друга или какое-то общественное заведение, неизвестно, но ученики нашли и провожатого, и дом, и комнату, все точно так, как сказал им Христос, ст. 13. Кто идет по слову Христа, тому не следует опасаться разочаровании. Следуя данным им указаниям, ученики все нашли готовым для совершения пасхальной трапезы, ст. 13.

II. Торжественное празднование пасхи в соответствии с законом. И когда настал час приступить к вечере, Он возлег, вероятно во главе стола, и двенадцать Апостолов с Ним, в том числе и Иуда. Это вполне возможно, что те, в чьем сердце обитает сатана и всякого рода нечестие, могут, тем не менее, продолжать исповедовать религию и исполнять ее внешние обязанности; и пока все это таится в их сердцах и не выливается во что-то позорное, они не могут быть отрешены от внешних привилегий внешнего исповедания. Хотя Иуда был уже виновен в явном акте измены, но об этом никто не знал, и Христос допускает ему присутствовать вместе со всеми на пасхальной трапезе. Заметим следующее:

1. Как Христос желал есть эту пасху, научая этим и нас так же относиться к Его пасхе, вечере Господней, приступать к ней с таким же желанием (ст. 15): «Очень желал Я, имел весьма сильное желание есть с вами сию пасху прежде Моего страдания». Он знал, что она будет вступлением к Его страданиям, и поэтому желал ее, ибо эти страдания предназначались для славы Отца Его и для искупления человека. И Он был рад исполнить эту часть воли Божией относительно Себя как Искупителя. Неужели мы будем медлить в служении Тому, Кто так спешил совершить дело нашего спасения! Смотрите, какую любовь Он имел к Своим ученикам, как желал Он есть пасху с ними, чтобы хотя бы в течение короткого времени быть с ними наедине, без посторонних, для чего им не представлялась возможность в Иерусалиме, за исключением этого единственного случая. Он собирался вскоре оставить их, но очень хотел есть с ними сию пасху прежде Своего страдания, как если бы утешение от общения с учениками могло помочь Ему мужественнее перенести эти страдания и облегчить их. Заметим: наша евангельская пасха, которую мы верою вкушаем вместе с Иисусом Христом, является прекрасной подготовкой к страданиям, испытаниям и к самой смерти.

2. Как Христос в этой трапезе прощается со всеми пасхами, подразумевая под этим отмену всех установлений обрядового закона, в том числе и установления о пасхе, самого первого и самого превосходного из них-(ст. 16): «Уже не буду есть ее, и Мои ученики не будут более соблюдать ее, пока она не совершится в Царствии Божием».

(1) Она совершилась, когда Христос, Пасха наша, был заклан за нас, 1Кор 5:7. Этот прообраз, эта тень теперь упразднены, потому что в Царстве Божием свершилась сама суть, заменившая их.

(2) Она совершилась в вечере Господней, установлении евангельского Царства. Пасха нашла в ней свое осуществление, и после излияния Духа Святого ученики часто совершали ее, о чем мы читаем в Деян 2:42,46. Они ели ее, и Христос, можно сказать, ел вместе с ними, благодаря тому духовному общению, которое они имели с Ним в ней. Он сказал, что будет вечерять с ними и они с Ним, Отк 3:20. Но (3) Праздник освобождения найдет свое полное осуществление в Царстве славы, когда весь духовный Израиль Божий будет освобожден от рабства смерти и греха и овладеет землей обетованной. Сказанное Христом о вкушении пасхального агнца Он повторяет и в отношении пасхального вина, чаши благословения, или благодарения, из которой все собравшиеся обычно пили за здоровье хозяина пира в завершение пасхальной вечери. Он взял эту чашу, согласно обычаю, и воздал благодарение за избавление Израиля из Египта и спасение первенцев его, сказав: приимите ее и разделите между собою, ст. 17. Он не говорил этого относительно чаши, которая была Новым Заветом в Его крови, то есть более важной и ценной чашей, и которую Он давал в руки каждому, чтобы они научились применять ее к своей собственной душе. Что же касается пасхальной чаши, подлежавшей упразднению, то достаточно было сказать: «Примите ее и разделите между собою, делайте с ней, что хотите, ибо больше у нас уже не будет повода пить ее, ст. 18. Ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, не буду больше пить из этой чаши, доколе не придет Царствие Божие, доколе не изольется Дух Святой, когда вы будете, совершая вечерю Господню, вспоминать более славное избавление, образами и символами которого были исход из Египта и пасха, напоминающая об этом событии. Царство Божье приблизилось настолько, что вам не потребуется есть или пить, пока оно не придет». Сказанное Христом осуществилось на следующий день в Его смерти. Как Христос с радостью распрощался со всеми установленными законом праздниками (отменявшимися вместе с пасхой) ради евангельских праздников, как духовных, так и сакраментальных, так и искренние христиане, когда они отзываются из воинствующей Церкви и переходят в Церковь торжествующую, с радостью меняют свои духовные трапезы, и тем более сакраментальные, на вечный пир.

III. Учреждение Вечери Господней, ст. 19-20. Пасха и освобождение из египетского плена были символическими и пророческими знаками пришествия Христа, Который должен был смертью Своей освободить нас от греха, смерти и тирании сатаны; но они уже не говорят: жив Господь, выведший нас из земли египетской, ибо это избавление затмевается более великим избавлением. Поэтому устанавливается вечеря Господня как знак воспоминания, или памятник того, что Христос уже пришел, что смертью Своей Он освободил нас. Именно Его смерть представлена в этом таинстве.

1. Ломимое тело Христово вспоминается в вечере Господней как жертва за нас посредством преломления хлеба; жертвы в эпоху закона тоже назывались хлебом Богу нашему (Лев 21:6,8,17): сие есть Тело Мое, которое за вас предается... Эта жертва составляет трапезу, и мы должны применять ее к себе и извлекать из нее пользу и утешение для себя. Этот хлеб, который был предан за нас, дается нам в качестве пищи для наших душ, ибо ничто не может так насытить и удовлетворить их, как учение об искуплении греха, совершенном Христом, и уверенность в том, что это искупление распространяется и на нас. Этот хлеб был преломлен и предан за нас, чтобы искупить грехи наши, и теперь преломляется и подается нам, чтобы удовлетворить потребности наших душ. И мы творим это в воспоминание о том, что сделал Он для нас, когда умер за нас, и как памятник того, что делаем мы, становясь причастниками Ему и соединяясь с Ним в вечном завете, подобно тому как Иисус Навин поставил камень в качестве свидетеля, Иис. Нав 24:27.

2. Пролитие Крови Христовой, посредством которой совершилось искупление (ибо кровь сия душу очищает, Лев 17:11), символически представляется вином в чаше. Эта чаша с вином является символом и знаком Нового завета, или нового соглашения, заключенного с нами. Вино напоминает об искуплении посредством Крови Христа и подтверждает обетования завета, которые Да и Аминь в Нем. Оно оживляет и обновляет наши души, подобно вину, которое веселит сердце. При всяком воспоминании о Крови Христовой мы должны смотреть на нее как на пролитую за нас; мы нуждались в ней, живем ею сейчас и надеемся получить благословение через нее: Кто возлюбил меня и предал Себя за меня. Всякий раз, рассматривая Новый завет, мы должны взирать на кровь Христа, дающую ему жизнь и существование и подтверждающую все его обетования для нас. Если бы не Кровь Христа, то мы никогда не имели бы Нового завета; и если бы не Новый завет, то мы никогда не узнали бы значения пролитой Крови Христовой.

