Суд 20 MGC

Судьи | глава 20

Толкование Мэтью Генри


Эту главу стоило бы поместить в Книгу войн Господних, ибо она выглядит так же печально и неутешительно, как и любой другой эпизод истории. Во всех событиях, имевших место в то время, заслуживает одобрения и выглядит пришгекательно только благочестивая ревность Израиля, направленная против нечестия мужей Гивы, и поэтому с их стороны это была справедливая и святая война; но в то же время упрямство сынов Вениаминовых, защищавших своих преступников, что послужило основанием для войны, огромные потери, которые понес Израиль, участвуя в войне, и (хотя в конце победило правое Дело) почти полное истребление колена Вениаминова, которым закончилась война, делают эту историю от начала и до конца грустной. Все это случилось вскоре после того, как Израиль благополучно поселился в земле обетованной, на основании чего можно было надеяться, что их жизнь будет протекать спокойно и благополучно. Данная глава повествует о том, что:

(I) дело левита слушалось на общем собрании колен (ст. 17). (II) Было единогласно решено отомстить мужам Гивы Вениаминовой (ст. 8-11). (III) Сыны Вениаминовы встали на защиту преступников (ст. 1217). (IV) Израиль потерпел поражение в первый и второй день сражения (ст. 18-25). (V) В связи с этим израильтяне смирились перед Богом (ст. 26-28). (VI) На третий день благодаря выработанной стратегии все сыны Вениаминовы были истреблены за исключением 600 мужей (ст. 2<М8). Все это было результатом оскорблений, которым подверглись левит и его жена; совершающие преступление мало задумываются о том, чем это закончится.

Стихи 1-11. I. Все общество Израиля собралось вместе, чтобы разобраться в ситуации с наложницей левита и подумать, что в связи с этим нужно сделать (ст. 1,2). Из этого не следует, что они были созваны каким-то лидером, обладавшим властью; они собрались вместе с общего согласия, словно имели одно сердце, горевшее святой ревностью по славе Бога и Израиля.

1. Местом встречи была выбрана Массифа', там они собрались пред Господа, ибо Массифа находилась рядом с Силомом, и поэтому люди, расположившиеся там станом, могли легко добраться от Массифы до Силома. Силом был маленьким городом, и поэтому, когда собиралось все общество Израиля, чтобы предстать перед Богом, то в качестве места своего поселения выбирали Массифу, расположенную рядом с этим важным городом; возможно, они не хотели причинять беспокойство Силому, к чему, несомненно, привело бы такое большое скопление людей, ибо в этом городе проживали священники, посещавшие скинию.

2. Люди, собравшиеся там, представляли весь Израиль от Дана на севере (города, совсем недавно так названного, Суд 18:29) до Вирсавии на юге, вместе с землей галаадской, то есть коленами, поселившимися по ту сторона Иордана. Они собрались как один человек так единодушны были в своем беспокойстве о благополучии всего государства. Это было собрание народа Божьего, а не собор левитов и священников; хотя должно было рассматриваться дело левита, но для этого был собран народ, к которому обратился левит с ареИо рориЫт призывом к народу. Собрались в собрание народа Божия четыреста тысяч пеших, обнажающих меч, то есть вооруженных, обученных военной дисциплине и готовых для служения мужчин; возможно, среди них находились те, которые знали о всех войнах Ханаанских (Суд 3:1). В данном собрании всего Израиля начальники (ибо правители являются краеугольными камнями народа, которые хранят крепость всего здания) были представителями остальной части народа. Они занимали ответственные посты, были тысяченачальниками, стоначальниками, пятидесятиначальниками и десятиначальниками, руководившими вверенными им людьми. Мы можем предположить, что среди них, по крайне мере, был такой порядок правления, хотя они не имели вождя и военачальника. Итак, это было (1) общее собрание государств для рассмотрения дела. Здесь были представлены начальники народа, чтобы председательствовать и руководить ходом дела.

