Библия тека

Собрание переводов Библии, толкований, комментариев, словарей.


Иезекииль | 7 глава

Толкование Мэтью Генри


В данной главе представлено самое подробное описание грядущего разорения земли Израилевой, причем предсказание насыщено часто повторяющимися впечатляющими фразами, чтобы, по возможности, предотвратить его, пробудив народ к покаянию.

Пророк должен сказать им, что:

(I) Разорение будет окончательным, ведь речь идет об абсолютно полном разрушении, которое положит всему конец, печальный конец (ст. 1−6).

(II) Разорение приближается — оно уже на пороге (ст. 7−10).

(III) Разорение неизбежно, потому что они сами навлекли его на себя своим грехом (ст. 10−15).

(IV) Сила и богатство не послужат им защитой от разорения (ст. 16−19).

(V) Храм, на который они уповали, будет разрушен сам (ст. 20−22).

(VI) Разорение станет всеобщим, поскольку навлекший его грех тоже был всеобщим (ст. 23−27).

Стихи 1−15. Здесь дается честное предупреждение о разорении земли Израилевой, которое в то время стремительно приближалось. Бог не только посылает через пророка уведомление об этом, но и желает, чтобы Иезекииль внушил его народу слово в слово, дабы показать неминуемость грядущего, которое уже близко, так что пророк сам переживает и хотел бы, чтобы и народ переживал, но находит их глухими, тупыми и бесчувственными. Когда город горит, люди не ищут красивых слов и изящных фраз для описания происходящего, но на улицах раздаются громкие душераздирающие крики: «Пожар! Пожар!» Так же и пророк здесь возвещает: конец! конец! Он пришел, он пришел; вот, он пришел. Имеющий уши да слышит.

I. Конец — конец пришел (ст. 2), и снова: вот — конец тебе (ст. 3,6) — конец, к которому устремляется всякое нечестие и о наступлении которого в будущем неоднократно говорил Бог, когда через своих пророков спрашивал: что же вы будете делать после всего этого? — Конечная цель, к которой вели все предшествующие суды, будучи средствами ее осуществления (а теперь разорение будет доведено до конца). Или же речь идет о конце — как о точке, поставленной на их государстве, об окончательной гибели их нации, подобно тому как потоп положил конец всякой плоти (Быт 6:13). Они тешили себя надеждами, что вскоре увидят конец своим бедам. «Да, — говорит Господь, — конец пришел, но не тот, которого вы ожидали (то есть будущности и надежды, обещанной благочестивому кающемуся остатку среди них, Иер 29:11); вот, конец — тот конец, о котором вас часто предупреждали, — тот неизбежный конец, уразуметь который вас призывал Моисей (англ. пер., Втор 32:29), та будущность, о которой Иерусалим не помышлял... и поэтому необыкновенно унизился (Плач 1:9)». Этот конец долго не наступал, а теперь вот пришел. И хотя погибель настигает грешников не сразу, она придет непременно. «Конец пришел, он наблюдает за тобой в готовности забрать тебя». Возможно, речь идет о событиях более отдаленных, а именно об окончательном уничтожении этого народа римлянами, залогом которого послужила расправа над ним со стороны халдеев. И даже более отдаленных — об окончательном уничтожении мира безбожников. Близок всему конец, и конец Иерусалима служил прообразом конца света (см. Мф 24:3). О, если бы мы смогли понять, что конец времени и дней весьма близок, а конец нашего времени и дней еще ближе, чтобы нам позаботиться о блаженном жребии в конце дней (Дан 12:13)! Конец пришел на четыре края земли. Крах будет не только окончательным, но и полным; никакая часть земли не избежит этого, даже самая удаленная. Такой же будет гибель мира: исчезнет все. Такой же будет и гибель грешников: никто не сможет ее избежать. О, если бы конец беззаконию беззаконных пришел прежде, чем он станет их концом!

