1Цар 19 MGC

1-я Царств | глава 19

Толкование Мэтью Генри


Можно было надеяться, что после женитьбы Давида Саул будет более благосклонно относиться к нему, но мы читаем, что беды сразу же обрушились на его голову, и их причиной была враждебность Саула. В данной главе описывается, каким образом ему удалось четыре раза благополучно избежать меча Саула, поклявшегося убить его: первый раз ему удалось спастись благодаря разумному заступничеству Ионафана (ст. 17), во второй раз благодаря собственной проворности (ст. 8-10), в третий раз благодаря преданности Мелхолы (ст. 11-17), в четвертый раз благодаря защите Самуила и перемене в Сауле, происшедшей в то время (ст. 18-24). У Бога есть много способов, как спасти Свой народ. Провидение никогда не бывает в затруднении.

Стихи 1-7. В данных стихах проявляется различие в характерах Саула и Ионафана в отношении к Давиду.

I. Никогда еще враг не был так безрассудно жесток, как Саул. Он сказал своему сыну и всем слугам, чтобы умертвить Давида (ст. 1). Его планы избавиться от Давида провалились, и поэтому он провозгласил его изгнанником и повелел всем, кто считал себя верным подданным царя, при первой же возможности убить Давида. Странно, что он не стыдился подобным образом открыто признаться в своей злобе, когда для нее у него не было никакого повода, что, зная о всеобщей любви слуг к Давиду (ибо об этом он сам говорил, 1Цар 18:22), он не побоялся своим кровавым приказом спровоцировать их к непокорству. Возможно, злоба в то время не была такой коварной или правосудие не было таким порочным, как позднее, ибо в противном случае Саул предъявил бы ему обвинение и подкупил свидетелей, которые подтвердили бы его участие заговоре против царя, и таким образом избавились бы от него под видом закона, как от Навуфея. От такой неприкрытой злобности исходит меньше опасности. Странно, что Саул, знавший, как сильно Ионафан любит Давида, надеялся, что он убьет его; возможно, он думал, что поскольку его сын является наследником престола, то должен завидовать Давиду так же, как он сам. Но провидение распорядилось таким образом, что он содействовал спасению Давида.

II. Не было друга такого же доброго, как Ионафан. Друг познается в беде. Таким настоящим другом Давида был Ионафан. Он не только продолжал любить его, хотя слава Давида затмила его личную славу, но и смело заступался за него сейчас, когда все странным образом противодействовало ему.

1. Он позаботился о безопасности друга, известив его об опасности (ст. 2): «Берегись, скройся и будь в потаенном месте». Ионафан подозревал, что кто-то из слуг может быть настолько подобострастен к Саулу или так сильно завидовать Давиду, что приведет в исполнение приказ царя, если только увидит его.

2. Он постарался усмирить отца и примирить его с Давидом. На следующее утро он осмелился поговорить с ним о Давиде (ст. 3), но не ночью, ибо, возможно, заметил, что Саул пьян и не готов для разговора, или потому что надеялся, что после сна он сам отменит приказ, или потому что не нашел возможности поговорить с ним, пока не настало утро.

(1) Его ходатайство о Давиде было очень благоразумным; при этом он в значительной мере руководствовался кротостью мудрости и проявил себя верным другом, отзываясь о нем хорошо, хотя подвергался опасности вызвать тем самым недовольство своего отца. Какой редкий пример дружбы! Он ссылается: [1] на добрые служения, которые Давид совершил для государства и в частности для Саула: «Дела его весьма полезны для тебя» (ст. 4). Об этом свидетельствовало облегчение, которое он доставлял царю своей игрой на гуслях, когда того одолевали приступы раздражительности, а также его смелый бой с Голиафом это незабываемое событие, когда фактически он спас жизнь Саула и все царство. Что касается этого подвига, то Ионафан ссылается на самого царя: «Ты видел это и радовался». Из данного и других примеров следует, что Давид был любимцем небес и другом Израиля, равно как и хорошим слугой Саула, ибо через него Господь содеял великое спасение всему Израилю, и поэтому приказ убить его свидетельствовал не только о низкой неблагодарности в адрес хорошего слуги, но и был величайшим оскорблением для Бога, равно как и великим злом для государства. [2] На его невиновность. Хотя раньше он совершил много хороших служений, но если сейчас его можно было обвинить в чем-либо, то это совсем другое дело. Но Давид ничем не согрешил против царя (ст. 4), его кровь невинна (ст. 5), и поэтому если его убьют, то без причины. И на этом основании у Ионафана был повод возражать против этого приказа, ибо он не мог позволить, чтобы его семья была виновна в таком страшном преступлении, как пролитие невинной крови.