Стихи 21-38. В этом разделе представлена беседа Христа с учениками, имевшая место после вечери; мы находим в ней много нового, а в Евангелии от Иоанна обнаружим еще и другие добавления. Нам надо учиться у Христа, как наставлять свою семью и своих друзей за столом доброй и назидательной беседой, могущей послужить ко благу слушателей. Но особенно после участия в трапезе Господней мы должны поддерживать друг в друге соответствующее духовное настроение путем христианского общения. Вопросы, обсуждаемые здесь Христом, были важны и актуальны.

I. Он беседует с учениками о том, что один из присутствующих предаст Его.

1. Он дает им понять, что среди них находится предатель и что он является одним из них, ст. 21. Поместив этот отрывок после описания вечери Господней (хотя Матфей и Марк поместили его перед ним), Лука ясно указывает этим, что Иуда участвовал в той вечере, ел от того хлеба и пил из той чаши; ибо, после того как это таинство было совершено, Христос сказал: вот, рука предающего Меня со Мною за столом. Были и такие, которые ели с Христом хлеб, а потом предавали Его.

2. Он предсказывает, что предательство должно совершиться (ст. 22): Впрочем, Сын Человеческий идет по предназначению, идет туда, где будет предан, ибо Он предается согласно совету и предведению Бога, иначе бы Иуда и не смог предать Его. Христа не принуждали к страданиям, но Он добровольно шел на них. Он сказал: вот, Я иду.

3. Он угрожает предателю: горе тому человеку, которым Он предается. Заметьте: ни терпение святых в их страданиях, ни определение Божье относительно их страданий не извиняют тех, чьи руки повинны в их страданиях или преследованиях. Хотя Бог предопределил, что Христос должен быть предан, и хотя Он Сам добровольно покорился этому, тем не менее грех Иуды или наказание за этот грех вовсе не становятся от этого меньше.

4. Сказав, что предателем будет один из них, и не назвав при этом его имени, Христос привел в страх остальных учеников, они стали подозревать самих себя (ст. 23): И они начали спрашивать друг друга, кто бы из них был, который это сделает, кто из них может дойти до того, чтобы предать такого доброго Учителя. Они не спрашивали: не ты ли? - но: не я ли?

II. Относительно возникшего среди учеников спора о том, кто из них больше.

1. Заметьте, о чем они спорили: кто из них должен почитаться большим. Множество таких споров о достоинстве и превосходстве, имевших место среди учеников до того, как на них излился Дух Святой, были печальным предзнаменованием подобных споров о первенстве и стремления к власти в церквах, возникших после того, как Дух Святой был вынужден оставить их. Как это было несовместимо с тем, о чем шла речь стихом ранее! Там они спрашивали, кто из них может оказаться предателем, а здесь - кто будет царем. Как могут в одном человеке сочетаться такое смирение и такая гордость, такое тщеславие? Это подобно тому, как если бы из одного источника текла сладкая и горькая вода. Как противоречиво лукавое сердце человека!

2. Смотрите, что сказал Христос по поводу их спора. Он не был с ними резок, как можно было бы ожидать (поскольку Ему часто приходилось укорять их в этом), но мягко указал им на греховность и безумие этого спора.

(1) Это означало уподобляться языческим царям, которые любят мирские почести и власть, ст. 25. Они господствуют над своими подданными и всегда стремятся господствовать также над другими царями, если считают их не такими сильными, как они сами, несмотря на то что те такие же цари, как и они. Заметьте: господство более подобает царям языческим, чем служителям Христа. Однако обратите внимание на то, что господствующие над другими, присваивающие себе право навязывать им свою волю и свои законы, называются благодетелями - sdspystg. Они сами себя так называют, а также льстецы и те, кто служит их интересам. Они претендуют ж звание благодетелей и на этом основании - на допущении их к власти. Больше того, они претендуют на то, что в своем правлении они показывают себя благодетелями. Хотя в действительности они служат самим себе, но хотят, чтобы о них думали как о слугах своего народа. Один из Птолемеев носил титул Euspyssg Благодетель. Наш Спаситель, говоря об этом, подразумевает следующее:

[1] Что творить доброе гораздо более почетно, чем выглядеть великим, ибо эти цари, будучи ужасом для сильных, вовсе не хотели так называться, но предпочитали, чтобы их называли благодетелями для бедных, так что по их собственному признанию благодетель страны - звание более почетное, чем правитель.

[2] Что творить доброе - это самый верный путь к величию, а иначе стремящиеся стать правителями не желали бы так страстно называться благодетелями. Поэтому Христос хочет убедить Своих учеников в том, что самая высокая честь для них - сделать как можно больше добра в этом мире. Неся в мир Евангелие, они действительно будут его благодетелями. И пусть они ценят это звание, которого действительно будут удостоены, и тогда им не придется спорить, кто из них больше, ибо все они будут большими - большим благословением для рода человеческого, чем цари земные, господствующие над ними. И если они имеют то, что, по общему признанию, является большей честью, то есть являются благодетелями, то пусть пренебрегут меньшей честью - честью быть правителями.

(2) Это означало быть непохожими на учеников Христа и на Самого Христа: «А вы не так, ст. 26-27. Ваше назначение состоит не в том, чтобы господствовать (кроме как силой истины и благодати), но чтобы служить». Если церковные руководители любят внешнее величие и власть, предаются мирским интересам и подчиняются влиянию мира, то они унижают свое служение, и это свидетельствует об упадке, подобном упадку Израиля, когда он захотел иметь царя, как и прочие народы, окружавшие их, тогда как Господь был их Царем. Заметьте здесь:

[1] Какое правило дает Христос Своим ученикам: кто из вас больше, то есть старше, кому по возрасту полагается первенство, будь как младший (рус. меньший. Прим. переводчика.), как в смысле скромности положения (пусть они снизойдут до того, чтобы сидеть рядом с молодыми и быть простыми в обращении с ними), так и в вопросе труда. Мы говоим: juniores ad labores, seniores ad honores пусть молодые трудятся, а старики пользуются почетом. Но и старики должны трудиться, как и молодые, их возраст и почетное положение не дают им права наслаждаться покоем, а напротив, обязывают их вдвойне трудиться. И начальствующий, о rfvouvoug председатель какой-нибудь коллегии или ассамблеи, будь как служащий, ид о mvtov как диакон; он должен унизиться до самого простого и утомительного труда, если это потребуется ради общего блага.

[2] Какой пример этого правила дает Христос в Себе Самом: кто больше: возлежащий, или служащий? Тот, кто прислуживает, или тот, кому прислуживают? Находясь в данный момент среди Своих учеников, Он уподобился служащему за столом. Он был так далек от того, чтобы держаться высокомерно или отдыхать, приказывая обслуживать Себя, что готов был послужить им любым добрым делом; свидетельством тому было омовение их ног. Так могут ли принимать на себя образ царей называющиеся последователями Того, Кто принял на Себя образ раба?