II. Зло единственно, вот, идет зло (англ. пер., ст. 5). Грех является злом, единственно злом, злом, в котором нет ничего хорошего. Он — наихудшее из зол. Здесь же речь идет о зле беды; она является злом, единственно злом, причем таким, которого достаточно для поражения и окончательного уничтожения народа. Для этого ничего больше и не нужно. Одна эта беда совершит истребление, нет никакой необходимости в повторении бедствий (Наум 1:9). Эта беда не имеет прецедентов и параллелей, она непревзойденная, вы не сможете привести другого подобного примера. Для нераскаявшихся она — зло, исключительное зло, она ожесточает их сердца и подстрекает их пороки, тогда как есть люди, для которых беда освящается Божьей благодатью и приносит много добра. Таковые были посланы в землю халдейскую себе же на благо (Иер 24:5). Нечестивые будут пить выжимки дрожжей из чаши (Пс 74:9), которая для праведников будет полна смешения милости. Одна и та же скорбь может стать для нас либо наполовину злом, либо единственно злом в зависимости от того, как мы ведем себя в ней и какие уроки извлекаем. Тем не менее зло, зло единственно идет на нечестивый мир только тогда, когда конец — ему конец пришел, никак не раньше. В горечи самых суровых преходящих судов находится примесь утешения, тогда как муки проклятых — зло, зло единственно.

III. Приходит время — время, установленное для наведения этого исключительного зла и совершения полного конца, ибо всем Божьим намерениям есть время, подходящее время, определенное заранее, когда намерение осуществится; в частности время посчитаться с нечестивцами и воздать им по заслугам назначено на день гнева и откровения праведного суда от Бога, Который видит, независимо от того, видим мы или нет, что приближается день Его. Об этом народу повторяют снова и снова: вот, день, который не наступал так долго, наконец наступил, вот, он пришел. Приходит время, приближается день смятения (ст. 7,10,12). Несмотря на то что наступление грозящих народу судов надолго затягивается, оно все равно не отменится, придет время для совершения таковых. Хотя Божье терпение может отсрочить суды, отменить их может лишь искреннее покаяние и преобразование человека. К тебе пришло утро (в русск. пер., — дошла напасть до тебя, ст. 7), и снова: вот пришло, наступило утро (в русск. пер., — вот пришла, наступила напасть, ст. 10), рассвет бедственного дня, начало дня истребления. Утро разоблачает то, что скрывали; люди думали, что их тайные грехи никогда не выйдут на свет, теперь же они станут явными. Раньше было принято совершать слушание дел и казнить преступников по утрам, и вот теперь грядет утро суда и казни, день смятения для грешников, год посещения их. Видите, как неразумны эти люди, которые, несмотря на наступление дня погибели, не ведали о нем, поэтому им приходилось повторять снова и снова: день смятения, настоящего смятения, а не веселых восклицаний на горах приближается. То есть это не просто эхо и не сообщение о бедствиях, как им хотелось думать (безосновательные догадки, не более того), как будто бы народ, спускавшийся, чтобы выступить против них, с вершины гор (подобным предположением Гаал поделился с Зевулом, Суд 9:36), оказался тенью гор. И будто бы полученные ими донесения были всего лишь пустым звоном — звуком, отразившимся от гор. Нет, беда эта нешуточная, и вы скоро в этом убедитесь.

IV. Бедствие вызвано Божьим гневом, и на этот раз без примеси милости, которую Господь подчас являл раньше. Гнев Божий — это источник, из которого проистекают все упомянутые беды; именно гнев подобен полыни и желчи, которые присутствуют в скорби и страдании и делают их по-настоящему горькими; и пошлю на тебя гнев Мой (ст. 3). Примите во внимание, что Бог является Господином Своего гнева, который проявляется лишь в тех случаях, когда это угодно Господу, причем гнев не обрушивается на кого попало, а действует в строгом соответствии с руководством и поручением от Бога. Далее повествование достигает эмоционального накала: вот, скоро изолью на тебя ярость Мою полной чашей и совершу над тобою гнев Мой (ст. 8), со всеми вытекающими последствиями. Гнев не будет действовать избирательно, обрушиваясь на одного здесь, на другого там, чтобы послужить устрашающим примером, но пребудет над всем множеством их (ст. 12,14); вся нация в целом превратилась в сосуды гнева, готовые к погибели. Подчас Бог в гневе помнит о милости, но сейчас Он говорит: не пощадит тебя око Мое, и не помилую (ст. 4 и снова ст. 9). Кто пренебрег милостью, когда она предлагалась, того ждет суд без милости.

