Библия тека

Собрание переводов Библии, толкований, комментариев, словарей.

1Пар 8 MGC

1-я Паралипоменон | глава 8

Толкование Мэтью Генри


В предыдущей главе приводились некоторые сведения о Вениамине; здесь же мы находим более подробный отчет о знатных людях этого колена.

1. Потому что из него происходил первый царь Израиля Саул, к истории которого стремительно приближается духовный летописец (гл.10).

2. Потому что это колено осталось верным Иуде, населяло значительную часть Иерусалима и было одним из двух отправившихся в пленение и вернувшихся назад; этот факт летописец принимает во внимание (гл 9:1). В данной главе:

(I) названы по именам некоторые из родоначальников этого колена (ст. 1-32). (II) Приводятся более подробные сведения о семье Саула (ст. 33-40).

Стихи 1-32. В этих стихах почти нет сведений об исторических событиях; поэтому здесь мы много наблюдений сделать не можем.

1. Что же касается несовпадений, которые встречаются в этих и предыдущих генеалогиях, то они не должны нас смущать. Я предполагаю, что Ездра использовал сведения в том виде, в каком нашел их в книге царей Израиля и Иуды (англ., пер., гл 9:1), в соответствии с данными, предоставленными разными коленами, каждое из которых использовало свой метод сбора и хранения сведений. Поэтому одни родословия представлены по восходящей, а другие по нисходящей. В одних в качестве дополнительной информации приведены числа, в других географические названия; одни генеалогии сопровождаются историческими ремарками, другие нет; одни короче, другие длиннее; одни совпадают с данными из иных источников, другие нет; некоторые материалы, вероятно, дошли в разорванном виде с затертыми и запятнанными местами, другие читались легче. Сведения о Дане и Рувиме были утрачены совсем. Святой человек, писавший книгу, был движим Святым Духом и не получил вдохновения на восполнение пробелов и даже на исправление расхождений в этих генеалогиях. Было достаточно, что он переписал данные в том виде, в каком они попали в его руки, ибо содержали все необходимое для осуществления его цели в то время; а она состояла в том, чтобы дать возвращающимся из пленения указания, дабы они селились как можно ближе к представителям собственного рода и в местах прежнего обитания. Можно предположить, что многие места этих генеалогий, которые нам кажутся запутанными, прерванными и вводящими в заблуждение, для них были просты и понятны (ибо они знали, как восполнить недостающее), и сведения полностью отвечали намерению, с которым их тогда опубликовали.

2. На земле в то время было много великих и сильных народов, а среди них много выдающихся личностей, чьи имена, тем не менее, преданы вечному забвению, тогда как имена множеств Израиля Божия бережно хранятся для вечной памяти. Ибо они Израиль, Праведные, а память праведника пребудет благословенна. У нас есть основания опасаться, что многие из названных здесь недостойны вечной славы (ибо в генеалогию попали даже нечестивые цари Иуды), тем не менее увековечение их имен стало прообразом записи имен всего духовного Израиля Божия в книге жизни Агнца.

3. Вениаминово колено однажды (во время судей Израилевых) было на грани исчезновения из-за своего беззакония в Гиве, когда только шестистам мужчинам удалось избежать меча правосудия; тем не менее, согласно приведенным здесь родословиям, это колено стало таким же внушительным, как и большинство других, ибо Бог почитает за честь помогать слабейшим и поднимать самых униженных и малочисленных.

4. Здесь упоминается некий Егуд (ст. 6), в предыдущем стихе некий Гера (ст. 5), а затем сказано об одном из его потомков, который родил детей в земле Моавитской (ст. 8). Эти сведения наводят меня на мысль, что речь идет об Аоде (в англ. пер. Библии имя пишется точно так же Егуд, прим. перев.), втором судье Израилевом, ибо говорится, что он был сыном Геры и вениамитянином (англ. пер., Суд 3:15);

Аод избавил Израиля от гнета моавитян, убив царя Моава; наверно, благодаря этому он пользовался в Моаве даже большим влиянием, чем описано в истории, и, возможно, именно это побудило некоторых из его потомков поселиться там.

5. Здесь упоминаются вениамитяне, которые выгнали жителей Гефа (ст. 13);

возможно, речь идет о жителях Гефа, убивших прежде ефремлян (гл 7:21), или об их потомках; и это было возмездие. Один из вершителей правосудия носил имя Берия, напоминавшее об этой утрате.

6. Автор обращает наше внимание на вениамитян, которые жили в Иерусалиме (ст. 28,32), объясняя тем самым, что побудило людей, чьи прародители имели там жилище, вернуться туда из пленения и поселиться, ведь, насколько нам известно, на такой шаг решались немногие, ибо это место считалось опасным. Поэтому сказано: благословил народ всех, которые добровольно согласились жить в Иерусалиме (Неем 11:12), тогда как большая часть предпочитала селиться в городах Иуды. Если жительство благочестивых родителей в Новом Иерусалиме, то и детям следует обратить взор и упорно прокладывать свой путь туда, чего бы это ни стоило.

Стихи 33-40. Легко заметить, что ни в одной из генеалогий колен не упоминаются цари Израилевы, правившие после отступничества от дома Давидова, тем более их потомки; ни слова о доме Иеровоама или Ваасы, Амврия или Ииуя, ибо все они были идолопоклонниками. Но о роде Саула, являвшемся царским до восхождения на престол Давида, приводится подробный отчет.

1. Здесь перед Саулом упомянуты имена лишь Киса и Нера отца и деда (ст. 3З). Его родословие прослеживается глубже в 1Цар 9:1, только там Кис назван сыном Авиила (а здесь Нера). На самом деле он приходился сыном Неру, Авиил же был его дедом (как следует из 1Цар 14:51, где говорится, что Hup, или Hep, был сыном Авиила, а Авенир сын Нира приходился Саулу дядей, то есть был братом его отца; значит, и отец Саула был сыном Нира). Во всех языках довольно часто сыновьями называют внуков и других потомков, тем более в скудном древнееврейском языке.

2. После Саула упоминается несколько его сыновей, но по именам названы лишь потомки Ионафана, которого Господь благословил таковыми и удостоил чести занять место в священных родословиях благодаря его искренней доброте по отношению к Давиду. Здесь прослеживается десять поколений рода Ионафана. Возможно, о сохранении этих сведений особым образом позаботился Давид и выделил отдельную страницу, потому что заключил завет между семенем своим и семенем Ионафана навеки (1Цар 20:15,23,42). Эта генеалогия заканчивается на имени Улама, чья семья стала известной в колене Вениамина благодаря ряду вышедших из нее доблестных мужей. По-видимому, из потомков одного этого человека однажды на поле боя вышло сто пятьдесят лучников, которые были люди воинственные (ст. 40). В этом отношении следует заметить, что человек должен гордиться не величием и богатством, а способностью послужить своей стране.



ТВОЯ ЛЕПТА В СЛУЖЕНИИ

Получили пользу? Поделись ссылкой!



Напоминаем, что номер стиха – это ссылка на сравнение переводов!


© 2016, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.