(2) Так как его ходатайство было весьма благоразумным, то оно оказало воздействие на царя. Бог склонил сердце Саула прислушаться к голосу Ионафана. Отметьте: мы должны стремиться услышать голос разума и принять все обличения и добрые советы своих подчиненных и даже детей. Какой силой обладают правдивые слова! Тогда Саул так глубоко убедился в безрассудстве своей враждебности к Давиду, что [1] отменил свой кровавый приказ (ст. 6): «Жив Господь, Давид не умрет\» Из текста неясно, поклялся ли Саул с должной торжественностью или нет; возможно, так и было, ибо в то время данный вопрос заслуживал этого в силу своей неопределенности. Но в других случаях Саул клялся необдуманно и нечестиво, что делало сомнительной искренность его клятвы, ибо есть основания опасаться, что всякий, кто может так легкомысленно относиться к клятве и делать ее поговоркой, превращая в пустяк, тот в должной степени не осознает ее силы и при случае превращает в ложь. Некоторые подозревают, что Саул сказал эти слова и поклялся со злым умыслом, чтобы Давид вновь оказался в пределах его достижимости, намереваясь использовать первую же возможность, чтобы убить его. Но каким бы плохим ни был Саул, мы не должны так плохо думать о нем, и поэтому будем считать, что он говорил то, что думал в то время; но обличения скоро стерлись из памяти, а его порочная природа одолела их. [2] Давиду вновь было пожаловано место при дворе. Ионафан привел его к Саулу, и он был при нем, как вчера и третьего дня (ст. 7), надеясь, что буря миновала и его друг Ионафан теперь будет тем инструментом, который всегда поддержит в своем отце хорошее мнение о нем.

Стихи 8-10. I. Давид продолжал служить царю и своей стране. Хотя Саул ответил ему злом за добро и его подвиги на благо государства послужили поводом для зависти, но он изза этого не оставил служение стране и не удалился в безвестность обиженным. Если нам отвечают злом за добро, то мы не должны унывать, помня, каким щедрым благодетелем является наш небесный Отец даже к людям суровым и неблагодарным. Несмотря на многие оскорбления Саула в адрес Давида, мы, тем не менее, видим, что он остался таким же (1) смелым, как и раньше, и продолжал использовать свой меч для служения стране (ст. 8). Опять началась война с филистимлянами, которая вновь предоставила Давиду возможность выделиться; он смело нападал на них и всякий раз выходил победителем, убив многих врагов, а остальных обратив в бегство.

(2) Доброжелательным, как и раньше, когда играл на гуслях для своего царя. Когда у Саула случались прежние приступы раздражительности, то Давид играл рукою своею на струнах (ст. 9). Он мог сослаться на то, что это служение теперь недостойно его, но смиренный человек никакой труд не будет считать ниже своего достоинства, если с помощью него он может сделать добро. Он мог возразить, сославшись на опасность, которой подвергался, когда в последний раз совершал это служение для Саула (1Цар 18:10), но Давид научился воздавать добром за зло и вверять Богу свою безопасность, пока исполнял свой долг. Посмотрите, как страдал Давид, когда враг его был болен (Пс 34:13,14), ибо здесь, похоже, он ссылается на болезнь Саула.

II. Саул продолжал строить злые планы против Давида. Хотя несколькими днями раньше он поклялся своим Творцом, что Давид не умрет, но теперь вновь пытается убить его. Такой безжалостной и неисцелимой является вражда змея против семени жены, таким лукавым и крайне нечестивым является сердце человека, в котором отсутствует благодать Бога (Иер 17:9). Новые почести, добытые Давидом в очередной войне с филистимлянами, не только не погасили недоброжелательность Саула к нему и не укрепили его в решении примириться с Давидом, но возродили его зависть и еще больше привели в ярость. А раз он потакал своей нечестивой страсти, то неудивительно, что злой дух напал на него (ст. 9), ибо если мы позволяем, чтобы солнце зашло во гневе нашем, то даем место дьяволу (Еф 4:26,27) мы освобождаем ему место и приглашаем его. Хотя беспокойство в разуме возбуждается под воздействием сатаны, но чаще всего оно является порождением грехов человека и его безрассудством. Страх и зависть Саула сделали его мучением для самого себя, в результате он мог сидеть в доме, только держа в руке копье; он делал вид, что оно предназначено для защиты, а на самом деле собирался с его помощью убить Давида. Он постарался убить его, пригвоздив к стене, и бросил копье с такой силой, что оно вонзилось в стену (ст. 10);