(3) Им не следует бороться за мирские почести и высокое положение, так как Он приготовил для них совершенно другую, лучшую славу - Царство, трапезу, престол, причем для каждого из них, они все будут участвовать в этом на равных правах, и у них не будет повода состязаться за первенство, ст. 28-30.

[1] Похвала, выраженная Христом ученикам за их верность Ему. Это было достаточной для них честью, им не следовало стремиться ни к чему большему. Это было сказано с оттенком похвалы: «вы пребыли со Мною в напастях Моих - вы поддерживали Меня, оставались верными Мне, тогда как другие оставили Меня и повернулись ко Мне спиной». Христос имел Свои искушения, Он был отвергаем и презираем людьми, Его поносили и оскорбляли, Он претерпел поругание от грешников. Но Его ученики всегда оставались рядом с Ним и сострадали Ему во всех Его скорбях. Хотя это было малой помощью, какую они могли оказать Ему, незначительным служением, какое они были в состоянии совершить для Него, но тем не менее Христос доброжелательно принимал то, что они пребыли с Ним. Он признает здесь их доброту, хотя своим пребыванием с Ним они были обязаны содействию Его собственной благодати. Ученики Христа были весьма несовершенны в исполнении своих обязанностей. Мы находим у них много ошибок и немощей, они были очень забывчивы и часто ошибались, однако их Учитель все это оставляет без внимания, забывает об этом. Он не укоряет Своих учеников за их слабости, но дает такое достопамятное свидетельство о них: вы пребыли со Мною. Итак, при расставании с ними Он хвалит их, показывая этим, что готов наилучшим образом думать о тех, чьи сердца, Он знает, искренни перед Ним.

[2] Воздаяние, предназначенное им за их верность: Я завещаваю, tart at, вам Царство. Или: Я завещаваю вам, так как Отец Мой завещал Царство Мне, что вы будете есть и пить за трапезою Моею. Это можно понимать,

Во-первых, как относящееся к тому, что будет сделано для них в этом мире. Бог дал Сыну Своему Царство среди людей, евангельскую Церковь, для которой Он является живой, животворящей и управляющей Главой. Именно это Царство Он завещавал Своим апостолам и их преемникам в евангельском служении, чтобы они пользовались утешениями и привилегиями Евангелия и помогали приобщиться к ним и другим с помощью евангельских установлений; чтобы они сидели на престолах как служители Церкви и судили, не только путем объяснений, но и путем увещаний, колена Израилевы, упорствующие в неверии, и предсказывали гнев Божий против них; чтобы они управляли также и евангельским, духовным Израилем посредством установленной церковной дисциплины, применяя ее с любовью и кротостью. Вот честь, какую Он приготовил для них. Или же,

Во-вторых, это относится к тому, что они получат в грядущем мире; я считаю, что именно это здесь имеется в виду главным образом. Пусть они исполняют свое служение в этом мире, а вознаграждение получат в ином. Бог даст им Царство, где:

1. Они будут иметь самое богатое угощение, ибо будут есть и пить за трапезой Христа в Его Царстве, о чем Он сказал им, ст. 16, 18. Они разделят с Ним радости и наслаждения в воздаяние за их служение и страдания. Они найдут полное удовлетворение для своих душ, созерцая Бога и наслаждаясь общением с Ним; они будут иметь самое лучшее общество, как на пире, где царит совершенная любовь.

2. Они удостоятся высочайшей почести: «Вы не только сядете за царскую трапезу, как Мемфивосфей сидел за столом Давида но удостоитесь царского престола - сядете со Мною на престоле Моем, Отк 3:21. В судный день вы будете сидеть на престолах как помощники Христа, чтобы утверждать и одобрять Его приговор двенадцати коленам Израилевым». Если святые будут судить мир (1Кор 6:2), то тем более церковь.

III. Об отречении Петра.

1. Общее замечание, высказанное Христом Петру, о замыслах сатаны в отношении его и остальных апостолов (ст. 31): И сказал Господь: Симон! Симон! - заметь, что я скажу тебе, - се, сатана просил, хочет иметь вас всех в своих руках, чтобы просеять вас, как пшеницу (англ. текст. - Прим. переводчика.). Петр, бывший обычно устами всех остальных учеников, когда говорил с Христом, теперь стал их общим ухом; то, что предназначалось для предостережения им всем (все вы соблазнитесь о Мне), высказывается Петру, потому что касалось прежде всего его, ему угрожало особое нападение со стороны искусителя: сатана хочет просеять тебя. Вероятно, сатана обвинял учеников перед Богом в том, что в своем следовании за Христом они преследуют корыстные цели и стремятся только к обогащению и продвижению в этом мире, как он некогда обвинял Иова. «Нет, - говорит Бог, - они честные люди, искренние». «Разреши мне испытать их, - сказал сатана, - в частности Петра». Он желал распоряжаться ими, чтобы просеять их и доказать им, что они мякина, а не пшеница. Трудности надвигавшиеся теперь на них, были просеиванием, проверкой их внутреннего состояния. Но это еще не все, сатана хотел просеять их своими искушениями, намереваясь этими трудностями ввести их в грех, привести в состояние недоумения и смятения, как пшеницу, когда ее просеивают, чтобы очистить как можно лучше. Или же, скорее, он хотел так вытряхнуть пшеницу, чтобы не осталось ничего, кроме мякины. Заметьте: сатана не мог просеивать учеников, не получив на это Божьего разрешения. Он просил их, он выпрашивал у Бога позволения испытать и искусить Иова. Птпаато - «Он бросил вам вызов, он вознамерился доказать, что все вы - лицемеры, а особенно Петр самый первый из вас». Некоторые предполагают, что сатана требовал позволения испытать учеников в наказание за их спор о первенстве, в котором Петр был самым горячим: «Позволь мне за это просеять их».

2. Особое ободрение, данное Христом Петру в связи с этим испытанием: «Я молился о тебе, потому что хотя сатана просил всех вас просеять, однако особенно яростной атаке ему позволено подвергнуть именно тебя. Но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя... чтобы она не потерпела полного и окончательного краха». Отметим:

(1) Если мы сохраняем веру в час искушения, то хотя и упадем, но не погибнем окончательно. Вера угасит раскаленные стрелы диавола.

(2) Хотя вера искренних верующих может претерпеть много падений, однако полного и окончательного крушения их веры не произойдет. Это их семя, их корень, остающийся в них.

(3) Только благодаря посредничеству и ходатайству Христа вера учеников хотя временами и колебалась, однако не рухнула совсем. Если бы они были предоставлены самим себе, то погибли бы, но они были хранимы силой Божией и молитвой Христа. Христос исполняет Свое ходатайство не только за всех верующих вообще, но и за отдельных верующих (Я молился о тебе), и это побуждает нас молиться за себя, а также обязывает молиться и за других.

3. Данное Петру поручение, чтобы он помог другим, когда сам получит помощь от Бога: «И ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих; когда ты будешь восстановлен благодатью Божьей и приведен к покаянию, то сделай, что в твоих силах, чтобы обратить и других; когда ты увидишь что они сохранили веру, то постарайся утвердить ее и укрепи их; когда ты сам обретешь милость Божью, ободри других, чтобы они тоже надеялись на Его милость». Отметим:

(1) Кто впал в грех, должен обратиться от него; кто совратился, должен вернуться; кто оставил первую любовь, должен творить свои прежние дела.