V. Все упомянутое является справедливым наказанием за грехи народа — люди навлекли это на себя по собственной глупости. На данном обстоятельстве здесь делается особое ударение, чтобы убедить народ оправдать действия Бога во всем постигшем их. Бог никогда не наводит Свой гнев, не руководствуясь при этом мудростью и справедливостью, поэтому далее следует: буду судить тебя по путям твоим (ст. 3). Я исследую, каковы были твои пути, сравню их с законом, а затем поступлю с тобой в соответствии с содеянным и воздам тебе по заслугам (ст. 4). Следует заметить: в самых суровых судах, которые Бог наводит на грешников, Он всего лишь воздает им по путям их; их бьет их же собственный жезл. И когда Бог придет, чтобы посчитаться с грешным народом, то учтет каждый дерзкий поступок: возложу на тебя все мерзости твои (ст. 3), и теперь беззаконие твое покажется тебе ненавистным (Пс 35:3), и мерзости твои с тобою будут (ст. 4), то есть тайное нечестие станет явным и выяснится, что у тебя было нечто такое, о чем даже не подозревали; и твой грех теперь станет мерзостью для тебя самого. Такой окажется мерзость беззакония, когда наступит мерзость запустения (Мф 24:15). Или: мерзости твои (то есть наказания за них) с тобою будут — они дойдут до сердца твоего (Иер 4:18). Или же: Бог не пощадит и не помилует именно потому, что даже когда Он воздавал им по путям их, все равно они и в тесное для себя время продолжали беззаконно поступать и мерзости их оставались с ними, взлелеянные и затаенные в сердце. Эти слова повторяются снова: «И буду судить тебя... и возложу на тебя...» (ст. 8−9). Здесь конкретно называются два греха, которые побудили Бога навести на народ суды: гордость и притеснение.

1. Господь унизит их посредством этих судов, ибо они возвеличили себя. Жезл скорби расцвел, но именно гордость выбросила почки (англ. пер., ст. 10). Почки, которые выбрасывает грех, расцветут тем или иным судом. Гордость Иуды и Иерусалима проявлялась у людей всех рангов и сословий, словно почки на дереве весной.

2. Враги будут обходиться с иудеями весьма жестоко, ибо те сами проявляли жестокость по отношению друг ко другу: восстает сила на жезл нечестия (ст. 11), то есть начальствующие покрывали и потакали обидам, которые люди причиняли друг другу. Жезл правления стал жезлом нечестия — до такой степени восстала сила дерзости. Видел я... место суда, а там беззаконие (Еккл 3:16; см. Ис 5:7). Какими бы ни были плоды Божьих судов, в их корне, несомненно, лежит грех.

VI. Избежать упомянутых судов невозможно, равно как и оградиться от них, ибо они будут всеобщими и повергнут пред собою всех без исключения.

1. Принимая разнообразные формы, восторжествует смерть, причем как в городе, так и в деревне, как внутри, так и за стенами городов (ст. 15). Опасность будет угрожать людям везде, ибо кто в поле, тот умрет от меча (каждое поле станет полем битвы), а кто в городе (даже если это святой город, его святость не будет ему защитой), того пожрут голод и моровая язва. Грех изобиловал и в городе, и в деревне (Iliacos intra muros peccator et extra — грешат и в стенах и вне стен Илиона), а посему разорение совершается и там и там.

