Библия тека

Собрание переводов Библии, толкований, комментариев, словарей.


Иакова | 2 глава

Толкование Мэтью Генри


В этой главе апостол осуждает греховное почитание богатого и презрение бедного, приписывая такое поведение лицеприятию и несправедливости, и указывает, что оно противоположно действиям Бога, избравшего бедных, и что именно богатые притесняют бедных и поносят имя Божие, ст. 1−7. Он объясняет, что следует исполнять весь закон и быть не только справедливыми, но и милостивыми, ст. 8−13. Раскрывает заблуждение и безрассудство тех, кто хвалится верой без дел, говоря, что это мертвая вера, вера, какую имеют бесы, а не вера Авраама и не вера Раав, ст. 14−26.

Стихи 1−7. Апостол осуждает в этих стихах очень порочную практику. Он показывает, как много зла содержится в грехе npoaonorffmma — лицеприятия, которое, по-видимому, уже в те ранние дни сильно возросло в церквах Христовых, а впоследствии привело к печальному развращению и разделению христианских народов и обществ. Здесь нам дается I. Предостережение против этого греха в общем виде: Братия мои! имейте веру в Иисуса Христа нашего Господа славы, не взирая на лица, cт. 1. Заметьте:

1. Кто такие христиане: это те, кто имеет веру в Господа Иисуса Христа; они принимают ее; они руководствуются ею; они одобряют учение Христа, покоряются Его закону и Его управлению; вера это их имение, их сокровище.

2. С каким почтением Иаков говорит об Иисусе Христе, называя Его Господом славы, ибо Он есть сияние славы Отца и образ ипостаси Его.

3. Поскольку Христос есть Господь славы, то мы не должны уважать христиан за что бы то ни было так, как за его родство и сходство со Христом. Если вы исповедуете веру в славу нашего Господа, в которой самые бедные христиане будут иметь участие наравне с богатыми и по сравнению с которой вся слава мира сего — всего лишь тщета, то вы не должны уважать человека за его внешние, мирские преимущества. Исповедуя веру в нашего Господа Иисуса Христа, мы не должны почитать человека настолько, чтобы затемнять или умалять славу нашего Господа славы, ибо это очень большой грех, как бы кто ни думал об этом.

II. В этом отрывке дается, посредством наглядного примера, описание указанного греха и предостережение против него (ст. 2−3): Ибо, если в собрание ваше войдет человек с золотым перстнем, и далее. Под собранием (англ. съезд, ассамблея. — Прим. переводчика) здесь подразумеваются собрания, назначавшиеся для разрешения разногласий между членами церкви или для определения, когда и какое наказание должно быть наложено на кого-либо; поэтому используемое здесь греческое слово auvayuyrf обозначает собрание, подобное тем, какие проводились в иудейских синагогах для совершения правосудия. Мэймонидс говорит (я цитирую этот отрывок по Др. Мэнтону): «В иудейских постановлениях ясно указывалось, что при рассмотрении тяжбы между богатым и бедным нельзя предлагать богатому сесть, а бедному постоять или сесть на худшее место, но оба должны либо сидеть, либо стоять». Это очень похоже на фразы, употребляемые апостолом, поэтому под собранием, о котором говорится здесь, следует понимать нечто подобное заседаниям в синагогах, когда иудеи встречались для слушания дел и отправления правосудия: именно с этими третейскими судами иудеев сравниваются здесь христианские собрания. Но это не следует относить к обычным богослужебным собраниям, где могут, конечно, предусматриваться различные места для разных людей, в зависимости от их ранга или обстоятельств, в чем нет греха. Применяющие это строгое предупреждение апостола к обычным богослужениям ошибаются; они не принимают во внимание слово «судьи» (упомянутого в ст. 4), а также сказанное (ст. 9) о том, что поступающие с лицеприятием оказываются преступниками закона. Итак, представим себе такую ситуацию: «В собрание ваше (подобное аналогичным собраниям в синагоге) войдет человек, изысканно одетый и важный, войдет же и бедный в скудной одежде, и вы поступаете пристрастно, принимая несправедливое решение только на том основании, что один лучше выглядит или находится в лучшем положении, чем другой». Заметьте здесь:

1. Бог имеет Свой остаток среди людей всех категорий, среди тех, кто носит мягкую и нарядную одежду, и среди тех, кто носит бедное и рваное платье.

2. В вопросах благочестия и бедный и богатый стоят на одном и том же уровне, никакие богатства не приближают человека к Богу, и никакая бедность не отдаляет его от Бога. У Всевышнего нет лицеприятия, поэтому в вопросах совести не должно быть его и у нас.