(2) Кто обратился от греха посредством благодати Божьей, тот должен приложить все старания для укрепления своих братьев, которые стоят, чтобы предотвратить их падение, см. Пс 50:13-15; 1Тим 1:13.

4. Заверения Петра в том, что он останется верным Христу, чего бы это ему ни стоило (ст. 33): Господи! с Тобою я готов и в темницу, и на смерть идти. Это было сильно сказано, однако я верю, что эти слова Петра выражали то, что он тогда чувствовал, думая, что именно так и поступит. Иуда никогда так не протестовал против отречения от Христа, хотя его часто предупреждали об этом, ибо его сердце было так же всецело направлено на зло, как сердце Петра против зла. Отметим: все истинные ученики Христовы искренне желают и намереваются следовать за Ним, куда бы Он ни пошел и куда бы их ни повел, хотя бы даже в темницу, даже из этого мира.

5. Ясное предсказание Христа о том, что Петр трижды отречется от Него (ст. 34): «Говорю тебе, Петр (ты не знаешь собственного сердца, поэтому ты будешь ненадолго предоставлен самому себе, чтобы узнать его и больше уже никогда не надеяться на него), не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня». Заметим: Христос знает нас лучше, чем мы сами себя знаем, и знает зло, которое есть в нас и которое мы совершим, о чем мы сами и не подозреваем. И это хорошо для нас, что Христос знает наши слабые места лучше, чем мы, а поэтому знает и то, когда нам послать необходимую благодать; Он знает, насколько сильно будет искушение, и поэтому знает, когда сказать: доселе дойдешь, и не перейдешь.

IV. Относительно состояния всех учеников.

1. Он напоминает им об их прошлом положении, ст. 35. Он уже отметил, что они были верными Его слугами, ст. 28. Теперь, при расставании, Он ожидает от них признания, что, с тех пор как они, оставив все, последовали за ним, Он был для них добрым и заботливым Господином: когда Я посылал вас без мешка, имели ли вы в чем недостаток?

(1) Он признает, что посылал их трудиться с очень бедным едва достаточным обеспечением, босыми, с пустым кошельком, потому что они уходили недалеко и ненадолго; Он хотел таким образом научить их полагаться но провидение Божье и, вместе с тем, на доброту своих друзей. Если Бог таким же образом посылает нас в этот мир, то будем помнить, что те, кто лучше нас, начинали с того же.

(2) Несмотря на это, они не имели ни в чем недостатка, они жили так же безбедно и с таким же комфортом, как и всегда; они с готовностью подтверждают это: ни в чем, Господи. Я имею все и избыточествую. Заметим:

[1] Хорошо почаще вспоминать о ежедневном Божьем попечении о нас и замечать, как мы преодолевали все встречавшиеся на пути трудности и препятствия.

[2] Христос есть благой Господин, и служение Ему тоже есть благо, ибо хотя иногда Его слуги и терпят унижения, однако Он всегда приходит им на помощь, и хотя испытывает их, но никогда не оставляет. Иегова-ире.

[3] Мы должны быть довольны и не жаловаться, когда у нас есть самое необходимое для этой жизни, даже если не имеем ни лакомств, ни излишеств и живем одним днем, живем за счет доброты наших друзей. Ученики жили на пожертвования, и тем не менее не жаловались, что их содержание было ненадежно, но признавали, к чести своего Учителя, что оно было вполне достаточным, они ни в чем не имели недостатка.

2. Он обращает их внимание на то, что приближается время, когда в их положении произойдут очень большие перемены. Ибо:

(1) Он, их Учитель, теперь вступает в полосу Своих страданий, о которых так часто им предсказывал (ст. 37): «Ныне должно исполниться на Мне и сему написанному, среди всего прочего и этому: и к злодеям причтен - Он должен пострадать и умереть, как злодей, в обществе самых отъявленных злодеев. Этому надлежит еще исполниться, и тогда то, что о Мне, что написано обо Мне, придет к концу, и Я скажу: совершилось». Отметим, страдающие христиане могут находить для себя утешение в том, что их страдания, как и страдания Христа, были предсказаны и предопределены в небесных планах и вскоре закончатся небесной радостью. Это было написано о них, и это придет к концу, и конец этот будет хорошим, навеки хорошим.

(2) Поэтому им следует ожидать скорбей и не рассчитывать на ту легкую и спокойную жизнь, какую они имели до сих пор, нет, положение меняется. В настоящее время им надлежит в какой-то мере пострадать вместе со своим Учителем, а когда Он уйдет, им предстоит пострадать подобно Ему. Слуга не больше Господина своего.

[1] Теперь они не должны надеяться на то, что друзья их будут такими же добрыми и великодушными, как прежде, поэтому, кто имеет мешок, пусть возьмет его, ибо он может понадобиться ему, как и другие хозяйственные вещи.

[2] Им следует также учитывать то, что враги их будут более яростными, чем прежде, и у них может появиться необходимость не только в запасе продовольствия, но и в оружии: у кого нет меча, чтобы обороняться от разбойников и убийц (2Кор 11:26), тот, обнаружив свою нужду в нем, будет готов продать одежду свою, чтобы приобрести его. Это сказано с единственной целью: показать, насколько опасным будет время, что человеку без меча нечего и думать защитить себя. Однако ученики Христовы должны вооружаться мечем Духа. Как Христос пострадал за нас, так и мы должны вооружиться той же мыслью (1Пет 4:1): ожиданием трудностей, чтобы они не были неожиданными для нас, и святой покорностью воле Божьей, чтобы не сопротивляться ей. И тогда мы будем вооружены лучше, чем если бы продали свою одежду и купили меч. Проверив свое вооружение, ученики обнаружили, что у них есть два меча (ст. 38), один из которых принадлежал Петру. Галилеяне обычно путешествовали с мечами. Христос не носил меч Сам, но не был против того, что Его ученики имели их. Однако Христос дает им понять, что не хочет, чтобы они надеялись на свои мечи, и сказал им: довольно. Некоторые усматривают в ответе Христа иронию: «Два меча на двенадцать человек! Вы действительно превосходно вооружены против наших врагов, идущих против нас в великом множестве и каждый из них вооружен мечом!» Однако двух мечей вполне достаточно для тех, кто не нуждается ни в одном, поскольку храним Господом, Который есть щит, охраняющий его, и меч славы его, Втор 33:29.

Стихи 39-46. В данном отрывке содержится потрясающее повествование о борении Христа в Гефсиманском саду, имевшем место непосредственно перед предательством Его; оно подробно описывается другими евангелистами. В этом борении Христос принял на Себя то, что теперь предстояло Ему как часть Его миссии, сделал душу Свою жертвой за грех. Его душа была поражена скорбью о грехе, за который Он должен был расплатиться, и предчувствием гнева Бога; грех людей сделал их отвратительными для Него, а Он был угоден Ему как жертва, достойная быть сожженной небесным огнем, что было верным знаком принятия ее. Он вступал в борьбу с силами тьмы, в которой, предоставив им все преимущества, какие они желали, Он все-таки одержал над ними победу.

