Библия тека

Собрание переводов Библии, толкований, комментариев, словарей.


Бытие | 23 глава

Толкование Мэтью Генри


В этой главе:

(I) Авраам скорбит по умершей Сарре (ст. 1−2).

(II) Авраам покупает место для погребения Сарры.

(1) Смиренное предложение Авраама о приобретении (ст. 3−4).

(2) Справедливые переговоры и соглашение, с большой долей взаимной почтительности и уважения (ст. 5−16).

(3) Оплата покупки (ст. 16).

(4) Место для погребения гарантированно переходит к Аврааму (ст. 17−18,20).

(5) Погребение Сарры (ст. 19).

Стихи 1−2. Здесь говорится (1) о возрасте Сарры (ст. 1). Почти сорок лет назад женщина назвала себя старой (Быт 18:12). Пожилые люди не умрут быстрее, но могут умереть спокойней, считая себя старыми.

(2) О смерти Сарры (ст. 2). В конечном счете смерть приходит и к самому старому долгожителю. Авраам и Сарра прожили вместе много счастливых лет, но смерть разлучает даже тех, кого ничто другое не способно разлучить. Особые друзья и любимцы небес не освобождаются от смертной участи. Сарра умерла на земле Ханаана, на которой была поселенцем более шестидесяти лет.

(3) Авраам скорбит по Сарре и скорбит искренне. Он не просто исполнял скорбные обряды по заведенному в то время обычаю, как-то — хождение плакальщиков по улицам, но непритворно стенал — столь велика была для него потеря доброй жены; к тому же Авраам доказал, что в своей любви к Сарре он был постоянен до последнего дня. Здесь звучат два глагола: «И пришел Авраам рыдать по Сарре и оплакивать ее». Печаль Авраама была не притворной, но настоящей. Он пришел в шатер своей жены и сел подле ее тела, проливая слезы, дабы глаза тронули сердце и он смог отдать большую дань уважения памяти усопшей. Следует заметить, что оплакивать смерть близких родственников — не только законно, но и является нашим долгом в соответствии с провидением Всевышнего, который призывает нас рыданием и плачем воздать честь тому, кто таковой достоин. Слезы — дань уважения нашим почившим друзьям. Предавая тело земле, необходимо его полить. Однако мы не должны скорбеть как не имеющие упования, ибо по благодати имеем добрую надежду как в отношении умерших, так и о себе самих.

Стихи 3−15. Здесь:

I. Авраам обратился к своим соседям — сынам Хетовым — со смиренной просьбой о месте для захоронения среди них (ст. 3−4). Довольно необычно, что тогда ему пришлось так поступить; но мы должны приписать сие Божьему провидению, а не небрежению со стороны Всевышнего, как может показаться на основании сказанного: «И не дал ему на ней (земле Ханаана) наследства…» (Деян 7:5). Как было бы хорошо, если бы все заботящиеся о приобретении места для погребения своих тел после смерти точно так же заботились бы о месте покоя для своих душ. Здесь обратите внимание:

(1) Переговоры о месте для погребения дали Аврааму возможность немного отвлечься от своего горя: и отошел Авраам от умершей своей. Человек, над которым нависла угроза уйти с головой в скорбь по умершим родственникам и готовый поддаться такому искушению, должен следить, дабы не погрузиться в размышления о своей потере, сидя в полном одиночестве и печали. Должно наступить время отойти ему от умершего и перестать печалиться. Ибо, благодаря Всевышнему, наше счастье не связано с жизнью какого-либо творения Его рук. Поэтому хлопоты о погребении, как в данном случае, могут на первых порах помочь отвлечься от мрачных раздумий о смерти, дабы они не стали всепоглощающими. Слезы не должны мешать сеянию.

(2) Довод, который Авраам привел сынам Хетовым: «Я у вас пришлец и поселенец, а посему не обеспечен и должен предстать перед вами смиренным просителем о месте погребения». Авраам использовал этот случай, дабы сказать о себе, что он странник и пришелец на земле и не стесняется признать это публично (Евр 11:13). Следует заметить, что смерть родственников должна напомнить нам о том, что этот мир не является нашим домом. Когда родственники ушли в мир иной, говорите: «И мы идем».

(3) Авраам не обретет покоя, пока не уладит вопрос о погребении, на что указывают слова: «…чтобы мне умершую мою схоронить от глаз моих». Следует заметить, что смерть делает неприятным нашему взору того, кто при жизни был желанным. Лик, когда-то живой и прекрасный, становится бледным и устрашающим, достойным отправиться в мир теней. Пока тело Сарры находилось пред взором Авраама, его скорбь усиливалась, чего следовало избегать.