2. Никто из обреченных на смерть не избежит ее: ничего не останется от них. Не останется никого из гордых притеснителей, которые угнетали своих бедных соседей жезлом нечестия, но все сгинут от грядущего разорения; ничего не останется... и от множества их (англ. пер., ст. 11), то есть от простонародья, которое власть предержащие настраивали на злодеяния и на одобрение своих действий криками: «Распни! Распни!», когда решали кого-либо погубить. Их семьи тоже погибнут, не оставив ни корня, ни ветви. Божье возмездие по-особому обрушится на это множество, на эту толпу, ибо гнев над всем множеством их (ст. 12,14), и пророческое видение о всем множестве их (то есть о народной массе) не отменится (ст. 13). Грядущие суды сметут всех вместе, и они не защитят ни самих себя, ни своих господ, в руках которых были орудием и слепыми исполнителями. Даже большое множество не одолеет Божьих судов, когда те идут с поручением. Можно поручиться, что порочный не останется ненаказанным.

3. Павших оплакивать не станут: плача по ним не будет (англ. пер., ст. 11), ибо никого не останется, чтобы оплакивать, останутся лишь стремительно спешащие за ними. Наступят такие тяжелые времена, что люди скорее будут приветствовать смерть своих друзей, нежели оплакивать, почитая счастливчиками тех, кого забрала смерть, и они не видели разорения и не разделили общей участи (Иер 16:4−5).

4. Они не смогут оказать сопротивление. Указ вышел, и пророческое видение о них не отменится (ст. 13). Бог не пожелает, а они не смогут лишить его законной силы, и поэтому он не отменится re infecta — при незаконченном деле, но миссия будет выполнена.

Божье слово состоится, и тогда (1) отдельные люди не смогут успешно противостать Богу. Никто своим беззаконием не укрепит своей жизни. Грешникам бесполезно сопротивляться Господу и Его судам. Кто восставал против Него и оставался в покое? Кто укрепляется в злодействе своем, тот не только окажется немощным, но и погубит себя (Пс 51:9).

(2) И множество не сможет сопротивляться стремительному потоку этих судов и выступить против них. Затрубят в трубу (ст. 14), чтобы созвать воинов, воодушевить и ободрить собравшихся, и подумают, что все готовится, тогда как все напрасно. Никто не запишется в их ряды, либо же у записавшихся не хватит мужества предстать перед врагом. Следует заметить: если Бог против нас, то на нашей стороне не окажется никого, кто мог бы принести пользу.

5. У них не останется никакой надежды на возвращение былого процветания, которая помогала бы им пережить невзгоды. Им предстоит потерять все, а посему «купивший не радуйся тому, что богатеешь и стал покупателем; и продавший не плачь, что теряешь свое имущество и стал банкротом» (ст. 12). Видите, как суетны и ничтожны ценности этого мира, ведь во время беды, когда мы больше всего в них нуждаемся, то, наверное, меньше всего можем на них рассчитывать. Продавшему даже легче, ибо ему нечего терять, купивший же лишь умножил свои заботы и страхи. Из-за того, что проходит образ мира сего, пусть покупающие будут как не приобретающие, ибо не знают, как скоро могут лишиться собственности (1Кор 7:29−31). Далее следует: «...продавший не возвратится в юбилейный год к проданному (ст. 13), как полагалось по закону, даже если ему удастся избежать меча и моровой язвы и дожить до этого года. Ибо до завершения семидесятилетнего периода здесь в распоряжении иудеев не будет никакого наследства; и только потом они вернутся к своим владениям и будут требовать и обретать свою собственность». С верою в это Иеремия приблизительно в то же время купил поле своего дяди, но, согласно данному повелению, купивший не радовался, а сетовал (Иер 32:25).

6. Во всем прославится Бог: «И узнаете, что Я Господь (ст. 4), что Я Господь каратель (ст. 9). Вы смотрите на побочные причины и думаете, что вас поражает Навуходоносор, но вам доведется узнать, что он — всего лишь жезл, а поражает вас рука Господа, и кто знает вес этой руки?» Кто не пожелал знать, что Господь благотворил им, тому придется узнать, что именно Господь является карателем, ибо так или иначе, но им придется это признать.

Стихи 16−22. Мы уделили внимание судьбе людей, которые будут истреблены, и теперь рассмотрим побег тех, у кого есть возможность скрыться и избежать опасности; некоторые из них убегут (ст. 16), но что лучше? Не все ли равно: умереть однажды в полной невзгод жизни или умирать тысячью смертями и убежать так, как убежал Каин, чтобы стать изгнанниками и скитальцами, боясь быть убитым каждым встречным; так будет с людьми, о которых мы здесь говорим.