I. Что мы читаем в этих стихах из того, что уже знаем:

1. Когда Христос вышел из дома, ученики Его (одиннадцать, ибо Иуда покинул их) последовали за Ним, несмотря на поздний час и дальний путь. Как до сих пор они пребывали с Ним в напастях Его, так и теперь не хотели оставлять Его.

2. Христос отправился на то место, куда Он ходил по обыкновению в поисках уединения; это говорит о том, что Христос имел привычку удаляться, часто бывал наедине, чтобы и нас научить так поступать, чтобы чаще бывать наедине с собой и иметь более свободное общение с Богом. Хотя Христос не имел удобного места для уединения, кроме этого сада, тем не менее Он удалился. Так следует поступать и нам после участия в Господней трапезе, ибо после нее мы должны делать то, что требует уединения.

3. Он призывал учеников Своих молиться, чтобы они хотя и не могли избежать приближающегося испытания, однако не впали в искушение в нем; чтобы во время наибольшей опасности, когда они будут в большом страхе, у них не появилось никакой склонности оставить Его, сделать шаг к отступлению: «Молитесь, чтобы вы могли удержаться от греха».

4. Он отошел от них и молился наедине; ученики должны были нести свои нужды к престолу благодати, а Христос - Свои, и поэтому им следовало молиться по отдельности, не так, как раньше, когда они, имея общую нужду, молились вместе. Он удалился от них вглубь сада на расстояние броска камня, то есть 50-60 шагов, как считают некоторые, и там преклонил колена (как здесь сказано) на голой земле. Однако другие евангелисты говорят, что потом Он пал на лицо Свое и молился о том, чтобы, если это угодно Богу, чаша страданий, эта горькая чаша, миновала Его. Это был голос того невинного страха перед страданиями, который Он, будучи настоящим, реальным человеком, не мог не испытывать.

5. Зная волю Своего Отца - что Ему надлежит пострадать и умереть, что это было необходимо ради нашего искупления и спасения, - Он тотчас отказывается от этой просьбы, не настаивает на ней, но покоряется воле Отца Своего Небесного: «Впрочем не Моя воля, не воля Моей человеческой природы, но воля Бога да будет, как написано о Мне в Писании, воля, которую Я желаю исполнить».

6. Ученики Его заснули, когда Он молился и когда они сами тоже должны были молиться, ст. 45. Когда Он встал от молитвы, Он нашел их спящими, равнодушными к Его страданиям. Но обратите внимание, какое снисходительное объяснение дает их поступку Лука, в отличие от других евангелистов, – они спали от печали. Сильная печаль по поводу прощания с их Учителем, состоявшегося этим вечером, так изнурила их души, сделала их такими бесчувственными и отяжелевшими, что их клонило ко сну (поскольку было уже поздно). Это учит нас искать наилучшего объяснения немощам наших братьев, проявлять милосердие к ним, предпочитая из двух возможных объяснений лучшее.

7. Разбудив их, Он опять призывает их к молитве (ст. 46): «Что вы спите? Зачем вы позволяете себе спать? Встаньте и молитесь. Стряхните с себя дремоту, чтобы быть в состоянии молиться, молитесь о благодати, чтобы стряхнуть эту дремоту». Это подобно тому, как начальник корабля обратился к Ионе во время бури (Иона 1:6): Встань, воззови к Богу своему... Когда мы сознаем, что приближаемся к искушению, то должны встать и молиться: Господи, помоги мне в трудный час. Но II. В этом отрывке имеются три момента, которые мы не встречали у других евангелистов:

1. Когда Христос находился в борении, явился Ему Ангел с небес и укреплял Его, ст. 43.

(1) То, что Он нуждался в помощи ангела и принял ее, свидетельствует о Его глубоком смирении. Влияние Божественной природы на время прекратилось, и Он ненадолго стал ниже Ангелов, по Своей человеческой природе, поэтому мог принять помощь от них.

(2) Не обретя освобождения от страданий, Он получил укрепление и поддержку в них, что было равноценно освобождению от них. Если Бог наделил нас плечами, могущими нести бремя, то у нас нет причины жаловаться, какое бы бремя Он ни возложил на нас. Давид счел достаточным ответом на свою молитву, когда Бог вселил в душу его бодрость; так же делает и сын Давидов, Пс 117:3.

(3) Ангелы служили Господу Иисусу в страданиях Его. Он мог бы иметь легионы ангелов для избавления Своего, больше того, и один ангел мог бы рассеять и победить весь отряд, пришедший схватить Его, однако Он воспользовался их служением только для укрепления в борьбе. Это посещение Христа ангелом в то время, когда враги Его бодрствовали, а друзья спали, было таким же своевременным знаком Божественного благоволения, как и укрепление Его. Однако это было не все: ангел, вероятно, что-то сказал Христу, чтобы укрепить Его, напомнил Ему, что Его страдания послужат к славе Божьей, к Его собственной славе и к спасению тех, кого Бог дал Ему; возможно, он напомнил Ему о радости, предлежавшей Ему, о потомстве, которое Он узрит. Этими и другими подобными напоминаниями ангел ободрял Христа продолжать Свой путь с радостью; каким утешительным было это подкрепление. Может быть, ангел что-то сделал, чтобы укрепить Христа: отер Его пот и слезы, возможно, дал Ему какое-то укрепляющее средство, как после Его искушения в пустыне; или взял Его за руку и помог подняться с земли, или понес Его, когда Он был готов упасть в изнеможении. В этом служении ангела Дух Святой i ouojv aurov - влагал силу в Него, как означает эти слова. Действительно, Господу угодно было поразить Его, но неужели Он в полном могуществе стал бы состязаться с Ним? О, нет, наоборот, Он вложил в Него силу (Иов 23:6), как обещал, Пс 88:22; Ис 49:8; 50:7.

2. Находясь в борении, Христос прилежнее молился, ст. 44. Чем больше овладевали Им печаль и скорбь, тем более настойчиво Он молился. Это не означает, что вначале Он молился равнодушно и холодно, а потом Его молитвы стали более горячими, что выражалось в Его голосе и жестах. Отметим: хотя молитва никогда не бывает несвоевременной, однако она особенно своевременна, когда мы находимся в борении; и чем сильнее наша борьба, тем горячее и чаще должны быть наши молитвы. Это был тот самый час, когда Христос с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления... и услышан был за Свое благоговение, Евр 5:7; с этим благоговением Он боролся подобно Иакову, боровшемуся с ангелом.

3. Во время борения пот Его был, как капли крови, падающие на землю. Пот появился вместе с грехом и был частью Божьего проклятия, Быт 3:19. Поэтому, когда Христос стал грехом и проклятием за нас, Он испытал мучительное потоотделение, чтобы мы могли в поте лица Его есть хлеб и чтобы Он мог смягчить и освятить наши испытания. Среди критиков ведутся споры: просто ли пот здесь сравнивается с каплями крови, потому что он был более густым, чем обычно, так как поры на теле Христа открылись шире, или же это была реальная кровь, истекавшая из капилляров и соединявшаяся с потом, так что он имел цвет крови и поистине мог быть назван кровавым потом. Однако это не столь важно. Некоторые считают, что это был один из тех моментов, когда Христос проливал за нас Свою кровь, ибо без пролития крови нет прощения. Каждая пора Христа была, как кровоточащая рана, и кровь Его запятнала все Его одежды. Это свидетельствовало о муках души Его. Он находился не в помещении, а на открытом воздухе, в холодное время года, стоял на холодной земле глубокой ночью. Этого, казалось бы, было вполне достаточно, чтобы предотвратить всякое потоотделение, однако Христос обливался потом, что говорит о чрезвычайно сильном борении, в котором Он находился.

