2Пар 26 MGC

2-я Паралипоменон | глава 26

Толкование Мэтью Генри


Данная глава описывает царствование Озии (в Книге Царств он назван Азарией) полнее, чем описывалось ранее; хотя оно было достаточно длительным и в некотором смысле прославленным, но изложено довольно кратко (4Цар 14:21,15:1 и далее). IВ общем он характеризуется благочестивым человеком (ст. 1-5). II. Он был успешен в войнах, в строительстве и удачно управлял делами своего Царства (ст. 6-15). III. Он поступил самонадеянно, посягнув на служение священников, за что был поражен проказой, которая ограничила его действия (ст. 16-21) и даже привела к смерти (ст. 22,23).

Стихи 1-15. Данные стихи приводят две характеристики Озии:

I. Он был человеком благочестивым. Озия не отличался ревностью в благочестии, тем не менее делал угодное в очах Господних. Он поддерживал чистое поклонение истинному Богу, как делал отец, и в этом вопросе был лучше его; по крайней мере, у нас нет оснований думать, что он поклонялся идолам, как отец, даже в конце жизни, когда возгордилось сердце его. В ст.5 говорится, что прибегал он к Богу во дни Захарии, который, как считают некоторые, был сыном Захарии, убитого его дедом Иоасом. Этот Захария был одним из тех, кто понимал видения Бога (в англ.пер.) те, которые были милостиво даны ему, либо видения предшествующих пророков. Он хорошо разбирался в пророчествах, много общался с высшим миром, был образованным, набожным и благочестивым человеком; похоже, он имел сильное влияние на Озию. Блаженны мужи, которые окружены такими людьми и желают получать от них советы; и несчастны те, которые ищут Бога лишь до тех пор, пока таковые находятся рядом с ними, но внутри не имеют действенной силы, чтобы оставаться такими до конца.

II. Он был успешен.

1. В общем можно сказать, что, пока он прибегал к Господу и заботился о религии, споспешествовал ему Бог. Отметьте:

(1) процветают лишь те, кому споспешествует Бог, ибо процветание Его дар.

(2) Религия и благочестие весьма способствуют внешнему процветанию. Многие убедились в том, что процветали, пока искали Господа и усердно исполняли свой долг, но как только оставили Его, их стали преследовать неудачи.

2. Здесь приводится несколько примеров его процветания:

(1) он был успешен в войнах. Помогал ему Бог (ст. 7), и благодаря этому он одержал победу над филистимлянами старыми врагами народа Божьего. Озия разрушил укрепительные сооружения, возведенные в их городах, и расположил там свои гарнизоны (ст. 6);

он также обязал аммонитян платить дань (ст. 8). Он заставил молчать все окружающие народы и держал в пределах их страны.

(2) Он значительно прославился и приобрел хорошую репутацию. Его имя было известно во всех соседних странах (ст. 8);

это имя прославляло Бога: Его дела и Его народ. Такая слава является настоящей и делает человека истинно почитаемым.

(3) Он был успешен в строительстве. Когда его действия носили наступательный характер, он, тем не менее, не пренебрегал обороной своего царства: построил башни в Иерусалиме и укрепил их (ст. 9). Большинство стен Иерусалима были разрушены во время царствования его отца, в частности стены над воротами угольными. Но наилучшим укреплением Иерусалима была верность Озии Богу и строгое соблюдение правил поклонения Ему; и если бы его отец не оставил Бога, то стены Иерусалима оставались бы целыми. Укрепляя город, он не забыл о стране и построил башни в пустыне (ст. 10), чтобы защищать земледельцев от вторжений и грабителей, отряды которых иногда тревожили и разоряли их (как в гл 21:16).