3. В христианских общинах особенно следует бодрствовать против всякого недолжного почитания земного величия и богатства. Иаков вовсе не поощряет здесь грубость или беспорядок. Уважение как дань вежливости надо оказывать, допустимы и некоторые различия в нашем обращении с людьми различного ранга, однако это уважение ни в коем случае не должно влиять на действия христианских общин при назначении на церковные служения или при вынесении церковного наказания, а также и в любом другом чисто церковном вопросе; здесь мы никого не должны знать по плоти. Это в характере того, кто обитает на Сионе, в глазах которого презрен отверженный, но который боящихся Господа славит. Если бедный человек добродетелен, бедность его не должна умалять нашего уважения к нему ни на йоту; и если богатый показал себя дурным человеком (хотя он хорошо одет и называет себя верующим), то мы не должны уважать его хоть на йоту больше из-за его богатства.

4. Как важно наблюдать за тем, какого мы держимся правила в своих суждениях о людях; если мы позволяем себе судить о них по внешнему виду, то это отразится на нашем духовном состоянии и на нашем поведении в собраниях. Существует много людей порочных и презренных, но тем не менее уважаемых этим миром; с другой стороны, существует много смиренных, святых, добродетельных христиан, одетых очень просто, но из-за этого не следует думать хуже ни о них самих, ни об их христианстве.

III. Далее показывается, как велик этот грех, ст. 4−5. Это большое лицеприятие, большая несправедливость, это означает противопоставлять себя Богу, Который избрал бедных и почтит и возвысит их (если они добрые), как бы кто ни презирал их.

1. Этот грех содержит в себе постыдное лицеприятие: То не пересуживаете ли вы?.. Этот вопрос поставлен здесь так, чтобы каждый человек ответил на него перед своей совестью, чтобы каждый серьезно отнесся к нему. Согласно строгому переводу оригинала, этот вопрос звучит так: «Не делаете ли вы различий? И не судите ли вы в этих различиях по ложным правилам, не следуете ли ложным критериям? Не делаетесь ли вы виновными в лицеприятии, которое осуждается законом? Не говорит ли вам ваша собственная совесть, что вы неправы?» Обращаться к совести человека чрезвычайно полезно, когда мы имеем дело с тем, кто называет себя верующим, даже если он очень низко упал.

2. Лицеприятие возникает из худых и несправедливых помыслов. Лицеприятие в характере, поведении и действиях проявляется в такой мере, в какой испорчен источник, из которого они исходят, — сердце и помыслы: «И не становитесь ли вы судьями с худыми мыслями; то есть не судите ли вы по несправедливым критериям и извращенным понятиям, каковые вы установили сами для себя. Проследите ваше лицеприятие до тех сокровенных помыслов, которые сопровождают и питают его, и вы убедитесь в том, что они чрезвычайно злы. В глубине вашего сердца вы предпочитаете внешнюю пышность внутренней благодати, и видимое — невидимому». Безобразие греха никогда не раскроется по-настоящему и полностью, пока не будут обнаружены наши злые мысли; грехи характера и поведения людей усугубляются именно тем, что все мысли и помышления сердца их злы Быт 6:5.

3. Лицеприятие — гнусный грех, потому что он означает прямое противопоставление себя Богу (ст. 5): «Не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою?.. — и далее. А вы презрели бедного.., ст. 6. Бог сделал наследниками Своего Царства тех, кого вы не уважаете, и дал великие и славные обетования тем, кого вы вряд ли одарите добрым словом или приветливым взглядом. Не чудовищное ли это беззаконие со стороны претендующих на звание чада Божиего и на подобие Ему? Послушайте, братия мои возлюбленные, я умоляю вас всей моей любовью, какую имею к вам, и всем уважением, какое вы имеете ко мне, подумать об этом серьезно. Обратите внимание, как много бедных из мира сего избраны Богом. Избрание их Богом не избавляет их от бедности, а их бедность вовсе не уменьшает очевидности их избрания. Мф 11:5: ...нищие благовествуют». Бог хочет, чтобы человек уважал и любил Его святую религию не за внешний блеск и великолепие, но за ее внутренние достоинство и превосходство, и поэтому избрал бедных мира сего. К тому же заметьте, что многие бедные являются богатыми верою; таким образом самые бедные могут стать богатыми, и к этому они должны особенно стремиться. От имеющих богатство ожидается, что они будут богатеть добрыми делами, потому что чем больше они имеют, тем больше должны творить добрых дел; а от бедных ожидается, что они будут богатыми верой, потому что чем меньше они имеют здесь, тем больше могут и должны жить верою, ожидая лучших благ в лучшем мире. Заметьте далее. Верующие христиане богаты своим званием и тем, что являются наследниками вечного Царства, хотя могут быть очень бедны земными благами. То, чего они лишены в этой жизни, ничтожно; то, что уготовано для них, несказанно богато и величественно. И еще: Где есть богатство веры, там будет и Божия любовь; вера, действующая любовью, пребывает во всех наследниках славы. Отметим еще раз: Небо — это царство, причем обетованное тем, кто любит Бога. В предыдущей главе (ст. 12) мы читали о венце, обещанном любящим Бога, здесь же мы находим обетование о Царствии. И как венец является венцом жизни, так и Царствие будет вечным царством. Все это, вместе взятое, показывает, что бедные в мире сем, но богатые верою, удостоены высокой чести в настоящей жизни и будут возвеличены Богом в будущей, и, следовательно, как велик грех тех, кто презирает бедного. После таких рассуждений это обвинение звучит, действительно, весьма резко (ст. 6): А вы презрели бедного.