Стихи 47-53. Сатана, обнаружив, что все его попытки запугать нашего Господа Иисуса и лишить Его самообладания потерпели неудачу, прибегает (это его обычный метод) к силе и оружию; он приводит народ (и сам приходит в них), чтобы схватить Его. Здесь описывается:

I. Как Иуда указывает на Христа. Появляется большой отряд во главе с Иудой, ибо он был вождем тех, которые взяли Иисуса. Они не знали, где найти Его, но он привел их на место; когда они пришли туда, то не знали, кто Он, но Иуда сказал им, что кого он поцелует, Тот и есть. Итак, Иуда подошел к Иисусу, чтобы поцеловать Его с той обычной свободой и фамильярностью, которую наш Господь позволял Своим ученикам в обращении с Ним. Лука отмечает, с каким вопросом обратился Христос к Иуде, чего мы не находим у других евангелистов: Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого? (ст. 48). Как! Это условный знак? Неужели Сын Человеческий должен быть предан? Разве от Него можно что-то утаить, или как будто Ему могут быть не известны какие-то замыслы против Него? Неужели Его должен предать один из Его собственных учеников, разве Он был для них жестоким Господином или заслужил наказания от их рук? Неужели Он должен быть предан целованием? Неужели знак дружбы может стать средством предательства? Подвергался ли когда-либо знак выражения любви такому осквернению и оскорблению? Отметим: ничто не может быть более оскорбительным и горьким для нашего Господа Иисуса, как быть преданным, причем преданным целованием того, кто исповедовал свое родство с Ним и свою любовь к Нему. Так поступают те, кто под видом ревности о Божьей славе преследуют Его рабов, кто под маской кажущейся заботы о славе благодати наносят удары по тому, что является корнем святости и строгости поведения. Примеров предательства Христа целованием очень много дают те, кто под видом благочестия борются против силы благочестия. Было бы хорошо, если их собственная совесть задала им тот же вопрос, который Христос задает здесь Иуде: целованием ли предаешь Сына Человеческого? Не возмутится ли Он этим? Не отомстит ли за это?

II. Какие попытки предприняли ученики Христа, чтобы защитить Его (ст. 49): Бывшие же с Ним, видя, к чему идет дело, что вооруженные люди пришли схватить Его, сказали: «Господи! не ударить ли мечем? Ты ведь разрешил нам иметь два меча, так не следует ли нам сейчас воспользоваться ими? Никогда не было более подходящего для этого случая, и для чего мы носим их, если не пускаем в дело?» Они задали этот вопрос, как бы не желая вынимать свои мечи без разрешения Учителя, но при этом так разгорячились и так поспешили, что не дождались ответа Христа на свой вопрос. Петр, намереваясь отсечь голову одному из рабов первосвященника, промахнулся и отсек ему правое ухо. Подобно тому как Христос, повергнув наземь пришедших взять Его, показал этим, что Он мог бы сделать, так и Петр своим подвигом показал, что мог бы сделать он в этом случае, если бы ему позволили. Другие евангелисты повествуют, как Христос укорял Петра за это. Лука же говорит о том:

1. Как Христос отвратил удар: оставьте, довольно, ст. 51. Д-р Whitby считает, что Он сказал это Своим врагам, пришедшим взять Его, чтобы умиротворить их, чтобы они, раздраженные поступком Петра, не напали на учеников, которых Он берет под Свою защиту: «Не обращайте внимания на эту обиду и оскорбление, это было сделано без Моего разрешения и другого удара не последует». Хотя Христос имел власть сразить их и умертвить, тем не менее Он говорит с ними учтиво и так сказать, приносит извинения за нападение, которому они подверглись со стороны одного из Его последователей; этим Он учит нас разговаривать по-доброму даже с нашими врагами.

2. Как Он исцелил рану, что было более чем достаточным возмещением за причиненный вред: коснувшись уха его, исцелил его: поставил его ухо на свое место, чтобы человек не ушел опозоренным, хотя и заслужил этого. Тем самым Христос засвидетельствовал им:

(1) О Своей силе. Кто мог исцелить, Тот мог и погубить, если бы захотел, и это обязывало их подчиниться Ему. Если бы они в ответ ударили Петра, то Он тут же исцелил бы его. Чего бы не мог сделать этот маленький отряд, имея такого хирурга, оказывающего немедленную помощь больным и раненым?

(2) О Своей милости и благости. Христос дает этим яркий пример Своего правила, как надо благотворить ненавидящим нас, как впоследствии Он дал пример того, как надо молиться за обижающих нас. Воздающие добром за зло поступают так, как поступал Христос. Можно было бы подумать, что такое проявление Его доброты победит их, что положенные на их головы угли растопят их, так что они не смогут связать, как злодея, Того, Кто показал Себя таким благодетелем; но их сердца были ожесточены.

III. Как Христос увещевает предводителей отряда, пришедших взять Его, чтобы показать им, как бессмысленно было с их стороны поднимать такой шум и такую суматоху, ст. 52-53. Матфей передает эти слова как сказанные народу. Лука же говорит, что это было сказано первосвященникам и начальникам храма. Последние командовали чередами священников, поэтому упоминаются здесь между первосвященниками и старейшинами. Таким образом, в этом ужасном деле было замешано все духовенство, служители храма, и даже представители высшей духовной власти унизились до участия в нем. Заметим здесь следующее:

1. Как Христос обсуждает с ними их поведение. Что побудило их выйти в глухую ночь с мечами и кольями?

(1) Они прекрасно знали Его, знали, что Он не будет сопротивляться и поднимать против них народ, - ведь Он никогда ничего подобного не делал. Почему же как будто на разбойника вышли вы?

(2) Они знали, что Он был не из тех, кто прячется, ибо каждый день был вместе с ними в храме, среди них и никогда не старался скрыться, даже когда они хотели убить Его. Их попытки взять Его раньше, чем наступит Его час, были безрассудны, так же безрассудно было теперь, когда час Его пришел, поднимать всю эту суету, для того чтобы взять Его.

2. Как Он примирился с их действиями, о чем другие евангелисты не сообщают нам: «Но теперь - ваше время и власть тьмы. Как бы вы жестоко ни поступили со Мной, Я покоряюсь, ибо так Мне предназначено. Вам отведен час, чтобы вы могли осуществить свой замысел против Меня. А Мне предназначен час, чтобы воздать вам за это. Теперь власть тьмы, сатаны, мироправителя тьмы века сего, и ему позволено делать самое худшее, чтобы ужалить в пяту семя жены, и Я уступаю, пусть делает свое самое худшее зло. Господь же посмеивается над ним, ибо видит, что приходит день его» (Пс 36:13). Когда враги Церкви преуспевают, когда наступает наш смертный час, пусть утешает нас то, что:

(1) Нашим врагам дозволено торжествовать всего лишь час, краткое, ограниченное время.