(2) Общее собрание народного ополчения для осуществления действий, ибо собрались все, кто носил меч и был способен к войне (ст. 17). Среди них не было наемников или людей, которых заставили участвовать в этом деле, а лишь наилучшие свободные землевладельцы на собственном содержании. Когда Израиль вошел в Ханаан, то израильтян было более 600000 человек, и у нас есть основания думать, что за это время их количество значительно умножилось, а не уменьшилось, и все, от 20 до 60 лет, были годными к войне; и теперь, мы можем предположить, более половины были освобождены от ношения оружия, чтобы возделывать землю; поэтому собравшиеся представляли собой обученные отряды воинов. Гражданская армия двух с половиной колен насчитывала 40000 воинов (Нав 4:13), но колен было намного больше.

II. Колено Вениаминово также было извещено о проведении этого собрания (ст. 3): "Они услышали, что сыны Израилевы пришли в Массифу". Возможно, им было послано законное извещение собраться со своими братьями, чтобы честно обсудить это дело, прежде чем вынести какое-либо решение, и предотвратить зло, которое могло бы быть его следствием. Но извещение об этом собрании скорее ожесточило и привело их в ярость, чем побудило задуматься о том, что содействовало бы их миру и славе.

III. Официально было изучено преступление, в котором обвинялись мужи Гивы. Посланники, отправленные собрать народ вместе, представили доклад об этих ужасных событиях, но требовалось особенно тщательно вникнуть в суть дела, так как подобные ситуации часто представлялись в более темных красках, чем были на самом деле, поэтому была определена группа людей, которая должна была опросить свидетеля (безусловно, с принесением клятвы) и доложить о деле. В данных стихах приводится только свидетельство левита, но скорее всего также были опрошены слуга левита и старик, предоставившие свои свидетельства, ибо из текста следует, что были исследованы показания более чем одного человека: "Скажите, как происходило это зло?" (ст. 3);

так же и закон гласил, что никого нельзя предать смерти (тем более так много людей) на основании свидетельства только одного человека. Левит в деталях описал то событие. Он пришел в Гиву как странник, чтобы переночевать там, не вызывая ни малейшего подозрения в том, что собирается причинить какое-то зло (ст. 4), а мужи Гивы, среди которых находились даже довольно состоятельные, чья обязанность защищать странников, находящихся внутри города, дерзко напали на дом, в котором он остановился, и намеревались убить его. Испытывая стыд, он не мог пересказать требования, с которыми они обратились (Суд 19:22). Они возвещали о своем грехе, как Содом, но его скромность не позволила ему повторять их слова; было достаточно сказать, что они хотели убить его, ибо он скорее позволил бы убить себя, чем покорился их злодейству; и если бы он попал им в руки, то они замучили бы его до смерти, о чем свидетельствует то, что они сделали с его наложницей: они замучили ее, так что она умерла (ст. 5). И для того, чтобы вызвать негодование подобным злодеянием в своих соотечественниках, он послал части ее искалеченного тела всем коленам, чтобы собрать их вместе и свидетельствовать против беззакония и срамного дела в Израиле (ст. 6). Всякое беззаконие безумство, особенно беззаконие в Израиле, ибо тем самым те, кто был с почетом запечатлен заветом в своей плоти, не только оскверняют свои тела, но и с презрением относятся к божественному мщению, которое им было четко явлено с небес. Имя таковых Навал, и их безумство с ними. Левит заканчивает свой рассказ призывом к суду присяжных (ст. 7): "Все вы сыны Израилевы, знающие закон и права (Есф 1:13). Вы народ святой, принадлежащий Богу и боящийся всего, что может бесчестить Его и осквернять землю; все вы принадлежите одному обществу и являетесь членами одного тела, и поэтому, скорее всего, будете страдать из-за его расстройства; вы сыны Израилевы, которые особым образом должны заботиться о левитах Божьем колене, обитающем среди вас; поэтому посоветуйтесь и решите, что нужно сделать в данной ситуации".

IV. Изучив дело, они решили, что не разойдутся отсюда, пока не отомстят этому нечестивому городу, который был поруганием и позором их нации. Обратите внимание:

(1) на их ревность, направленную против совершившегося беззакония. Они решили не возвращаться домой (какими бы большими ни были их семьи и как бы их дела ни требовали их присутствия дома), пока не отстоят и не восстановят славу Бога и Израиля своим мечами, раз другим способом нельзя принести удовлетворение за вину, которого требовала справедливость народа (ст. 8). Приняв это решение, они проявили себя истинными сынами Израиля, показав, что ставят гражданские интересы выше личных.