4. Уважение людей в том смысле, которой подразумевается здесь, то есть за их богатство и внешний облик, — это очень большой грех, ввиду того зла, с которым связано мирское богатство и величие, и того безумия, которое выказывают христиане, чрезмерно почитая тех, кто так мало выражает почтения к Богу или к ним самим: «Не богатые ли притесняют вас, и не они ли влекут вас в суды? Не они ли бесславят доброе имя, которым вы называетесь? (ст. 7). Посмотрите, зачинщиками зла, поношений и преследований обычно бывают богатые; вы сами терпите так много бедствий по вине богатых и сильных мира сего, они так поносят вашу веру и вашего Бога; от этого грех ваш становится чрезвычайно греховным и безумным, когда вы преклоняетесь перед теми, кто стремится унизить вас и разрушить то, что вы созидаете, кто бесславит доброе имя, которым вы называетесь». Имя Христа — это достойное имя, оно оказывает честь тем, кто носит его, и делает их достойными.

Стихи 8−13. Осудив грех тех, кто оказывал недолжное уважение к личностям, и достаточно убедив их в том, как велик этот грех, апостол показывает теперь, как исправить положение; задача евангельского служителя — не только обличать и предостерегать, но также учить и направлять. Кол 1:28: ...вразумляя всякого человека и научая всякой премудрости... В этих стихах:

I. Излагается в общем виде закон, которым мы должны руководствоваться во всех своих отношениях с людьми. Если вы исполняете закон царский, по Писанию: «возлюби ближнего твоего, как себя самого», хорошо делаете, ст. 8. Чтобы кто-нибудь не подумал, будто Иаков защищает бедных, с тем чтобы вызвать презрение к богатым, теперь он ставит в известность таковых, что вовсе не намерен поощрять плохое отношение к кому бы то ни было; как нельзя презирать бедных, так не должно ненавидеть или оскорблять богатых; так как Писание учит нас любить всех ближних, будь они богатые или бедные, как мы сами, то мы хорошо делаем, если твердо держимся этого правила. Из этого можно заметить следующее:

1. Правила поведения христиан изложены в Писании: ...по Писанию, и далее. Нами должны руководить не великие и не богатые мира сего, не порочные обычаи, принятые среди самих исповедующих себя христианами, но только Писание.

2. Писание предписывает нам как закон — любить ближних, как самих себя; он остается в полной силе до сих пор, и Христос еще более возвысил и выдвинул, а не умалил его значение для нас.

3. Это царский закон, он исходит от Царя царей; достоинство и честь Царя делают его достойным уважения. Состояние свободы, в котором находятся все христиане, свободы от всякого рабства или угнетения, также делает этот закон, регулирующий все их поведение друг с другом, царским законом.

4. Притязание на соблюдение этого царского закона, если при этом он истолковывается с пристрастием, не может оправдать человека ни в каких несправедливых действиях. Здесь подразумевается, что некоторые были готовы льстить богатым людям и проявлять лицеприятие к ним, потому что рассчитывали на такое же отношение к себе в случае, если бы они оказались в подобном положении; или же они оправдывали себя тем, что оказывать особое почтение людям, которых Бог в провидении Своем отличил положением в этом мире и богатством, было вполне справедливо; поэтому апостол допускает, что, стараясь соблюдать заповеди второй скрижали, они поступали хорошо, оказывая честь тому, кому должно; но эти прекрасные претензии отнюдь не извиняли их греха лицеприятия, в котором они были виновны, ибо:

II. Общий закон должен приниматься вместе с конкретным законом: «Но если поступаете с лицеприятием, то грех делаете и пред законом оказываетесь преступниками, ст. 9. Хотя закон законов повелевает возлюбить ближнего, как себя самого, проявлять к нему то уважение, какое вы, будучи на его месте, хотели бы иметь в отношении себя, однако это отнюдь не извиняет вас, если помилование или осуждение человека церковью осуществляется вами в зависимости от его внешнего положения; здесь вы должны обратиться к конкретному закону, который Богом дал наряду с другим и который обличает вас в осуждаемом мной грехе». Этот закон записан в Лев 19:15: Не делай неправды на суде; не будь лицеприятен к нищему, и не угождай лицу великого; по правде суди ближнего твоего. Более того, и сам царский закон, истолкованный правильно, обличает их, потому что он учит ставить себя на место бедного так же, как и на место богатого, и поступать справедливо как в отношении одних, так и в отношении других. Далее апостол продолжает объяснять:

III. До каких пределов распространяется действие закона, и как далеко должно простираться послушание ему. Они должны исполнять царский закон, уважать как одну, так и другую часть его, так как иначе он не поможет им, когда они будут претендовать на него как на основание своих частных действий: Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем, ст. 10. Эти слова можно рассматривать:

1. Как имеющие отношение к случаю, изложенному Иаковом: вы оправдываете свое почитание богатого тем, что должны любить своего ближнего, как самого себя? Хорошо, тогда покажите беспристрастное и надлежащее уважение к бедному, потому что вы должны любить ближнего, как самого себя, ибо в противном случае нарушение одного пункта закона сведет на нет ваши притязания на исполнение закона вообще. Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, грешит умышленно, открыто и постоянно, думая, что будет прощен в одном, потому что послушен в другом, тот становится виновен во всем; то есть он навлекает на себя то же самое наказание и подвергнется тому же осуждению по приговору закона, как если бы нарушил и другие его заповеди наравне с той, в нарушении которой виновен. Это не означает, что все грехи одинаковы, но что все они одинаково оскорбляют авторитет Законодателя и поэтому влекут наказание, полагающееся за нарушение закона вообще. Это показывает нам, как тщетно думать, будто наши добрые дела могут искупить плохие, и ясно направляет нас искать искупления в другом.

2. Для дальнейшей иллюстрации этой мысли приводится еще один пример, отличный от приведенного выше: Ибо Тот же, Кто сказал: «не прелюбодействуй», сказал и: «не убей»; посему, если ты не прелюбодействуешь, но убьешь, то ты также преступник закона, ст. 11. Один, возможно, чрезвычайно строг в вопросе прелюбодеяния и скрупулезен во всем, что приводит к этой скверне плоти, но менее склонен осуждать убийство или то, что приводит к разрушению здоровья, разбивает сердце и губит жизнь ближних; другой очень страшится убийства, но проще относится к прелюбодеянию; однако, кто более смотрит на авторитет Законодателя, чем на предмет заповеди, тот видит, что для осуждения как за одно нарушение, так и за другое существует одно и то же основание. Повиновение тогда угодно, когда все делается из уважения к воле Божией; и непослушание должно быть осуждено, в чем бы оно ни проявлялось, как оскорбление авторитета Божиего. По этой причине, нарушая один пункт закона, мы пренебрегаем авторитетом Того, Кто дал весь закон, и становимся виновными во всем законе. Итак, если вы признаете древний закон, то вы осуждены, ибо «проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона» (Гал 3:10).

IV. Иаков делает особое ударение на том, что христиане должны руководствоваться законом Христа и поступать по нему. Так говорите и так поступайте, как имеющие быть судимы по закону свободы, ст. 12. Это учит нас быть не только справедливыми и нелицеприятными, но и сострадательными и милостивыми к бедным, что совершенно освободит нас от унизительного, чрезмерного почитания богатых. Заметьте здесь:

1. Евангелие названо законом. Оно имеет все признаки закона: заповеди дополняются наказаниями и наградами; оно не только дает утешение, но и налагает обязанности; и Христос является не только Пророком, чтобы учить нас, Священником, чтобы освящать нас и ходатайствовать за нас, но и Царем, чтобы править нами. Мы находимся под законом Христа.

2. Это есть закон свободы, такой закон, на который мы не имеем никаких оснований жаловаться как на бремя или ярмо, ибо служение Богу согласно Евангелию — это совершенная свобода, оно делает нас свободными от рабского преклонения перед людьми или предметами этого мира.

3. Все мы будем судимы по этому закону свободы. Положение человека в вечности будет определяться согласно Евангелию, именно эта книга будет открыта, когда мы предстанем пред судилищем, и не будет никакого облегчения тем, кого осудит Евангелие, и никакого обвинения тем, кого оно оправдает.