(4) Он был успешен в земледелии. Озия имел много скота и хлеба; в земледелии было задействовано много рук; благодаря этому он сильно разбогател, ибо любил земледелие (ст. 10) и, похоже, лично занимался этими вопросами, что не было для него унижением, а, наоборот, давало преимущество, так как побуждало к трудолюбию его подданных. То, что один из самых прославленных правителей дома Давидова занялся земледелием и полюбил его, прославило призвание земледельца. Он не был одним из тех, кто любит войны, развлечения и наслаждения; ему нравилось невинное и спокойное занятие земледелием.

(5) Он имел действующую армию. Похоже, он учредил две армии: [1] войско, выходившее на войну отрядами (ст. 11) и совершавшее вылазки за пределы страны. Эти отряды захватывали в соседних странах добычу в качестве возмещения убытков, которые часто наносились Иудее. [2] Охранное войско, состоявшее из стражников, готовых защищать страну в случае вторжения (ст. 12,13), которое было настолько многочисленным и доблестным, что вступало в сражение с воинским мужеством', ни один враг не осмеливался вступить с ним в сражение, или, по крайней мере, не мог устоять перед ним. Невооруженные воины не могут быть успешными в войне, поэтому Озия позаботился, чтобы его воины были обеспечены хорошим наступательным и оборонительным оружием (ст. 14): щитами и копьями, шлемами и латами, луками и пращными камнями. Здесь не говорится о мечах, потому что, скорее всего, каждый воин имел собственный меч, который носил постоянно. Во время его царствования были изобретены машины, с помощью которых осажденные с башен и углов метали стрелы и камни в нападавших (ст. 15). Как жаль, что войны и сражения, являющиеся плодом человеческой похоти, заставляют изобретательных людей использовать свое искусство для создания инструментов смерти.

Стихи 16-23. Имя Озии было запятнано лишь одним проступком, абсолютно не свойственным другим царям. Блуд, убийства, притеснения, преследования и особенно идолопоклонство характеризовали плохих царей и иногда бесславили благочестивых. Даже Давид не был исключением, если вспомнить, как он поступил с Урией. Но мы не находим, чтобы Озию можно было обвинить в одном из этих грехов; тем не менее и он сделался преступником пред Господом, Богом своим, и должен был за это испытать на себе Его недовольство, которое выразилось не так, как у других царей, в утомительных войнах или восстаниях, а в виде неисцелимой болезни.

I. Его грех заключался в том, что он посягнул на служение священника. Только один путь правильный, а неверных тропинок много. Его предшественники согрешили тем, что оставили храм Господень, уклонялись от богослужений (2Пар 24:18) и сожигали воскурения на жертвенниках идолов (2Пар 25:14). А его грех заключался в том, что он слишком далеко вошел в храм Господень дальше, чем ему было дозволено, и пытался воскурить фимиам на алтаре Господа, при этом проявив необычное рвение. Посмотрите, как трудно, избежав одной опасности, не попасть в другую.

1. Корнем его греха была гордость сердца похоть, которая больше других губит людей (ст. 16): «Когда он сделался силен (а благое провидение Бога чудесным образом помогало ему, пока он оставался таковым, ст.15), когда он стал великим, богатым, влиятельным и сильным, то вместо того, чтобы с благодарностью вознести имя Бога, сделавшего так много для него, возгордилось сердце его на погибель его». Так процветание глупцов губит их, наполняя гордостью. Теперь, так много сделав и прославившись, он начал думать, что любое дело по силам и доступно ему, даже служение священника. Люди, которые претендуют на запретное знание и пытаются заниматься делами, недоступными для них, так поступают под воздействием гордости сердца, безрассудно надмеваясь плотским своим умом.

2. Он согрешил, войдя в храм Господень, чтобы воскурить фимиам, возможно, в связи с каким-то торжеством, или, имея особый повод, чтобы попросить божественного благоволения. Я не могу понять, что могло подтолкнуть его на подобный самонадеянный поступок или вложило подобную мысль в его голову. Никто из его предшественников, ни плохие, ни хорошие, не пытался сделать это. Он знал, что закон четко выступает против подобного поступка, который до него никто не совершал. Он не мог сослаться на необходимость сделать это, как было в ситуации с Давидом, когда он съел хлебы предложения.