(2) На их благоразумие, когда они послали незначительное количество воинов, чтобы принести съестных припасов для остальных (ст. 9,10). Было решено выбрать, согласно жребию, одного из десяти, всего 40000 воинов, чтобы те отправились в свои страны, откуда пришли, и принесли хлеб и другие продукты, необходимые для пропитания такой большой армии, ибо когда они уходили из дому, то взяли с собой продуктов лишь для путешествия в Массифу, а не для проживания в лагере вблизи Гивы, ибо, возможно, им придется оставаться здесь значительное время. Это также делалось для того, чтобы они не рассеялись ради добычи пропитания, ибо если они отправятся на поиски продуктов, то их будет сложно вновь собрать всех вместе и сохранить во всех такое единомыслие. Отметьте: когда в людях появляется благочестивая ревность по доброму делу, то лучше ковать железо, пока оно горячо, ибо подобная ревность склонна быстро охладевать, если осуществление задуманного откладывается. Давайте стараться, чтобы о нас никогда не говорили, что мы отложили на завтра доброе дело, которое вполне могли сделать сегодня.

(3) На их единодушие при вынесении решений и при их выполнении. За решение проголосовали nemine contradicente без расхождения мнений (ст. 8);

оно было принято единогласно, и когда приступили к его выполнению, то все были как один человек (ст. 11). Их слава и сила заключались в том, что колена не разделились согласно своим интересам, когда речь шла об общем благе.

Стихи 12-17. I. Расположившиеся станом колена Израилевы послали колену Вениаминову открытое и справедливое требование, чтобы они выдали преступников Гивы и те были преданы суду (ст. 12,13). Если бы сыны Вениаминовы пришли на собрание (как они должны были поступить) и согласились с общим решением, то дальнейшие действия касались бы только мужей Гивы; но так как они отсутствовали, то приняли сторону преступников, и теперь это касалось их тоже. Израильтяне были ревностно настроены против совершенного злодеяния, но также и рассудительны в своей ревности; они не считали, что с их стороны будет справедливо, если они нападут на все колено Вениамина, если только, отказавшись выдать преступников и защищая их от справедливого суда, они сами не сделают себя виновными ex post facto соучастниками после содеянного. Они хотели, чтобы сыны Вениаминовы задумались, какое великое преступление было совершено (ст. 12) в их обществе, и поэтому насколько необходимо, чтобы они либо сами наказали преступников смертью согласно закону Моисея, либо выдали их общему собранию, чтобы те были публично и торжественно наказаны и зло было истреблено в Израиле. Тогда вина народа была бы удалена, инфекция остановлена, благодаря истреблению ее самой опасной части, и суды, которые должны были обрушиться на народ, предотвращены. Так как совершенный ими грех очень напоминал грех Содома, то у них были все основания бояться, что если они не накажут его, то Бог пошлет град с небес, как Он сделал это не только с Содомом, но и соседними городами. Если бы израильтяне не предъявили это разумное требование, то у них было бы намного больше оснований оплакивать следующее за этим опустошение Вениамина. Прежде чем развязать войну или обратиться к закону, мы должны использовать все средства примирения. Предъявленное требование напоминало требование Иоава к Авелю (2Цар 20:20): "Только выдайте нам предателя и мы сложим оружие". Бог будет в мире с нами только при условии, что мы оставим свои грехи, умертвим и распнем свои похоти, и тогда все будет хорошо; тогда Он отвратит Свой гнев.

II. Мужи Вениаминовы продолжали упорствовать в своем нежелании подчиняться требованиям и, похоже, были так же единодушны и ревностны в своей решимости защищать преступников, как остальные колена в желании наказать их; так мало осталось в них чести, желания исполнять свой долг и заинтересованности.