4. Это понуждает нас говорить и поступать так, как подобает имеющим вскоре быть судимыми по закону свободы, то есть: мы должны соответствовать требованиям Евангелия, по совести исполнять предписываемые им обязанности, иметь нрав евангельский, жить достойно Евангелия, потому что по этому правилу мы будем судимы.

5. Учет того, что мы будем судимы по Евангелию, должен особенно обязывать нас быть милосердными к бедным: Ибо суд без милости не оказавшему милости; милость превозносится над судом, ст. 13. Обратите внимание на следующее:

(1) Приговор, который будет вынесен в конце концов нераскаявшимся грешникам, будет приговором без милости; чаша гнева и ужаса, которую они должны будут испить до дна, ни чем не будет разбавлена.

(2) Тот, кто не оказывает милости сейчас, не найдет милости в тот великий день. Но, с другой стороны:

(3) В тот день будут и те, в ком милость восторжествует и превознесется над судом; все сыны человеческие в последний день будут либо сосудами гнева, либо сосудами милости. Это всех заставляет задуматься, среди каких сосудов они окажутся тогда; будем помнить, что блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.

Стихи 14−26. В этой последней части главы апостол раскрывает заблуждение уповающих на внешнее исповедание христианской веры, как если бы оно могло спасти их, в то время как их нрав и образ жизни не соответствуют исповедуемой ими святой религии. Поэтому, чтобы показать им, на каком негодном основании они строят свое упование, он обстоятельно доказывает здесь, что человек оправдывается не только верой, но и делами.

I. Это утверждение вызывает очень большой вопрос: как примирить Павла и Иакова? Павел в своих посланиях к Римлянам и Галатам, где он часто и настойчиво повторяет, что мы спасаемся только верой, а не делами закона, казалось бы, утверждает совершенно противоположное тому, что излагает здесь Иаков. [Греческая фраза] — Между одной и другой частями Священного Писания существует чудесная гармония, несмотря на кажущееся противоречие между ними; было бы хорошо, если бы так же легко примирялись разногласия между христианами. Бакстер говорит: «Ничто, кроме недопонимания намерений и смысла посланий Павла, не может вызвать тех затруднений, какие возникают у многих в попытках примирить Павла и Иакова». Можно было бы упомянуть многие различные способы, изобретенные образованными людьми, для того чтобы примирить двух апостолов, но достаточно рассмотреть несколько следующих положений:

1. Когда Павел говорит, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона (Рим 3:28), то имеет в виду совершенно другие дела, а не те, какие подразумевает Иаков, веру же он подразумевает ту же самую, что и Иаков. Павел говорит о делах, совершенных из послушания закону Моисея, причем, до принятия евангельской веры; он обращался к тем, которые так гордились этими делами, что отвергали Евангелие (см. Рим 10, где в начале главы Павел очень выразительно заявляет об этом); Иаков же говорит о делах, совершаемых из послушания Евангелию, как о надлежащих и необходимых проявлениях и плодах здравой веры во Христа Иисуса. Оба они стремятся возвеличить евангельскую веру как единственное средство для нашего спасения и оправдания, но Павел делает это, доказывая недостаточность любых дел закона по сравнению с верой или их противоречие учению об оправдании Иисусом Христом; Иаков же возвеличивает ту же самую веру, показывая ее истинные и необходимые действия и плоды.

2. Павел говорит не только о совершенно других делах, отличных от тех, на которых настаивал Иаков, но и о совершенно другом применении добрых дел, нежели то, которое подразумевается и к которому мы призываемся здесь. Павел имел в виду тех, кто надеялся собственными делами заслужить одобрение Божие, и поэтому мог совершенно не принимать в расчет эти дела. Иаков же имел дело с теми, кто превозносил веру, но отказывался признавать дела в качестве доказательства веры, надеясь только на свое исповедание как достаточное для их оправдания; поэтому Иаков, имея в виду таковых, настаивал на необходимости и огромной важности добрых дел. Как не должно разбивать одну скрижаль закона, ударяя ее о другую, так не следует и разрывать на части закон и Евангелие, сталкивая их друг с другом; неправы как одни, превозносящие Евангелие, с тем чтобы отвергать закон, так и другие, превозносящие закон с тем, чтобы отвергать Евангелие, ибо мы должны нести пред собою свои дела; необходимы как вера в Иисуса Христа, так и добрые дела, плод веры.