I. Они не испытают ни утешения, ни удовлетворения в душе, но пребудут в постоянных муках и страхах; ибо, куда бы ни отправились, они несут с собой груз вины, из-за чего становятся бременем для самих себя.

1. Будучи всегда отшельниками, они подвержены унынию. Им нельзя находиться в городах и в местах скопления людей, а посему они уединятся на горах, не стремясь попасть в общество, но стесняясь его и стыдясь, что оказались в таком унизительном положении.

2. Они всегда полны печали. И на то есть причина, если испытываешь на себе знаки Божьего недовольства. Бог может заставить скорбеть тех, кто отличался излишней веселостью и относился к грусти с пренебрежением. Люди, некогда возомнившие себя львами на горах из-за своей храбрости, теперь уподобились голубям долин из-за робости и уныния, готовые бежать, когда никто не гонится за ними, и трепетать от шелеста листьев. Все они скорбят (но не печалью ради Бога, а печалью мирской, которая производит смерть), каждый за свое беззаконие; то есть бедствия, свидетелями которых они теперь были, постигли их за собственное беззаконие, а не только за беззакония всей страны. Они будут вынуждены признать, что каждый из них внес свою лепту в грех национального масштаба. Следует заметить: рано или поздно не желающих каяться в своем беззаконии постигнет печаль того или иного рода; таковым будет предоставлена возможность зачахнуть в собственных беззакониях, причем справедливо. Кто не скорбит из-за своих беззаконий, сознавая, что они оскорбительны для Бога, того Он заставит скорбеть, поскольку беззакония означают позор и гибель для совершающего их: и ты будешь стонать после, когда плоть твоя и тело твое будут истощены, и скажешь: «Зачем я ненавидел наставление» (Притч 5:11−12).

3. Они полностью лишатся душевных и физических сил — у всех руки опустятся (ст. 17), так что не способны ни сражаться, ни защищаться, и у всех колени задрожат, как вода, так что не смогут ни бежать, ни стоять на земле. Они как бы расплавятся: ноги потекут, как вода, так что непременно упадут. Следует заметить: неразумно сильному хвалиться силой своей, ибо Бог может быстро отнять ее.

4. Они лишатся всех своих надежд и предадутся отчаянию (ст. 18). У них не останется ничего для подержания силы духа. О видах на будущее, причем весьма устрашающих, расскажет их внешний вид, ибо они препояшутся вретищем, не имея надежды, что когда-нибудь им доведется носить приличную одежду. И обоймет их трепет... стыд и... плешь — разнообразные выражения жестокой скорби (Ис 17:11). Следует заметить: кого не удерживают от греха стыд и страх, тот будет наказан за грех стыдом и страхом. К такому смятению приведет в конечном счете грех.

II. Они не получат никакой выгоды от собственного состояния и богатства, но оно вызовет у них полное отвращение (ст. 19). Попавшие в нужду некогда имели в избытке серебро и золото, деньги, металлическую посуду, украшения из камня и другие ценные вещи, которые, как они надеялись, сильно их выручат во время общей беды. Они считали, что богатство станет для укрепленным городом, что с его помощью они смогут подкупить врагов и прибрести друзей, что оно послужит выкупом за их жизнь, что они никогда не будут нуждаться в хлебе, пока у них есть деньги, и что за все отвечает серебро. Но посмотрите, как оказалось на самом деле.

1. Богатство было для них великим искушением во дни благополучия, они его крепко любили и на него уповали. Из усердного стремления к обогащению они втянулись в грех, а из-за непомерной радости от богатства ожесточились в грехе; таким образом достаток стал камнем преткновения в беззаконии, он побуждал их грешить и был препятствием на пути возвращения к Богу. Следует заметить: есть много людей, чье богатство становится для них сетью и погибелью. Приобретение мира означает потерю души; люди становятся гордыми, самонадеянными, алчными, жестокими и сластолюбивыми; и то, что при правильном использовании могло бы послужить благочестию, при злоупотреблении становится поводом к беззаконию.