(2) Им отведено время, их время, в которое им позволено испытать свою силу, чтобы больше прославилось Божье всемогущество в их падении.

(3) Ныне правит власть тьмы, но тьма должна будет уступить дорогу свету, и власть тьмы должна будет подчиниться Князю света. Христос был готов ждать Своего торжества, пока не завершит Своей борьбы, и мы должны поступать так же.

Стихи 54-62. Эти стихи содержат печальную историю того, как Петр отрекся от своего Учителя, когда Он был представлен перед первосвященником и участниками тайного заговора, которые готовы были, как только настал день, получить добычу и привести доказательства для обвинения Его перед синедрионом, ст. 66. Но здесь не отмечается, как в других Евангелиях, что Иисус в это время подвергался допросу у первосвященника, сказано только, что Его привели в дом первосвященника, ст. 54. Однако обращает на себя внимание манера выражения евангелиста: Взявши Его, повели, и привели в дом первосвященника. Это говорит о том, что, даже заполучив свою жертву, они были в большом замешательстве и из страха перед народом или, скорее, из внутреннего страха, охватившего их от всего увиденного и услышанного ими, повели Его самым далеким путем, а скорее всего, они сами не знали, каким путем торопили Его; в таком смятении они находились. Заметим здесь:

I. Падение Петра.

1. Его падение началось с трусости. Он следовал за Христом, когда Его арестовали; это было хорошо, он проявил заботу о своем Учителе. Но он следовал за Ним издали, чтобы не рисковать собой. Он приспосабливался, лавировал: следовал за Христом, успокаивая этим свою совесть, но следовал издали, надеясь сохранить таким образом свою репутацию и спасти свою жизнь.

2. Затем, по-прежнему сохраняя дистанцию, он присоединился к слугам первосвященника, когда должен был бы находиться рядом со своим Учителем. Слуги развели огонь среди двора, чтобы обсудить ночное приключение. Возможно, среди них был и Малх. Петр сел между ними, как бы один из них, по крайней мере, так можно было подумать. Само его падение уже было отказом от знакомства с Христом, от родства с Ним, отречением от Него по той причине, что Он оказался в бедственном и опасном положении. Какая-то простая служанка из дома первосвященника обвинила его в связи с Иисусом, вокруг Которого теперь поднялось так много шума. Она всмотрелась в него, когда он сидел у огня, только потому, что он был чужой и она никогда прежде не видела его; решив, что в такое позднее время человек, занимающий нейтральную позицию, не может находиться здесь, и зная, что он не из свиты первосвященника, она сделала заключение, что он из свиты Иисуса. Или, может быть, когда-то, находясь в храме и озираясь вокруг себя, она увидела Иисуса и Петра рядом с Ним, прислуживающего Ему, и теперь узнала его и сказала: и этот был с Ним. Петр, не имея в себе мужества, чтобы признаться в этом, и достаточной сообразительности и находчивости, чтобы увернуться от ответа (что можно было бы легко сделать), прямо и решительно отрекается: я не знаю Его.

4. Падение Петра повторяется (ст. 58): Вскоре потом, прежде чем Петр успел прийти в себя, другой, увидев его, сказал: «И ты из них, скрытно сидишь здесь среди слуг первосвященника». Нет, - сказал Петр, – это не я. И в третий раз, когда прошло с час времени (ибо, говорит искуситель: «Он упал, разделаемся с ним, будем наносить ему удары, пока он не пришел в себя»), еще некто уверенно утверждает, настойчиво твердит то же самое: «Точно и этот был с Ним; сколько бы он ни отрицал этого, но вы же все видите, что он Галилеянин». Тот, кто однажды произнес ложь, находится под сильным искушением упорствовать в ней: начало греха подобно прорыву воды. Петр теперь не только отрицает, что он ученик Христа, но уверяет, что ничего о Нем не знает (ст. 60): «Не знаю, что ты говоришь, я никогда не слышал об этом Иисусе».

II. Восстановление Петра. Заметьте, как он, к счастью, пришел в себя, точнее как благодать Божья привела его в чувство. Как это произошло:

1. Запел петух, как раз в то время, когда Петр в третий раз отрекался от Христа. И это остановило его и заставило задуматься. Заметьте: небольшие события могут повлечь за собой великие последствия.

2. Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра. Это обстоятельство не упоминается другими евангелистами, но оно весьма примечательно. Лука называет здесь Христа Господом, ибо это имя подразумевает Божественное знание, Божественную власть и благодать. Заметьте: хотя Христос в то время стоял спиной к Петру и подвергался допросу (так что Ему, надо полагать, было о чем думать), тем не менее Он знал все, что сказал Петр. Христос гораздо больше замечает, что мы говорим и что делаем, чем мы предполагаем. Когда Петр отрекся от Христа, Христос, тем не менее, не отрекся от него, хотя вполне справедливо мог бы отвергнуть его, никогда больше не смотреть в его сторону и отречься от него перед Своим Отцом. Как хорошо, что Христос не поступает с нами так, как мы поступаем с Ним. Христос взглянул на Петра, не сомневаясь, что Петр вскоре осознает свой проступок, ибо Он знал, что хотя Петр и отрекся от Него устами своими, однако глаза его по-прежнему были устремлены на Него. Хотя Петр был виновен в великом грехе, вызывающем сильный гнев, тем не менее Христос не хотел обращаться к нему, чтобы не стыдить и не обличать его, но только бросил на него взгляд, значение которого не мог понять никто, кроме Петра.

(1) Это был обличающий взгляд. Петр сказал, что не знает Христа. Христос, обратившись, взглянул на него, как бы спрашивая: «Ты не знаешь Меня, Петр? Посмотри мне в глаза и скажи это Мне».

(2) Это был осуждающий взгляд. Мы можем предположить, что Христос взглянул на Петра и нахмурился или как– то иначе выразил Свое недовольство. Подумаем, с каким гневом смотрит на нас Христос, когда мы согрешаем.

(3) Это был пристыжающий, укоряющий взгляд: «Неужели это ты, Петр, отрекаешься от Меня? Ты, Мой ученик? Ты кто с таким дерзновением исповедовал Меня Сыном Божьим и торжественно клялся, что никогда не отречется от Меня?»

(4) Это был взгляд сострадания. Он посмотрел на него с нежностью. «Бедный Петр! Как ты немощен! Как ты пал, ты погибнешь, если Я не помогу тебе!»

(5) Это был направляющий взгляд. Христос Своим взглядом руководил им, дал понять, что ему следует оставить это худое общество, уединиться и подумать немного о себе, и тогда он вскоре поймет, что он сделал.

(6) Это был многозначительный взгляд: он означал, что сердцу Петра сообщается благодать, чтобы сделать его способным к покаянию. Крик петуха не привел бы его к покаянию, если бы не этот взгляд Иисуса, и вообще никакие внешние средства не приведут к нему без особой, действенной благодати. Вместе с этим взглядом излилась сила, чтобы изменить сердце Петра и привести его в себя, вернуть ему здравый смысл.