3. Оправдание, о котором говорит Павел, отличается от того, о котором говорит Иаков; первый говорит о том, как человек оправдывается перед Богом, другой — о том, как наша вера оправдывается перед людьми: «Покажи веру твою из дел твоих, — говорит Иаков, — пусть твоя вера делами оправдает себя в глазах тех, кто смотрит на тебя». Павел же говорит об оправдании в глазах Бога, оправдывающего только тех, кто верит в Иисуса, и исключительно на основании искупления во Христе Иисусе. Таким образом, мы оправдываемся перед Богом верой, а наша вера оправдывается перед людьми делами. Цель и намерение апостола Иакова совершенно ясны: он лишь подтверждает то, что Павел говорит о вере в других своих посланиях, — что она должна быть деятельной верой, действующей любовью, Гал 5:6; 1Фес 1:3; Тит 3:8 и многие другие места.

4. Возможно и такое объяснение: Павел говорит о начальном оправдании, а Иаков — о совершенном; в положение оправданных мы входим только посредством веры, а для завершения нашего оправдания в последний великий день выступают добрые дела, когда мы услышим: Придите, благословенные Отца Моего, ибо алкал Я, и вы дали Мне есть, и далее.

II. Освободивши понимание этой части Писания от всякого ее противоречия с другими его частями, рассмотрим теперь более конкретно, чему мы можем поучиться из этого превосходного отрывка послания Иакова.

1. Вера без дел бесполезна, она не спасет нас. Что пользы, братия мои, если кто говорит, что он имеет веру, а дел не имеет? может ли эта вера спасти его? Отметим здесь:

(1) Вера, не могущая спасти, не имеет для нас никакой реальной пользы; возможно, простое исповедание веры может иногда принести пользу в приобретении доброго мнения истинно добродетельных людей, а в некоторых случаях и в приобретении земных благ, но какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Что пользы? Может ли эта вера спасти его? Все вещи должны оцениваться нами как полезные или бесполезные с точки зрения спасения нашей души: способствуют они ему или препятствуют? И прежде всего остального мы должны оценивать свою веру и считать ее бесполезной, если она не спасает нас, но усугубляет наше осуждение и нашу погибель в конечном счете.

(2) Иметь веру или говорить, что имеешь ее, — это совершенно разные вещи; апостол не говорит: Если человек имеет веру без дел, ибо такое положение невозможно допустить. Цель этого отрывка Писания состоит в том, чтобы показать, что умозрительные понятия, рассуждения или согласие с Евангелием при отсутствии дел — это еще не вера; вопрос ставится таким образом: Если кто говорит, что имеет веру, и далее. Человек может хвалиться перед другими и гордиться внутри себя тем, чего в действительности лишен.

2. Как любовь является действующим принципом, так и вера, в противном случае ни то, ни другое не принесет нам никакой пользы; на примере человека, претендующего на милосердие, но не совершившего ни одного дела милосердия, вы можете судить о том, разумны ли претензии на веру, если нет достойных и необходимых плодов ее: «Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: «идите с миром, грейтесь и питайтесь», но не даст им потребного для тела: что пользы? (ст. 15−17). Что может такое милосердие, заключающееся в одних словах, дать вам или бедным? Как вы явитесь пред Богом с одной лишь пустой видимостью милосердия? Воображать, что одного исповедания веры, без дел благочестия и послушания, достаточно, чтобы устоять пред Богом, равносильно притязаниям на то, что любовь и милосердие могут выдержать испытание без дел милосердия. Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе» (ст. 17). Мы слишком склонны довольствоваться одним только исповеданием веры и рассчитывать, что оно спасет нас. Говорить: «Мы верим в догмы христианской веры», — это дешевая и удобная религия, но воображать, что этого достаточно, чтобы привести нас в небо, — это величайшее заблуждение. Рассуждающие таким образом оскорбляют Бога и обманывают свои собственные души; мнимая вера так же омерзительна, как и мнимое милосердие, то и другое доказывает, что сердце мертво для всякого истинного благочестия. Богу не может нравиться мертвая вера, вера без дел, так же как вам — мертвое тело, лишенное души, или сознания, или движения.

3. Нам предлагается сравнить веру, хвалящуюся собой и не имеющую дел, с верой, доказанной делами, сопоставить их между собой, чтобы испытать, какое впечатление произведет это сравнение на наши умы. Но скажет кто-нибудь: ты имеешь веру, а я имею дела: покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих, ст. 18. Предположим, истинный верующий обращается к лицемеру с такими словами: «Ты исповедуешь веру, говоришь, что имеешь ее; я не хочу хвастаться своей верой, пусть мои дела говорят за меня. Если можешь, докажи мне, что имеешь исповедуемую тобой веру без дел, а я тебе покажу мои дела, исходящие из веры и доказывающие ее наличие». Именно по этому признаку Писание учит людей оценивать как себя, так и других. И именно на этом основании Христос будет действовать в день суда. И судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими, Откр 20:12. Как же будут тогда выглядеть гордящиеся тем, чего не могут показать, или пытающиеся доказать свою веру чем угодно, только не делами благочестия и милосердия!