II. Щедрое предложение, поступившее Аврааму от сынов Хетовых (ст. 5−6). Они выразили ему свое восхищение (1) почетным званием: ты князь Божий посреди нас, по слову, — не только великий, но и благой. Сам Авраам назвал себя пришельцем и поселенцем; хеттеи же называют его великим князем; ибо тот, кто смиряет себя, возвышен будет. Господь обещал возвысить имя Авраама.

(2) Предложением лучшего у них места для погребения. Следует заметить, что даже свет природы учит нас быть вежливыми и почтительными со всеми людьми, невзирая на то что они пришельцы и поселенцы. Благородное великодушие этих хананеев может послужить осуждением и пристыдить скаредность, себялюбие и недоброжелательность многих, называющих себя израильтянами. Обратите внимание: хананеи, о которых здесь идет речь, были отнюдь не против того, чтобы их прах смешался с Ав-раамовым, и желали себе подобного конца.

III. Особое предложение Авраама сынам Хета (ст. 7−9). В ответ на любезное предложение хеттеев Авраам благодарит их с достоинством и уважением. Будучи великим человеком, к тому же — преклонного возраста, а теперь еще и в трауре, Авраам не почитает за унижение встать и смиренно поклониться этим людям (ст. 7). Следует заметить, что религия учит хорошим манерам, а тот, кто выдает ее за грубость и невежество, просто порочит религию. Затем Авраам выбирает место, которое считает наиболее удобным, а именно — пещеру Махпелу, которая, вероятно, находилась неподалеку от него и пока еще не использовалась как место для захоронений. Ее настоящим владельцем в то время был Ефрон. Авраам не притязал на какую-либо выгоду, но хотел, чтобы хеттеям было выгодно помочь ему купить эту пещеру и поле, на котором она находилась. Следует заметить, что умеренное желание обрести честными и справедливыми способами нечто, нам необходимое, не значит желать собственности ближнего, что запрещено десятой заповедью.

IV. Ефрон предлагает Аврааму взять поле в дар: я даю тебе поле (ст. 10−11). Авраам думал, что Ефрона придется уговаривать, дабы он это поле продал. Однако при первом же упоминании, без уговоров Ефрон готов отдать поле даром. Зачастую люди намного щедрее, чем о них думают. Авраам, вне всякого сомнения, прежде использовал любую возможность, дабы угодить своим соседям и сделать для них все, что в его силах, и теперь ему отвечают любезностью, ибо кто напояет других, тот и сам напоен будет. Следует заметить, что, если верующий украшает свое исповедание особой учтивостью и умением служить людям, он сможет убедиться в том, что сие воздается, принося утешения и определенные преимущества ему и славу Господу.

V. Авраам скромно и искренне отклоняет любезное предложение Ефрона (ст. 12−13). Он преисполнен благодарности (ст. 12) и выражает свое почтение Ефрону перед народом той земли, дабы соотечественники прониклись к нему еще большим уважением, видя, какое почтение ему оказывает Авраам (1Цар 15:30), но притом принимает решение заплатить Ефрону за поле деньги, причем полную стоимость. Отказываясь от дара, Авраам руководствовался отнюдь не гордостью и не соображениями о недопустимости быть чем-то обязанным Ефрону, а (1) чувством справедливости. Авраам был богат серебром и золотом (Быт 13:2) и мог заплатить за поле, а посему — не злоупотреблять щедростью Ефрона. Следует заметить, что честность, равно как и честь, не позволяют нам жить за счет ближнего и протягивать руки к дармовому. Об этом с утешением размышлял Иов: когда он был беден, то не ел плоды земли без платы (Иов 31:39).

(2) Благоразумием. Авраам предпочитает заплатить, дабы потом Ефрон, когда его добродушие иссякнет, не попрекнул своим подарком и не сказал: Я обогатил Авраама (Быт 14:23); или же чтобы ближайший наследник не поставил под сомнение право Авраама на собственность (ибо дар был сделан без особых раздумий) и не претендовал не возвращение поля. Таким же образом несколько веков спустя Давид отклонит предложение Орны (2Цар 24:24). Мы не знаем, какому унижению нас может подвергнуть тот, кто сейчас с нами — сама доброта и щедрость.

VI. Ефрон сам назвал цену земли, но не настаивал на ней: земля стоит четыреста сиклей серебра (около пятидесяти фунтов в британской валюте), для меня и для тебя что это (ст. 14−15)? Ефрон предпочел бы сделать своему другу одолжение, нежели держать такую сумму денег в собственном кармане. Этим он демонстрирует (1) большое презрение к земному богатству: «Для меня и для тебя что это? Такая мелочь, о которой даже говорить не стоит». Многие бы сказали: «Тут вопрос в деньгах. Речь идет о доле ребенка». Однако Ефрон говорит: «Что это?» Следует заметить: превосходно, когда человек относится к богатствам мира сего как к чему-то ничтожному и не достойному внимания. Ибо жизнь человека от изобилия имения не зависит (Лк 12:15).