2. Состояние и богатство не утешит их в день беды, ибо (1) серебро и золото не способно защитить от Божьих судов. Оно не сильно будет спасти их в день ярости Господа. Оно не годится, чтобы подкупить Божье правосудие и отвратить Божий гнев или укрыть грешников от наведенных Богом судов. Следует заметить: не поможет богатство в день гнева (Притч 11:4). Оно не возвысит людей до такой степени, чтобы те стали недосягаемыми для Божьих судов, и не сделает их такими сильными, чтобы суды не одолели их. Грядет день гнева, и когда он наступит, то станет очевидным, что богатство людей совершенно не способно ни спасти их, ни помочь. Какая польза была богачу от полных житниц, когда от него взяли душу? Или чем помогли другому богачу его порфира, виссон и блистательные пиршества, когда в аду он не смог раздобыть и капли воды, чтобы прохладить язык свой? Деньги не защитят от смертных мук и не облегчат страданий осужденных на проклятие.

(2) Золото и серебро не могли принести никакой радости в бедах.

[1] Ими чрева не наполнишь. Когда в городе совсем не осталось хлеба, так что его ни за любовь; ни за деньги не купишь, то оказалось, что золото и серебро голода не утолят и никакого блюда из них не приготовишь. Следует заметить, что легче обойтись без золотых копей, нежели без полей зерновых. Произведения земли, которые несложно собрать с ее поверхности, являются для человечества большим благословением, нежели сокровища, добываемые с огромным трудом и риском из ее недр. Если Бог дал нам хлеб насущный, то у нас есть причина быть благодарными и нет основания для жалоб, даже за неимением серебра и золота.

[2] Еще меньше серебро и золото могли насытить души или принести какое-то внутреннее утешение. Следует заметить: в богатствах этого мира нет ничего, что могло бы соответствовать желаниям души или доставить какое-то удовольствие в день бедствия. Кто любит серебро, тот не насытится серебром, тем паче — кто теряет его.

(3) Серебро свое они выбросят на улицы. Либо руками врага, у которого добычи окажется больше, чем нужно или чем смогут унести (серебро вообще не будет цениться, и поэтому его выбросят на улицы, а более ценное золото отнимут и отправят в Вавилон); либо сами иудеи выбросят серебро и золото, потому что оно станет для них лишним грузом, затрудняющим бегство, или же оно сделает их уязвимыми для врага, искушая того перерезать им горло ради денег. Либо они это сделают в негодовании: сколько забот и трудов им стоило собрать и сохранить богатство, а оно ничем не смогло им помочь, скорее даже приносит вред! Следует заметить: и мир проходит, и похоть его (1Ин 2:17). Возможно, наступит время, когда мирские люди устанут от своего богатства так же сильно, как сейчас привязаны к нему, ибо легче путешествовать налегке.

III. Им ничем не поможет и храм Божий (ст. 20−22). Иудеи гордились им и рассчитывали на его защиту (Иер 7:4; Мих 3:11), но такая уверенность подведет их.

Примите во внимание:

(1) Какой великой чести удостоил Бог этот народ, воздвигнув у него Свое святилище: и в красных нарядах своих (ст. 20) дом освящения... и славы, где они сами и отцы их прославляли Господа (Ис 64:11); дом Божий был красив своей святостью (он назван благолепием святыни, и святость — самое прекрасное из его украшений; он также был украшен золотом и дарами), и поэтому они превращали его в гордость; каждая деталь была задумана с целью придания храму величия, чтобы помочь народу Израиля стать более выдающимся среди соседей. И устроил, как небо, святилище Свое (Пс 77:69). Это был престол славы, возвышенный от начала (Иер 17:12). Но (2) они нанесли Богу сильное оскорбление, осквернив Его святилище; они воздвигли Богу соперников, когда делали... изображения ложных божеств, которые здесь названы гнусными истуканами (ибо таковыми они были для Господа, а значит должны вызывать отвращение и у народа), причем их ставили прямо в Божьем храме. А что может послужить более дерзким вызовом Господу? Поэтому (3) именно здесь звучит угроза о том, что они лишатся храма, который теперь не будет им поддержкой: поэтому я расположил его далеко от них (англ. пер., ст. 20), то есть отослал их подальше от храма, так что он теперь вне досягаемости для их служения, а они — вне досягаемости для его влияния. Следует заметить: Божьи постановления и привилегии вероисповедания справедливо отнимаются у тех, кто пренебрегал ими и осквернял их. Более того, не только иудеи будут удалены от храма, но и сам храм подвергнется общему разорению (ст. 21). Халдеи, которые, будучи чужими, не испытывали к храму никакого почтения, и будучи беззаконникам земли, относились к нему неприязненно, сделают его добычей и расхитят; все украшения и сокровища храма попадут в руки тех, кому все равно что грабить. Это обстоятельство стало предметом печали святых на Сионе, которые прежде всего сетовали на то, что все разрушил враг во святилище (Пс 73:3); но это также стало и наказанием для грешников на Сионе, которые, осквернив храм чужими богами, побудили Бога допустить, чтобы храм осквернили чужие народы, и побудили Господа отвратить от них лицо Свое, чтобы не видеть их и их преступления, а также отвратить лицо от протестующих, как бы не замечая ни их самих, ни их молитв. Пусть воины поступают, как им заблагорассудится; пусть придут в сокровенное, во Святое Святых, как грабители; пусть разграбят его, пусть осквернят; защита храма удалилась от него, и тогда — прощай вся его слава. Следует заметить: кто не руководствовался силой благочестия, тот не достоин чести иметь форму благочестия.

Стихи 23−27. Здесь описывается:

I. Привлечение подсудимого к ответу: сделай цепь, на которой потянешь преступника в суд и поставишь его перед трибуналом Божьего правосудия. Пусть стоит закованный в кандалы (как особо опасный злодей), чтобы услышать свой приговор. Следует заметить: кто расторгает узы Божьего закона и свергает с себя его оковы, тот окажется закованным в цепи Божьих судов, которые невозможно ни расторгнуть, ни свергнуть. Цепь символизировала осаду Иерусалима или рабство уведенных в плен, либо же подразумевалось, что все они обязательно предстанут перед праведным судом Божьим, поэтому соблюдаются в узах.

II. Обвинение, выдвинутое против подсудимого: земля эта наполнена кровавыми злодеяниями, полна кровавых судов (дословно), то есть иудеям вменяется в вину кровь, которую они проливали под прикрытием правосудия и под видом закона в официальной обстановке судебного разбирательства. Невинная кровь, пролитая Манассией, наверное, пролитая именно так — кровавым судом, стала грехом, наполнившим меру беззаконий Иерусалима (4Цар 24:4). Либо же земля была полна преступлений, которые надлежало наказывать смертью, кровавым судом. Идолопоклонство, богохульство, колдовство, мужеложство и тому подобное являлись кровавыми злодеяниями, за которые конкретным грешникам предстояло умереть. И поэтому, когда упомянутые грехи обрели национальные масштабы, истреблению подлежала вся нация — иного выхода не было. Следует заметить: кровавые преступления надлежит наказывать кровавыми судами. Город, город Давида, святой город, которому следовало быть образцом праведности, ее защитником и карателем зла, теперь полон насилий; начальники этого города, обладая большей властью и более известным именем, были большими угнетателями, нежели кто-либо другой. По этому поводу надлежало горько плакать. Как сделалась блудницею верная столица!

III. Суд, произведенный на основании выдвинутого обвинения. Бог посчитается с ними не только за осквернение Своего святилища, но и за извращение правосудия при рассмотрении споров между людьми, ибо наряду с тем, что Дому Господа принадлежит святость, праведный Господь также любит правду и мстит за неправедность.