так силен был дьявол, обитавший в нем, и так сильна была его ярость и страсть. Возможно, Саул, думал, что если убьет его сейчас, то это оправдает его перед Богом и людьми как человека поп compos mentis не в своем уме и будет приписано его безумию. Но Бога нельзя обмануть притворством, каким бы искусным ни был в нем человек.

III. Бог продолжал заботиться о Давиде и следил, чтобы ему не причинили зла. Бросок Саула не достиг цели, Давид был слишком проворным для него и сбежал, и благодаря милостивому провидению в ту ночь ему удалось спастись бегством. В своих псалмах, помимо прочих ситуаций, Давид часто упоминает данную, когда говорит, что Бог был его щитом и оградой, его скалой и крепостью и избавил его душу от смерти.

Стихи 11-17. I. Саул продолжал замышлять зло в адрес Давида. Когда Давиду удалось увернуться от копья, то вполне естественно было предположить, что он отправился в свой дом; так и было; тогда Саул послал стражу, чтобы она устроила засаду у дверей дома и убила его утром, как только он выйдет из дому (ст. 11). Иосиф Флавий утверждает, что царь планировал схватить его и поставить перед судом справедливости, которому было велено осудить его и предать смерти как предателя; но нам здесь рассказывается, что он выбрал более короткий путь, чтобы разделаться с ним: слугам было велено убить его. Поэтому у Давида были весьма весомые основания жаловаться, что его враги были людьми кровожадными, как он описал их в псалме, сочиненном в то время и в связи с этими событиями (Не.58);

когда Саул послал их, то они поджидали у дома, чтобы убить его (см. ст.2,3,7). Он жаловался, что в устах их мечи.

II. Давид был чудесным образом спасен от этой опасности. Инструментом спасения в этот раз стала Мелхола, которую Саул отдал ему, чтобы она была для него сетью, но она оказалась его защитником и помощником. Дьявол часто выстреливает из своего лука. Неясно, как Мелхола узнала об опасности, грозившей мужу; возможно, ее известили об этом из царского двора, или, скорее, она сама узнала, что солдаты устроили засаду вокруг дома, когда они отправлялись спать, хотя те старались не издавать звуков и спросили: «Кто слышит?» (Пс 60:8). Она знала, что отец сильно гневается на Давида, и начала подозревать, что он задумал против него план, поэтому она была постоянно начеку, желая уберечь мужа.

1. Она спасла Давида от опасности, сказав, какой неизбежной была его гибель (ст. 11): «Ты завтра будешь убит». Как пересказывает Иосиф Флавий, она сказала ему, что если солнце увидит его здесь на следующее утро, то она больше никогда не увидит его; и затем указала ему, куда бежать. Сам же Давид был более искусен в сражении, чем в бегстве, и если бы это было законно, то ему было бы легче очистить свой дом с помощью меча от тех, кто преследовал его, но Мелхола спустила Давида из окна (ст. 12), так как все двери дома охранялись. Так он убежал и спасся. И именно тогда в своей комнате до бегства или в потаенном месте, куда он бежал, Давид сочинил 58 Псалом, который рассказывает, что хотя он был напуган и торопился, но его разум был спокоен, а вера, несмотря на большую опасность, была сильна и сосредоточена на Боге. Хотя согласно заговору его должны были убить утром, но он говорит с великой уверенностью: «А я буду с раннего утра провозглашать милость Твою» (Пс 58:17).