4. Веру, которая сводится к чисто теоретическим умствованиям и знаниям, следует рассматривать как бесовскую: Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут, ст. 19. Пример веры, упоминаемый здесь апостолом, является первым принципом всякой религии. «Ты веруешь, что существует Бог, в отличие от атеистов, и что Он — единый Бог, в отличие от идолопоклонников; ты хорошо делаешь, до сих пор все правильно. Но останавливаться на этом, быть довольным собой и своим положением перед Богом только на том основании, что веришь в Него, значит обречь себя на погибель: И бесы веруют и трепещут. Если ты довольствуешься только своим согласием с догмами веры и некоторыми рассуждениями относительно них, то ты продвинулся не дальше бесов. И как их вера и знания производят в них лишь ужас, так в скором временем будет и с твоей верой». Обычно слово «трепетать» понимается в смысле положительного проявления веры, но здесь, в применении к бесовской вере, оно, скорее всего, означает отрицательное ее проявление. Они трепещут не потому, что благоговеют перед Богом, а потому, что ненавидят Его, единого Бога, в Которого верят. Поэтому наше исповедание, я верую в Бога Отца Всемогущего, в конце концов не отличит нас от бесов, если теперь мы не отдадимся Богу, как повелевает Евангелие, если не полюбим Его, если не будем утешаться Им и служить Ему, чего не делают и не могут делать бесы.

5. На хвалящегося верой без дел следует смотреть в настоящее время как на безрассудного, приговоренного человека: Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва? (ст. 20). Слова, переведенные здесь как неосновательный человек (англ. пустой человек. — Прим. переводчика), имеют то же самое значение, что и слово рака, которое никогда не следует употреблять в отношении конкретного лица или произносить его в порыве гнева (Мф 5:22), но его можно использовать, как здесь, для выражения отрицательного отношения к категории людей, не имеющих добрых дел и в то же время хвалящихся своей верой. Оно ясно показывает, как безумны и жалки эти люди в очах Божиих. О вере без дел говорится, что она мертва, то есть не только лишена всех проявлений, свидетельствующих о наличии духовной жизни, но и совершенно бесполезна для вечной жизни; такие верующие, ограничивающиеся только внешним исповеданием веры, являются мертвыми, хотя кажутся живыми.

6. Два примера, Авраама и Раав, учат нас тому, что оправдывающая вера не может быть без дел.

(1) Первый пример — пример Авраама, отца всех верующих, первого человека, получившего оправдание по вере, которого особенно чтили иудеи (ст. 21): Не делами ли оправдался Авраам, отец наш, возложив на жертвенник Исаака, сына своего? С другой стороны, Павел говорит (Рим 4), что поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность. Но эти два утверждения вполне могут быть согласованы между собой, если рассматривать их в свете Евр 11 гл, где показано, что как вера Авраама, так и вера Раав проявилась в тех самых добрых делах, о которых говорит Иаков и которые неотделимы от оправдывающей и спасающей веры. Именно делами доказал Авраам, что был истинно верующим. На этом основано и утверждение Самого Бога, сделанное по этому поводу (Быт 22:16−17): Так как ты сделал сие дело, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, то Я благословляя благословлю тебя. Итак, вера Авраама была действующей верой (ст. 22), вера содействовала делам его, и делами вера достигла совершенства. Таким образом, мы приближаемся к истинному смыслу того места Священного Писания, которое гласит: Веровал Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность, ст. 23. Таким путем он стал другом Божиим. Вера, содействовавшая его делам, вызвала любовь к нему со стороны Сущего, возвысила его до особого благоволения Бога и до особой близости к Нему. Это было великой честью для Авраама — называться и считаться другом Божиим. Далее мы видим (ст. 24), что человек оправдывается делами (достигает такого же благоволения Божиего и дружбы с Ним), а не верою только, не формальными понятиями, или внешним исповеданием, или верой без послушания, но верой, производящей добрые дела. Кроме объяснения этого отрывка и примеров, иллюстрирующих и поддерживающих доводы Иакова, мы можем извлечь из сказанного здесь об Аврааме еще много полезных уроков для себя.

[1] Кто хочет иметь благословение Авраама, тот должен тщательно подражать его вере, хвалиться же своей принадлежностью к семени Авраама бесполезно, если не веровать так, как веровал Авраам.