1. Они были настолько чрезмерно порочны, что одобряли совершенное злодеяние и не хотели послушать голоса братьев своих (ст. 13);

возможно, причина была в том, что в то время представители их колена были более порочны и развращены, чем остальные колена, и не хотели, чтобы другие были наказаны за то, в чем они сами были виновны (самые плодородные и красивые места Ханаана достались в удел этому колену; подобным образом Содом называли садом Господним, и это, возможно, сделало жителей Гивы Вениаминовой похожими на содомлян такими же нечестивыми и весьма грешными пред Господом, Быт 13:10,13), или дело был в том, что им не понравилось вмешательство других колен в их дела (эту версию предлагает епископ Патрик);

они не хотели совершать свой долг, хотя знали, в чем он заключается, ибо о нем им напомнили их братья, а они считали неприемлемым, чтобы их учили и контролировали. Если бы среди них был хоть один мудрый человек, который согласился бы с их требованием, то он переложил бы всю вину на мужей Галаадских, но все были подавлены большинством. Заключающий союз с теми, кто делает себя виновным в грехах других людей, одобряя и защищая их, участвует в бесплодных делах тьмы. Каким бы плохим ни казалось дело, но оно всегда найдет покровителей и защитников, которые вступятся за него; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит. Многим придется ответить за то, что они препятствуют ходу справедливости и укрепляют руки нечестивых, говоря: "О беззаконник, ты не умрешь".

2. Они были настолько самонадеянными, что подняли голову против объединенной армии всего Израиля. Никогда еще люди не были так отчаянно безумны, как в той ситуации, когда взялись за оружие, противостоя (1) такому хорошему делу, какое в то время отстаивал Израиль. Как они могли надеяться на успех, когда сами сражались против справедливости и, следовательно, против самого Бога, против тех, на чьей стороне был первосвященник и божественное пророчество; они открыто восстали против священной и верховной власти народа.

(2) Такой великой армии, какую в то время имел Израиль. Несоответствие в численности армий превышало упомянутое в Лук 15:31,32, где царь, имевший 10000, не осмелился выступить против царя, имевшего 20000, и поэтому захотел заключить мир. В том случае соотношение войск было два к одному, а в этом более пятнадцати к одному, тем не менее сыны Вениаминовы отказались прийти к мирному соглашению. Они смогли вывести на поле битвы всего 26000, помимо 700 воинов, посланных Гивой (ст. 15);

и тем не менее с такой численностью они осмелились выступить против 400000 воинов Израиля (ст. 17). Так безрассудно поступают грешники, что приводит их к гибели, раздражая до ревности Того, Кто безгранично сильнее их (1Кор 10:22). Но возможно, они уповали на искусство своих воинов, надеясь, что это восполнит недостаток в их численности: особенно на формирование, состоявшее из 700 человек, которые, хотя и были левшами, но настолько ловкими в бросании из пращи камней, что всегда безошибочно попадали в цель (ст. 16). Но эти меткие стрелки много раз бросали мимо цели, когда решили поддерживать это нечестивое дело. Имя Вениамин означает "сын правой руки", но мы читаем, что его потомки были левшами.

Стихи 18-25. Данные стихи описывают поражение воинов Израиля в первом и втором сражении против сынов Вениаминовых.

1. Прежде чем выступить в первый раз, они спросили совета у Бога относительно того, в каком порядке должны вступать в сражение, и получили ответ на этот вопрос; тем не менее были основательно разбиты. Они не считали, что нужно спросить Бога о том, выступать ли им против Вениамина (ситуация была ясна, и сыны Гивы должны быть наказаны за свое злодеяние; а наказать их должен Израиль, ибо больше некому), а спрашивали: "Кто пойдет первым (ст. 18), то есть кто будет военачальником нашей армии?", ибо вождя того колена, которому будет велено идти первым, нужно считать военачальником всей армии. Если бы они хотели узнать порядок, согласно которому должны вступать в сражение, то спросили бы также: "А кто будет следующим? А следующим?" Но раз они знали, что Иуда должен идти первым, то понимали, что должны повиноваться приказам начальника этого колена. Эта честь была отдана Иуде, ибо из этого колена должен был прийти наш Господь Иисус, Который во всем имеет первенство. Колено, выступавшее первым, занимало более почетное положение, но и самое опасное, и, скорее всего, во время сражений теряло больше всего воинов. Кто будет бороться за первенство, видя, насколько это опасно? И хотя Иуда смелое и отважное колено выступил первым, а за ним все колена Израиля, но младший Вениамин (так он назван в Пс 67:28) оказался для них слишком сильным противником. Вся армия осадила Гиву (ст. 19). Сыны Вениаминовы выступили, собираясь прорвать осаду, и армия приготовилась оказать им теплый прием (ст. 20). Но, оказавшись между сынами Вениаминовыми, которые с неописуемой яростью атаковали их передовые позиции, и мужами Гивы, которые неожиданно напали на их тыл, они растерялись и потеряли 22000 воинов (ст. 21). При этом не было пленников, ибо никого не щадили, а всех предали мечу.