2. Она обманула Саула и его слуг, которые должны были стать инструментами осуществления этого жестокого заговора. Когда утром двери дома открылись, но Давид не вышел оттуда, то посланники решили поискать его в доме, и так и сделали. Но Мелхола сказала им, что он болен и остался в постели (ст. 14), а если они не верят ей, то могут посмотреть (ст. 13). Для этого она положила в кровать деревянную статую и завернула ее так, словно это был спящий Давид, который не мог разговаривать в таком состоянии; а козья кожа должна была походить на волосы Давида так легче было обмануть их. Мелхолу ни в коем случае нельзя оправдать во лжи и в том, что она совершила этот обман. Божья истина не нуждается во лжи, но тем самым она хотела подольше удержать Саула в неведении, чтобы у Давида было больше времени для бегства, ибо она не сомневалась, что эти посланники принялись бы преследовать его, если бы узнали, что он бежал. Посланники оказались достаточно человечными и не стали его беспокоить, услышав, что Давид болен, ибо людям в беде нужно сострадать; но Саул, услышав, что он болен, приказал привести его, больного или здорового: «Принесите его ко мне на постели, чтоб убить его» (ст. 15). С его стороны было жестоко и низко подобным образом торжествовать над больным человеком, клясться, что умрет тот, кто, как ему сказали, умирает от руки природы. Так ревностно Саул жаждал его крови и так стремился отомстить, что ему было недостаточно видеть Давида мертвым, а он сам хотел умертвить его, хотя совсем недавно сказал: «Пусть не моя рука будет на нем». Так, когда люди надевают уздечку на шею своих страстей, то они становятся более яростными. Когда Саул послал слуг во второй раз, обман раскрылся (ст. 16). Но к тому времени появилась надежда, что Давид уже в безопасности, и поэтому Мелхола не переживала из-за того, что он был раскрыт. Саул ругал ее за то, что она помогла Давиду бежать (ст. 17): «Для чего ты так обманула меня?» Какой же низменный дух пребывал в Сауле, если он надеялся, что Мелхола несправедливо выдаст ему своего мужа лишь потому, что является его дочерью. Разве не должна была она забыть и оставить отца и его дом и прилепиться к своему мужу? Кого не удерживают узы разума и религии, тот думает, что и другому так же легко разорвать их. Отвечая на обвинения Саула, Мелхола не столько беспокоится о добром имени своего мужа, сколько о его жизни, когда приводит такое оправдание: «Он сказал мне: "Отпусти меня, иначе я убью тебя "». Ее намек на то, что она пыталась препятствовать его побегу (хотя это была ложь, ибо именно она посоветовала ему бежать и помогла это осуществить), и ее недостойная выдумка о том, что он грозил убить ее, если она не позволит ему бежать, лишь усилили ярость Саула против него. Давид не был жестоким человеком и деспотичным мужем, настолько безрассудным в своих решениях и надменным в своих угрозах, каким она представила его. Но Давид, как и Сын Давидов, страдал и от друзей и от врагов.

Стихи 18-24. Данные стихи рассказывают:

1. Какое прибежище нашел себе Давид. Сбежав ночью из своего дома, он побежал не в Вифлеем к своим родственникам и не в какой-либо из городов Израиля, где люди любили и восхваляли его, чтобы заручиться их поддержкой ради собственной безопасности, а направился прямо к Самуилу и рассказал ему все, что делал с ним Саул (ст. 18).

1. Самуил был именно тем человеком, который заверил его в том, что он будет царем, а теперь его вера в это заверение начала угасать, и он был готов сказать в опрометчивости своей (или во время побега, как читают некоторые, Пс.11 5:2): «Всякий человек ложь (не только Саул, который пообещал сохранить мне жизнь, но и Самуил, пообещавший мне престол)»; куда еще он мог отправиться в день бедственный, чтобы получить ободрение, которое поддержало бы его веру, как не к Самуилу? Приняв решение бежать к Самуилу, он сделал Бога своим прибежищем, уповая на тень Его крыльев', где еще благочестивый человек может считать себя в безопасности?

2. Самуил, как пророк, лучше всех остальных мог посоветовать ему, что делать в этот бедственный день. В псалме, сочиненном накануне ночью, он вознес свою молитву Богу, а теперь использовал первую представившуюся возможность и посетил Самуила, чтобы получить от него указания и наставления от Бога. Если мы надеемся получить положительный ответ на наши молитвы, то должны открыть свое ухо для слова Божьего.