(1) Возможно, он вообразил, что священники совершали свое служение без должного благоговения, умения и торжественности, а он может сделать это лучше.

(2) Или он обратил внимание, что цари-идолопоклонники сами воскуряли фимиам на жертвенниках своих богов; так делал его отец и Иеровоам (3Цар 13:1), и стремление иметь эту честь, возможно, было одной из причин, искушавших их покинуть дом Божий, где им это не разрешалось. И так как он твердо решил прилепиться к Божьему жертвеннику, то захотел попытаться преодолеть это ограничение и подойти к нему так же близко, как цари-идолопоклонники подходили к своим жертвенникам. Но данный поступок назван преступлением пред Господом, Богом его. Его не удовлетворяли почести, которыми Бог облачил его, и он захотел завладеть тем, что было ему запрещено, как наши первые родители.

3. Его попытке воспротивился первосвященник и другие священники, сопровождавшие и помогавшие ему (ст. 17,18). Соответственно своим обязанностям, они приготовились воскурить фимиам для царя, но когда он предложил самостоятельно сделать это, они четко объяснили, что он не должен заниматься тем, что не входит в его обязанности, ибо может погибнуть. Они не оказывали сопротивление и не пытались помешать ему, хотя были мужами доблестными, а просто увещевали и показывали ему:

(1) что закон запрещал ему воскурять фимиам: «Не тебе, Озия, кадить Господу, а священникам, которые по рождению являются сынами Аароновыми, посвященными для этого служения». Согласно закону Аарон и его сыновья были назначены кадить воскурения (Исх 30:7; см. Втор 33:10; 1Пар 23:13). Давид благословлял народ, а Соломон и Иосафат молились и проповедовали ему. Озия мог поступать так же, и это прославило бы его; что же касается воскурений, то это служение могли совершать только священники. Согласно закону Моисея служения царя и священников были разделены, и их нельзя было объединять, пока не придет Мессия. Если Озия своим поступком действительно хотел прославить Бога и обрести Его благоволение, то действовал вопреки своим интересам, ибо так как служение являлось исключительно божественным постановлением, то он мог надеяться, что оно будет одобрено, только в том случае, если будет совершаться теми руками и так, как повелел Бог.

(2) Что это не безопасно: «Не будет тебе это в честь у Господа Бога». Здесь подразумевается больше, чем говорится: «Это станет твоим позором и приведет к гибели». Закон четко выступал против всех чужеземцев, подходивших слишком близко (Числ 3:10,18:7), то есть против тех, кто не был священником. Хотя Корей и его люди были левитами, но им пришлось дорого заплатить за то, что они приносили курения, ибо это могли делать только священники (Числ 16:35). Фимиам наших молитв должен вкладываться в руки нашего Господа Иисуса великого первосвященника нашего исповедания, в противном случае не стоит надеяться, что он будет принят Богом (Отк 8:3).

4. Он разгневался на порицавших его священников и, вопреки их увещеваниям, собрался совершить задуманное (ст. 19): «Разгневался Озия и не захотел расстаться с кадильницей, находившейся в его руке». Царю не понравилось, когда ему запретили делать это, он не мог терпеть никакого вмешательства. ЫШтиг іп уеШит Мы склонны делать то, что нам запрещают.

II. За это он был наказан неисцелимой проказой, которая появилась у него на лбу, пока он противился священникам. Если бы он послушался их увещеваний, признал свою ошибку и вышел из храма, то все закончилось бы хорошо. Но раз он разгневался на священников и повздорил с ними, то Бог разгневался на него и поразил проказой. Иосиф Флавий утверждает, что он грозил священникам смертью, если они будут противиться ему; а после этого земля встряхнулась, крыша храма открылась, и через образовавшуюся в ней щель ворвался луч солнца, направленный прямо на лоб царя; вслед за этим на нем сразу появилась проказа. Некоторые предполагают, что во времена Озии произошло землетрясение, о котором мы читаем в Книге Амоса 1:1 и Книге Захарии 14:5.