3. И Петр вспомнил слово Господа. Благодать Божия действует в слове Божием и через слово Божие, убеждает разум, пробуждает совесть и таким образом совершает чудесную перемену в душе. Tolle et lege – возьми и читай.

4. Тогда Петр вышед вон, горько заплакал. Один взгляд Христа растрогал Петра до слез, он заплакал в благочестивом сокрушении о грехе. Светильник вновь был поставлен, и незначительная вещь зажгла его снова. Христос смотрел и на первосвященников, но не произвел такого впечатления на них как на Петра, в котором сохранилось Божественное семя и действовало в нем. Не взгляд Иисуса, а благодать Божья, излившаяся в этом взгляде, восстановила Петра и привела его в должное состояние.

Стихи 63-71. В этом отрывке рассказывается о том, что мы уже читали у других евангелистов.

I. Как наш Господь Иисус был уничижен рабами первосвященника. Эти гнусные люди, грубые, жестокие рабы, объединились против Христа. Державшие Иисуса, то есть охранявшие Его, пока заседал суд, ругались над Ним и били Его (ст. 63), ни на минуту не давая Ему передышки, хотя Он не спал всю ночь. Они не дали Ему времени, чтобы Он мот успокоиться и подготовиться к суду, хотя Его так поспешно привели на этот суд. Они устроили из Него зрелище: эта ночь, полная скорби для Него, была для них ночью развлечения, и благословенный Иисус, подобно Самсону, играл роль шута. Они закрывали Его, а затем ударяли по лицу (между молодыми людьми распространена такая игра), били Его до тех пор, пока Он не скажет, кто из них ударил Его (ст. 64), нанося тем самым оскорбление Его достоинству как пророка, глумясь над Его ведением сокровенных тайн на знание которых Он претендовал. В Евангелии не говорится, чтобы Он хоть что-то отвечал, Он все сносил; аду была дана воля, и Он претерпел адские мучения, самые жестокие, на какие способен ад. Большего унижения нельзя было причинить, но это было лишь одно из многих, ибо много иных хулений произносили против Него, ст. 65. Те, кто судил Его за богохульство, сами были самыми яростными богохульниками, какие только существовали на свете.

II. Как Он был обвинен и осужден великим синедрионом, состоявшим из старейшин народа, первосвященников и книжников. Они оказались своевременно все на месте и собрались, как только настал день (около пяти часов утра), чтобы рассмотреть это дело. Они замышляли беззаконие на ложах своих, и как только рассвело, совершили его, Мих 2:1. Ни на какое доброе дело они бы никогда не собрались так рано! Здесь дается только краткое описание допроса, учиненного Христу в церковном суде.

1. Они спросили Его: Ты ли Христос? Большинство последователей Его верили, что Он Христос, но у них не было доказательства того, что Он когда-то говорил об этом totidem verbis многими словами, и поэтому они убеждают Его признаться в этом перед ними, ст. 67. Если бы, задавая Ему этот вопрос, они были готовы согласиться с тем, что Он Христос, и соответственно принять Его, при достаточных доказательствах с Его стороны, как это было бы хорошо для них, и могло бы быть хорошо навеки; но они спрашивали Его, заранее решив не верить Ему, с единственным намерением уловить Его.

2. Он совершенно справедливо жалуется на их нечестное и несправедливое обращение с Ним, ст. 67, 68. Все они были иудеями и исповедовали, что ожидают Мессию, причем именно в это время. До Него не было никого, кто претендовал бы на право называться Мессией. У Него не было соперников, и это было невероятно, чтобы они могли быть. Он дал потрясающие доказательства Божественной силы, сопровождавшей Его, и поэтому Его притязания вполне заслуживали беспристрастного и нелицеприятного расследования. Простая справедливость требовала того, чтобы эти вожди народа привели Его в синедрион и проверили как кандидата на Мессию, а не допрашивали как преступника. «Но, - говорит Он:

(1) Если скажу вам, что Я Христос, и дам вам самые убедительные доказательства этого, вы Мне не поверите, вы уже решили не верить. Зачем представлять дело на ваше рассмотрение, если вы уже заранее настроены против него и решили, всеми правдами и неправдами, низложить и осудить обвиняемого?

(2) Если Я попрошу вас представить возражения против Моих доказательств, вы не будете отвечать Мне». Он имеет в виду их молчание на заданный Им вопрос, который должен был бы привести их к признанию Его власти, Лук 20:5-7. Они не были ни честными судьями, ни честными спорщиками: когда их припирали аргументами, они предпочитали лучше промолчать, чем признать себя побежденными: «Вы не будете отвечать Мне и не отпустите Меня; если Я не Христос, то вы должны ответить на те аргументы, которые Я привожу в доказательство, что Я Христос; если же Я Христос, то вы должны будете отпустить Меня, но вы не сделаете ни того, ни другого».

3. Он отсылает их к Своему второму пришествию как исчерпывающему доказательству того, что Он есть Христос, чтобы привести их в замешательство, так как они не желают принимать Его доказательств, и чтобы осудить их (ст. 69): «Отныне Сын Человеческий воссядет, и это будет явно, одесную силы Божией, и тогда у вас уже не будет нужды спрашивать Меня, Христос Я или нет».

4. Они сделали из этого заключение, что Он ставит Себя Сыном Божьим, и спрашивают Его, так ли это (ст. 70): итак, Ты Сын Божий? Он назвал Себя Сыном Человеческим, основываясь на видении Даниила о Сыне Человеческом, который дошел до Ветхого днями, Дан 7:13-14. Но они поняли, что если Он Тот Сын Человеческий, значит является также и Сыном Божиим. Ты Сын Божий? Это говорит о том, что иудейская церковь верила, что Мессия должен быть Сыном Человеческим и Сыном Божиим.

5. Он признает Себя Сыном Божьим: вы говорите, что Я; то есть: «Я есмь то, что вы говорите». Ср. Map 14:62. Иисус сказал: Я. Христово свидетельство о Самом Себе, что Он был Сыном Божьим, подтверждается тем, что Он твердо стоял на нем, хотя и знал, что пострадает за него.

6. На этом свидетельстве они обосновывают обвинение Его (ст. 71): какое еще нужно нам свидетельство? Это было истинно так, они не нуждались больше ни в каком свидетельстве, чтобы доказать сказанное Им, что Он был Сыном Божиим. Они получили это свидетельство из Его собственных уст. Но разве они не нуждались в доказательстве того, что Он не Сын Божий, прежде чем осудить Его как богохульника, называющего Себя Сыном Божьим? Неужели у них не было предчувствия, что Он мог быть Сыном Божьим и что тогда они брали на себя страшную вину, приговаривая Его к смерти? Нет, они не знали, они не хотели понимать. Они никак не хотели допускать, что Он действительно Мессия, хотя Он был облечен Божественной властью и благодатью, потому что Он не явился так, как они ожидали Его, то есть по-мирски величественным и славным. Их глаза были ослеплены преклонением перед великолепием и славой этого мира, и они безудержно устремлялись к этому опасному судебному делу, как кони, рвущиеся в бой.



ПОМОЧЬ НАМ В РАЗВИТИИ

Получили пользу? Поделись ссылкой!



Напоминаем, что номер стиха – это ссылка на сравнение переводов!


© 2016, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.