II. Перед своим вторым выступлением они вновь вопрошали Господа, но с большей торжественностью, чем ранее, ибо плакали пред Господом до вечера (ст. 23), оплакивая потерю многих храбрых воинов, ибо это был знак того, что Бог недоволен, дававший повод сынами Вениаминовым торжествовать, видя успех своего нечестия. В этот раз они не спрашивали, кто должен пойти первым, а должны ли они вообще выступить против них. Теперь, когда Божье провидение не благоволило к ним, они засомневались, стоит ли делать это, особенно потому, что Вениамин был их братом, и они были готовы сложить оружие, если Бог повелит им. Но Господь велел им идти; Он разрешил совершить попытку, ибо хотя Вениамин был их братом, но также опасным членом их тела, и поэтому его нужно было отсечь. Услышав это, они ободряли друг друга, возможно, больше полагаясь на собственную силу, чем на божественное поручение. Израильтяне вторично выступили против армии мятежников на том же месте, где происходило первое сражение (ст. 22), надеясь реабилитировать себя на той же земле, где потерпели поражение; они не хотели на основании суеверий изменить место, словно там чего-то недоставало. Но и во второй раз их атака была отбита, и при этом они потеряли 18000 человек (ст. 25). Во время этих двух сражений они потеряли всего 40000 воинов, что составляло десятую часть всей армии, и то же количество людей они выбрали согласно жребию, чтобы те доставили им провизию (ст. 10). Они выделили каждого десятого для этого служения, а теперь Бог выбрал из них каждого десятого для кровопролития. Но что можно сказать обо всем этом, когда вновь терпят поражение те, кто отстаивает справедливое и почетное дело? Разве не сражались они против греха на стороне Бога? Разве Господь не дал им это поручение? Как же они могли потерпеть такую неудачу!

1. Суды Божьи великая бездна, и пути Его в море. Облако и мрак окрест Его; правда и суд — основание престола Его. Мы можем быть уверены в Его праведности, когда не видим основания, почему Он так поступает.

2. Тем самым Бог показал им, а в них и нам, что не проворным достается успешный бег, не храбрым — победа., дабы мы не полагались на численность, что, возможно, сделали израильтяне с большой уверенностью. Мы никогда не должны возлагать на плотскую мышцу вес, вынести который может только Скала веков.

3. Тем самым Бог хотел наказать Израиль за его грехи. Они поступили хорошо, показав ревность, направленную против злодеяния Гивы, но разве на самих них нет вины пред Господом Богом их! Кто дерзко выступает, осуждая беззакония других, тому придется познать собственные беззакония. Некоторые полагают, что они были наказаны за то, что не свидетельствовали против идолопоклонства Михи и сынов Дановых, из-за чего их религия развратилась, хотя Бог четко повелел им воевать с идолопоклонниками (Втор 13:12 и далее). Им следовало действовать так же, как теперь, когда они выступили против распутства Гивы и сынов Вениаминовых, из-за чего был потревожен государственный покой.

4. Тем самым Бог учит нас не считать странным, если доброе дело какоето время терпит поражение, и не судить о его Добродетельности по его успешности. Влияние благодати в сердце и религии в мире может быть нарушено и терпеть поражение; иногда кажется, что оно вообще отсутствует, но правосудие в конце концов восторжествует. Vincimur in praelio, sed поп in bello Мы проиграли сражение, но не всю кампанию. Правда может пасть, но она встанет.

Стихи 26-48. Данные стихи детально описывают победу, одержанную израильтянами над сынами Вениаминовыми во время третьего выступления: наконец правое дело восторжествовало, когда его заступники исправили свои ошибки, ибо всякий раз, когда доброе дело терпит поражение, то только из-за неправильного руководства. Обратите внимание, как была одержана победа и благодаря чему израильтяне добились ее.