Итак, суд решил:

(1) Поскольку они ходили путями язычников и поступали даже хуже тех, то Бог приведет злейших из народов, самых жестоких и яростных, не имеющих ни малейшего сострадания к людям вообще и питающих сильнейшую неприязнь к иудеям, чтобы разорили их и истребили. Следует заметить: среди язычников есть народы похуже других, и подчас Бог выбирает наихудших, чтобы те стали бичом для Его собственного народа, ибо каратели обречены на огонь по завершении работы.

(2) Поскольку они наполнили свои дома нечестно приобретенными вещами и злоупотребляли своим величием и властью, угнетая и уничтожая слабых, то Бог отдаст их дома вместе со всем убранством во владение и распоряжение чужим и положит конец надменности сильных, так что великие среди них перестанут своей помпезностью ослеплять глаза слабовидящих и не смогут одолеть своим могуществом правых, как они это делали раньше.

(3) Поскольку они осквернили святыни своим идолопоклонством, то Бог осквернит их самих Своими судами, и поскольку они воздвигали в храме истуканы других богов, то Господь удалит оттуда знаки присутствия их собственного Бога. Когда же Господь оставит святыни, то те вскоре будут осквернены врагом.

(4) Поскольку грехи у них следовали один за другим, то Бог пошлет суды, которые будут следовать один за другим: «Идет пагуба (ст. 25), совершенная пагуба, поскольку беда пойдет за бедою, чтобы погубить вас, весть за вестью — чтобы напугать вас, словно волны во время шторма, накатываясь одна на другую». Следует заметить: грешники, обреченные на погибель, будут гонимы к ней, ибо Бог побеждает в суде Своем.

(5) Поскольку они разочаровали Бога в Его ожиданиях от них, то Он разочарует их в ожиданиях от Него, поэтому:

[1] Вопреки их надеждам, избавления от беды не будет. Они будут искать мира, будут желать его и молиться о нем, поставят его себе целью и будут ждать, но не найдут; их попытки угодить врагам или победить их окажутся тщетными, и тяжесть бед будет все больше возрастать.

[2] Вопреки их ожиданиям, никто не будет руководить ими в беде: будут просить у пророка видения (ст. 26), будут желать его, как поддержки в бедах, как заверения на успешный исход. Они хотели не тех видений, которые обличали бы их в грехе или предупреждали об опасности, но тех, которые обещали бы им избавление. Именно такие послания они жаждали слышать. Но не станет учения у священника; у него не найдется ни советов, ни слов утешения. Они не желали слышать того, что Бог говорил им с целью обличения, а посему Господу нечего сказать им в ободрение. И не станет... совета у старцев. Старейшины народа, которым следовало бы научить людей, что им делать в это трудное время, лишатся разума, совсем выживут из ума. Плохи дела народа, если люди, которым надлежит быть советниками, не знают что и думать сами, не могут посовещаться друг с другом и вразумить остальных.

(6) Поскольку они воодушевляли и толкали друг друга на грех, то Бог лишит их всех силы духа и мужества, так что не смогут противостоять обрушившимся на них Божьим судам. Люди всех рангов и сословий все до единого будут угнетены: царь (ст. 27), которому следовало бы вдохновлять людей к жизни, и князь, которому следовало бы повести народ в наступление на врага, будут сетовать и облекутся в ужас; ни рука, ни сердце не будет им подвластно, они лишатся мудрости и мужества; тогда не удивительно, что и у народа земли, которому надлежит сражаться за них, будут дрожать руки. Никто из сильных не сможет взять себя в руки. Что могут придумать и сделать для себя люди, когда Бог отошел от них и выступает против них? Все они непременно будут в слезах и будут в беде, когда Бог придет, чтобы по судам их судить их и заставить их понять, на свою же беду, что Он — Господь Бог отмщений.

толкование Мэтью Генри на книгу пророка Иезекииля, 7 глава

ТВОЯ ЛЕПТА В СЛУЖЕНИИ

Получили пользу? Поделись ссылкой!


Напоминаем, что номер стиха — это ссылка на сравнение переводов!


© 2016−2022, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.
По всем вопросам, кроме богословских, пишите сюда — biblestudydev@gmail.com. P.S.: Мы ничем не торгуем!