(1) Этим внезапным ударом закончилось противостояние между ним и священниками, ибо, когда на нем появилась проказа, они набрались смелости, чтобы выгнать его из храма. Более того, он сам поспешил удалиться, так как поразил его Господь болезнью, которая была особым знаком его недовольства и препятствовала ему свободно общаться с людьми, тем более находиться у Божьего жертвенника. Слова священников не смогли убедить, поэтому Бог предпринял эффективный метод для его убеждения. Если самонадеянные люди отказываются признать свою ошибку, благодаря судам от уст Божьих, то им придется признать ее благодаря судам Его руки. Это доказывает, что даже согрешая против Бога, в сердце царя присутствовал страх Божий, и, увидев, что Бог разгневался на него, он не только оставил свое намерение, но и поспешил удалиться. Хотя Озия сражался со священниками, но не захотел сражаться со своим Творцом.

(2) Этот удар стал длительным наказанием за его преступление, ибо он оставался прокаженным до дня смерти своей, в заключении, лишенный общества, вынужденный предоставить своему сыну управление страной (ст. 21). На этом примере Бог показал, как Он противится гордым и ревнует о чистоте и славе Своих постановлений; тем самым Он дал честное предостережение, чтобы даже люди великие и благочестивые знали и соблюдали свою дистанцию и не вмешивались в то, чего они не видели; для Озии это был громкий и постоянный призыв к покаянию; теперь он имел много времени, чтобы покаяться, и у нас есть основания надеяться, что он правильно использовал его. Он руководил многими мирскими делами, но был вынужден оставить их и жить в отдельном доме; теперь он имел достаточно свободного времени, чтобы думать об ином мире и готовиться к нему. Наказав царя, Бог хотел, чтобы народ проникся великим благоговением к храму, священству и другим святыням, о которых люди склонны думать пренебрежительно. От прокаженного царя было столько же пользы, сколько от мертвого человека; он был мертв, хотя жил, и погребен живым; фактически это соответствовало закону, требовавшему, чтобы чужеземец, подошедший слишком близко, был предан смерти. Позор пережил его, ибо после смерти его не похоронили в гробнице царей, так как он был прокаженным, и это запятнало его славу.

(3) Эта болезнь была наказанием, которое так же соответствовало греху, как отражение в зеркале оригиналу. [1] Корнем его согрешения была гордость и Бог таким образом смирил его и обесчестил. [2] Он посягнул на служение священников из презрения к ним и Бог поразил его болезнью, которая определенным образом требовала, чтобы его осмотрели священники и вынесли приговор, ибо именно они обладали правом судить о язве проказы (Втор 24:8). [3] Он вошел в храм Божий, куда разрешалось входить только священникам, и за это был изгнан со дворов храма, куда имели свободный доступ самые презренные его подданные, но церемониально чистые. [4] Он противился священникам, которые его встретили и восстали против его самонадеянности, и за это проказа появилась у него на челе, что в случае с Мариам сравнивалось с плевком отца ей в лицо (Числ 12:14). [5] Он посягнул на достоинства священства, на которое не имел прав, и был лишен своего царского достоинства, которым владел по праву. Кто жаждет запретных почестей, тот лишается дозволенных. Адам, вкусив плод с дерева познания, который он не должен был есть, лишил себя возможности вкусить от дерева жизни, плоды которого ему было разрешено вкушать. И пусть все, читающие это, скажут: «Господь праведен».



ПОМОЧЬ НАМ В РАЗВИТИИ

Получили пользу? Поделись ссылкой!



Напоминаем, что номер стиха – это ссылка на сравнение переводов!


© 2016, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.