3. Самуил был окружен сонмом пророков, вместе с которыми он мог прославить Бога, и удовольствие, полученное от совместного поклонения, было бы наилучшим облегчением для него в нынешней беде. Он получал мало удовольствия, находясь во дворе Саула, поэтому отправился искать его в церкви Самуила. И безусловно, мало наслаждений от этого мира получают те, которые живут в общении с Богом; к таким людям удалился Давид, когда оказался в беде (Пс 26:4-6).

II. Какую защиту обрел в этом месте Давид: пошел он с Самуилом, и остановились ("или поселились) они в Навафе там, где находилась школа пророков. Это место в Раме было привилегированным, и даже филистимляне не беспокоили их собрания (1Пар 10:10). Но Саул, получив известие об этом от своих разведчиков (ст. 19), послал туда слуг, чтобы они схватили Давида (ст. 20). Когда они вернулись без Давида, то он послал других; когда и вторая группа вернулась без него, то он послал третью (ст. 21), а, не получив известий от них, сам туда отправился (ст. 22). Он так нетерпеливо жаждал крови Давида и не мог дождаться осуществления своих планов, что, хотя провидения, одно за другим, расстраивали его замыслы, но он не мог понять, что Давид находится под особой защитой небес. Царское достоинство не позволяло ему лично отправиться с подобной задачей, но преследователей ничто не остановит, пока они не удовлетворят свою злобу. Саул отложил все государственные дела, чтобы охотиться за Давидом. Как же Давиду удалось спастись теперь, когда он почти оказался в пасти у льва (как раньше оказался его ягненок)? Не так, как он спас своего агнца, убив льва, не так, как был спасен Елисей, когда посланники были поглощены огнем с небес, а новым методом, с помощью которого львы были обращены в агнцев.

1. Когда посланники попали в сонм пророков, среди которых находился Давид, то Дух Божий сошел на них и они стали пророчествовать, то есть присоединились к остальным людям, прославлявшим Бога. Вместо того чтобы схватить Давида, они сами оказались в плену. Так (1) Бог спас Давида; то ли они под воздействием духа пророчества впали в такой экстаз, что не могли думать ни о чем другом, забыли о своем поручении и не вспоминали о Давиде, то ли под его воздействием пришли в такое благое расположение духа, что не могли думать о таком нечестивом деле.

(2) Бог облачил честью сыновей пророка и общение святых и показал, что если Он захочет, то может знаками Своего присутствия во время собрания верующих вызвать благоговение у наихудших людей и заставить их признать, что истинно с ними Бог (1Кор 14:24,25). Посмотрите также, как полезны религиозные собрания, как благоприятно они воздействуют на разум тех, кто, похоже, не склонен поддаваться этому воздействию. И где еще можно ожидать воздействия духа, как не на собрании святых?

(3) Бог возвеличил Свою власть над духами людей. Сотворивший сердце и язык может заставить их служить своим целям. Валаам пророчествовал о блаженстве Израиля, который он собирался проклясть; а некоторые иудейские толкователи полагают, что эти слуги пророчествовали о продвижении Давида к престолу Израиля.

2. Сам Саул был подобным образом охвачен духом пророчества прежде, чем пришел на это место. Можно было подумать, что такой плохой человек, как он, никогда не станет пророком, тем не менее, когда Бог решил таким образом защитить Давида, то даже Саул (как выразился епископ Холл), приблизившись на расстояние, куда достигал запах дыма, исходившего от Навафа, начал пророчествовать, как и его слуги (ст. 23). Он снял с себя царскую одежду и военное снаряжение (так как оно было слишком красивое или тяжелое для этого служения), похоже, впал в транс или исступленный восторг и в таком состоянии пребывал весь день и ночь. Святые Дамаска были избавлены от преследований новозаветного Савла подобным воздействием, оказанным на его дух, но несколько другой природы. Это воздействие вызывало изумление и длилось только один день, а то освятило Савла и пребывало на нем вечно. Отметьте: многие имеют великие дары, но не имеют благодати, пророчествуют во имя Христа, но Он не признает их Своими (Мат 7:22,23). Еще раз приводится поговорка: «Неужели и Саул во пророках?» (см. 1Цар 10:12), но теперь ее смысл отличался от предыдущего. Бог отказался от него, и он находился под воздействием злого духа и тем не менее пребывал среди пророков.



ПОДДЕРЖИТЕ НАС

Получили пользу? Поделись ссылкой!



Напоминаем, что номер стиха – это ссылка на сравнение переводов!


© 2016, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.