I. Как была одержана победа. Во время предыдущих сражений они слишком много полагались на праведность своего дела и превосходство в численности. Правда, что на их стороне была справедливость и численность, что давало им значительное преимущество, но они слишком уповали на эти два фактора и пренебрегли теми двумя обязанностями, которые, увидев свою ошибку, исполнили теперь, когда в третий раз собрались сражаться.

1. Ранее они были настолько уверены в правильности своего дела, что считали необязательным обратиться к Богу с просьбой о Его присутствии и благословении. Они считали само собой разумеющимся, что Бог благословит их; более того, они, возможно, решили, что Он обязан им Своим благоволением и по справедливости не может отнять его, раз они защищали добродетель с оружием в руках. Но Бог показал им, что не обязан благословлять их поход успехом, что не нуждается в них и не привязан к ним, а что они больше обязаны Ему за честь быть служителями Его справедливости, чем Он им за служение. И теперь они стали смиренно просить Его об успехе. Раньше они только спрашивали у пророка Божьего: "Кто из нас прежде пойдет на войну!" и: "Вступать ли нам еще в сражение?" А теперь они просили Его о благоволении, постились и молились, вознесли всесожжения и мирные жертвы (ст. 26), чтобы искупить грех и признать свою зависимость от Бога, а также выразить свое желание быть с Ним. Мы не можем надеяться, что Бог будет присутствовать с нами, если не будем подобным образом искать Его на пути, который Он определил. И когда у них появилось подобное расположение и они взыскали Господа, тогда Он не только повелел им идти против сынов Вениаминовых в третий раз, но и пообещал победу: "Я завтра предам их в руки ваши" (ст. 28).

2. Ранее они были настолько уверены в своей силе, что считали необязательным прибегать к военному искусству: устраивать засады, разрабатывать стратегию; они не сомневались, что победят только благодаря своей крепкой руке. Но теперь они увидели, что необходимо применять военную тактику, словно враг, с которым они вступили в сражение, превосходит их в численности. Поэтому они поставили засаду (ст. 29) и достигли своей цели, как сделали раньше их отцы в Гае (Нав 8:12). Тактика подобного рода должна была привести к хорошему результату после предыдущих поражений, которые воодушевили врага, и теперь он менее всего ожидал его мнимого бегства. Данные стихи подробно описывают, как осуществлялась эта хитрость. Заверения Бога в том, что сегодня Он дарует им успех, не сделали их беспечными и самонадеянными, а настроили их головы и руки на осуществление того, что Бог пообещал.

(1) Обратите внимание на метод, которым они воспользовались. Основная армия выступила против Гивы, как они делали это раньше, и приблизилась к воротам (ст. 30). Сыны Вениаминовы, основная армия, расположившаяся в то время в Гиве, неожиданно напали на них и отбили атаку. Осаждавшие город спешно отступили, словно оробели сердцем, увидев сынов Вениаминовых, которые гордо вообразили, что благодаря своему прежнему успеху они стали очень грозными (им нравилось так думать). Во время своего мнимого бегства израильтяне понесли незначительные потери: около тридцати человек было убито в тылу (ст. 31,39). Но когда все сыны Вениаминовы покинули город, то воины, находившиеся в засаде, захватили город (ст. 37) и дали знак основной армии (ст. 38,40), которая сразу атаковала их (ст. 41) вместе с другой значительной группой войск, расположившихся в Ваал-Фамаре, которая одновременно напала на них (ст. 3З). Так сыны Вениаминовы оказались полностью окруженными, что в свою очередь сильно испугало их. Чувство вины сломило их волю; чем выше они возносились в своих надеждах, тем более скорбным было это замешательство. Вначале сражение было жестокое (ст. 34), сыны Вениаминовы сражались яростно, но когда увидели, что попали в ловушку, то решили, что пара ног (как мы говорим) стоит двух пар рук, и побежали по дороге к пустыне (ст. 42). Но все напрасно: сеча преследовала их, и для того, чтобы сделать их бедствие полным, выходившие из городов Израиля, чтобы увидеть итог сражения, присоединились к преследователям и помогали побивать их. Рука каждого человека была направлена против них.