[2] Дела, свидетельствующие об истинности нашей веры, должны быть делами самоотречения и выполненными по повелению Самого Бога (каким было принесение Авраамом в жертву своего единственного сына), а не такими, что совершаются из угождения собственной плоти и крови, или служат лишь нашим интересам, или являются плодом нашей собственной фантазии и изобретательности.

[3] Наши благочестивые намерения и искренние решения сделать что-то для Бога принимаются, как если бы они реально осуществились. Так Авраам рассматривается как принесший в жертву своего сына, хотя фактически он не совершил жертвоприношения. Оно было совершено в разуме, духе и решении Авраама, и Бог принял его как осуществленное и выполненное.

[4] Как истинная вера побуждает к делам, так делами вера достигает совершенства.

[5] Такая действующая вера делает и других, подобно Аврааму, друзьями Божиими. Иисус говорит Своим ученикам: ...Я назвал вас друзьями.., Ин 15:15. Всякое взаимодействие между Христом и искренно верующими душами является легким, приятным и радостным. У них одна воля и одно сердце и взаимная удовлетворенность. Бог радуется о тех, кто искренно верит, благотворя им, и они находят утешение в Нем.

(2) Вторым примером оправдывающей веры является вера Раав: Подобно и Раав блудница не делами ли оправдалась, принявши соглядатаев и отпустивши их другим путем? (ст. 25). Первым примером был человек, известный своей верой на протяжении всей жизни. Вторым примером является женщина, известная своими грехами, вера которой значительно более слабая, менее впечатляющая. Самая сильная вера не обходится без дел, и самой слабой не позволяется обходиться без них. Некоторые считают, что слово, переведенное здесь как блудница, было именем Раав. Другие говорят, что оно означает не более чем хозяйка, то есть содержательница публичного дома, почему соглядатаи и нашли временное убежище у нее. Но очень вероятно, что она имела дурную репутацию, и этот пример приводится с целью показать, что вера может спасти и самых плохих, если она доказывается соответствующими делами; но она не спасет и самых хороших, если не имеет дел, требуемых Богом. Раав поверила известию о том, что среди израильтян присутствует всемогущий Бог, но искренность ее веры была доказана тем, что она с риском для жизни приняла соглядатаев и отпустила их другим путем. Заметьте:

[1] Как велика сила веры, преобразующая и изменяющая грешников.

[2] Какое одобрение от Бога получает действующая вера, обретая Его милость и благоволение.

[3] Когда прощаются великие грехи, слава Божия и благоденствие Его народа должны предпочитаться сохранению безопасности своей страны. Раав должна была отказаться от своих прежних знакомств, полностью оставить прежний образ жизни и представить ясные доказательства этого, прежде чем быть оправданной; и даже после того, как она была оправдана, упоминается ее прежняя репутация, хотя и не с целью обесчестить ее, а для того, чтобы прославить богатство благодати и милости Божией. Хотя она и оправдана, ее называют Раав блудница.

7. Подводя итог по вопросу в целом, апостол приходит к заключению: Как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва, ст. 26. Эти слова читаются по-разному; одни читают: Как тело без дыхания мертво, так и вера без дел; в таком случае эти слова означают, что дела сопровождают веру так же, как дыхание — жизнь. Другие читают: Как тело без души мертво, так и вера без дел мертва; в этом случае они показывают, что как тело бездействует, теряет свою красоту и становится отвратительным трупом, когда его покидает душа, так и исповедание без дел бесполезно, больше того, отвратительно и оскорбительно. Не будем впадать в крайности. Ибо (1) Самые лучшие дела без веры мертвы, им недостает корня и основы. Именно вера делает действительно добрыми все наши дела, как сделанные по указанию Бога, из послушания Ему и с одной целью — угодить Ему.

(2) Самое прекрасное исповедание веры мертво без дел, как мертв корень, не дающий ни зелени ни плодов. Вера — это корень, а добрые дела — плоды, и мы должны следить за тем, чтобы иметь то и другoe. Мы не должны думать, что одно без другого оправдает и спасет нас. Мы стоим в благодати Божией, и мы должны твердо ее держаться.

толкование Мэтью Генри на послание Иакова, 2 глава

ПОМОЧЬ НАМ В РАЗВИТИИ

Получили пользу? Поделись ссылкой!


Напоминаем, что номер стиха — это ссылка на сравнение переводов!


© 2016−2023, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.
По всем вопросам, кроме богословских, пишите сюда — biblestudydev@gmail.com. P.S.: Мы ничем не торгуем!