(2) Великое почтение и обходительность по отношению к своему ближнему и другу. Ефрон не относился к Аврааму с подозрением как к чужестранному поселенцу и не завидовал как человеку преуспевающему и готовому разбогатеть. Он не держал на Авраама зла за специфичность его религии, но был к нему намного добрее, нежели большинство наших современников к собственным братьям: для меня и для тебя что это? Следует заметить, что никакая мелочь не должна стать причиной для разногласий между истинными друзьями. Подвергаясь искушению возгореться негодованием в ответ на обиду, упрямо отстаивать свои права или жестко подавлять в себе доброту, мы должны ответить на искушение вопросом: «Для меня и для моего друга что это?»

Стихи 16−20. Здесь мы читаем о заключении между Авраамом и Ефроном договора о месте погребения. Сделка состоялась публично перед всеми соседями вслух сынов Хетовых (ст. 16−17). Следует заметить, что благоразумие, равно как и справедливость, побуждают нас к честности, открытости и прямоте в делах. Мошенничество ненавидит свет и стремится к секретности, но люди, ведущие свои дела честно, не беспокоятся о том, кто будет свидетелем их сделки. Наш закон одобряет торги на открытом рынке. Обратите внимание:

(1) Авраам безо всякого обмана и промедления платит деньги (ст. 16). Платит с готовностью, не колеблясь — сполна — не меньше названной суммы. Платит по весу серебро, которое в ходу у купцов, не прибегая к мошенничеству. Вы видите, что деньги издавна использовались для облегчения купли-продажи, и обратите внимание, как честно следует обращаться с деньгами при расчетах. Несмотря на то что вся земля Ханаана принадлежала Аврааму по обетованию, время вступления во владение еще не пришло, и он теперь, воспользовавшись случаем, покупает и платит деньги. Важно отметить, что в основу благодати владения не заложены. И право святых на нетленное наследство не подразумевает богатого имения в этом мире и не оправдывает нечестных поступков.

(2) Ефрон честно и законно передает Аврааму право на владение землей (ст. 17−18,20). Поле и все, что на нем, переходит к Аврааму и его наследникам навеки во время открытого собрания, без письменного закрепления (маловероятно, чтобы в то время к таковому прибегали вообще), но посредством серьезного публичного заявления при свидетелях, что было достаточно для вступления права на владение в силу. Заметьте: следует честно заплатить за то, что приобретаешь, равно как и проданное должно быть честно оплачено, а тому, что продано, надлежит быть переданным с гарантией права на владение.

(3) Вслед за тем Авраам вступает во владение и хоронит Сарру в пещере или в склепе (нам неизвестно, был ли он природным или сотворенным руками человека), который находился на приобретенном поле. Вероятно, Авраам уже хоронил рабов своей семьи, с тех пор как пришел в Ханаан, но для них было достаточно обычного захоронения на общенародном кладбище (4Цар 23:6). Теперь же, когда умерла Сарра, для ее останков надлежало найти особое место. Абсолютно не имеет значения:

[1] Что первым участком земли, поступившим во владение Авраама в Ханаане, было место для захоронения. Заметьте, входя в этот мир, неплохо было бы подумать о том, как мы будем его покидать, ибо как только мы родились, начинаем умирать.

[2] Что это был единственный участок земли, которым Авраам когда-либо владел, хотя вся земля была его. Даже тот, кто имеет самую малость на этой земле, найдет на ней могилу. Авраам позаботился не о городах, подобно Каину и Нимроду, но о склепе:

(а) Чтобы он служил ему и его потомкам постоянным напоминанием о смерти и чтобы и тот и другие изо дня в день учились умирать. Об этой могиле сказано, что она находилась на конце поля (ст. 9). Ибо каким бы ни было наше имение, в конце его — могила.

(б) Чтобы он служил знаком веры Авраама и ожидания воскресения, ибо зачем нужно было так заботиться о теле, если бы последнему надлежало быть навеки заброшенным и не воскреснуть снова? Авраам просто стремился к лучшему, то есть к небесному. Авраам был доволен кочевой жизнью и готов был странствовать, однако он обеспечивает себе место, где после кончины его плоть могла бы упокоиться в надежде.

толкование Мэтью Генри на Бытие, 23 глава

ПОМОЧЬ НАМ В РАЗВИТИИ

Получили пользу? Поделись ссылкой!


Напоминаем, что номер стиха — это ссылка на сравнение переводов!


© 2016−2022, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.
По всем вопросам, кроме богословских, пишите сюда — biblestudydev@gmail.com. P.S.: Мы ничем не торгуем!