(2) В данной истории обратите внимание: [1] что сыны Вениаминовы в начале сражения были уверены в своей победе: "Они падают пред нами, как и прежде" (ст. 32,39). Иногда Бог позволяет нечестивцам возноситься в надеждах и успехе, дабы их падение было более суровым. Посмотрите, какой короткой была их радость: их торжество было лишь на мгновение. Пусть не хвалится подпоясывающийся, если только у него нет основания хвалиться в Боге. [2] Зло было рядом, но они не знали об этом (ст. 34). И когда уже было слишком поздно что-либо предотвратить, они увидели (ст. 41), что постигла их беда. Мы не можем сказать, какая беда и когда находится рядом с нами, но чем меньше мы боимся ее, тем больнее падение. Грешников невозможно убедить в том, что беда рядом с ними, но как ужасно, когда она приходит и невозможно от нее скрыться! (1Фес 5:3). [3] Хотя мужи Израиля в данном походе очень хорошо сыграли свою роль, но победа приписана Богу (ст. 35): "Поразил Господь Вениамина пред Израильтянами". Это было Его сражение, а поэтому и Его успех. [4] Когда Бог сражался за них, то они легко поражали сынов Вениаминовых (ст. 43). Легко поражать тех, кто сделал Бога своим врагом (см. Мал 4:3).

II. Каким образом они одержали победу и казнили грешников, совершивших преступление против собственных душ.

1. Сама Гива, гнездо распутства, была уничтожена в первую очередь. Засада, неожиданно ворвавшаяся в город, вступила в Гиву, то есть рассеялась по городу, что легко можно было сделать теперь, когда все, годные к войне, перешли в наступление и весьма самонадеянно оставили его незащищенным. Они поразили мечом всех, кого обнаружили в городе, женщин и детей (ст. 37), и предали город огню (ст. 40). Грех губит города.

2. Армия, сражавшаяся на поле боя, была полностью истреблена; 18000 доблестных воинов остались там лежать мертвыми (ст. 44). Тех, кому удалось спастись бегством с поля боя, преследовали и убивали во время бегства; численность таковых достигла 7000 (ст. 45). Нет смысла стараться скрыться от божественного мщения. Грешников преследует зло, оно достигает их.

4. Погибли даже те, которые остались дома. Они позволили, чтобы меч пожирал вечно, не задумываясь о том, что последствия будут горестные, на что много лет спустя, возможно, подразумевая эту историю, ссылался Авенир, когда возглавил армию сынов Вениаминовых (2Цар 2:25,26). Они предали мечу всех оставшихся в живых и сожгли огнем все города (ст. 48). Поэтому, насколько мне известно, из всего колена Вениаминова осталось в живых всего 600 мужчин, которые укрылись в скале Риммон и прятались там в течение четырех месяцев (ст. 47).

(1) Трудно оправдать жестокость, с которой действовал Израиль. Виновно было все колено Вениаминово, но разве из-за этого с ними нужно было обращаться как с заклятыми хананеями? Жестокость этой казни немного оправдывает то, что это было сделано в г разгар войны, что таким образом меч израильтян привык добиваться победы и что израильтяне были сильно разгневаны против сынов Вениаминовых из-за убийства их братьев во время двух первых выступлений. Правда, что они прокляли и решили предать смерти тех, кто не пришел в Массифу (Суд 21:5), но даже если эта клятва была законной, то она касалась только воинов; остальные не должны были при' ходить.

(2) Тем не менее в этих событиях легко оправдать руку Бога. Вениамин согрешил против Него, а Бог угрожал, что если Его забудут, то погибнут как народы, истребленные до них (Втор 8:20), которые были уничтожены подобным образом.

(3) Подобным образом этот при1 мер легко применить в качестве предостережения не начинать грешить: начало греха как прорыв воды, поэтому оставь его, пока не погряз в нем, ибо не знаем, каков будет конец. Вечная гибель душ будет более страшным наказанием, чем уничтожение данного колена. Пророк Осия дважды упоминает о событиях, имевших место в Гиве, как о начале растления Израиля и примере того, что за этим следует: "Глубоко упали они, развратились, как во дни Гивы (Ос 9:9);

больше, нежели во дни Гивы, грешил ты, Израиль (Ос 10:9)", и добавлено: "Война в Гиве против сынов нечестия (в первый раз) не постигла их".



ПОМОЧЬ НАМ В РАЗВИТИИ

Получили пользу? Поделись ссылкой!



Напоминаем, что номер стиха – это ссылка на сравнение переводов!


© 2016, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.