4Цар 7 MGC

4-я Царств | глава 7

Толкование Мэтью Генри


Самария и ее царь получили облегчение, когда ситуация казалась безнадежной и царь пребывал в отчаянии. I. Это предсказал Елисей, а сановник, не поверивший ему. не воспользовался благом (ст. 1,2). II. Облегчение пришло благодаря:

(1) безотчетному страху, охватившему сирийцев по воле Бога (ст. 6) и вынудившему их поспешно удалиться (ст. 7).

(2) Своевременному открытию, которое сделали четверо прокаженных (ст. 3-5) и сообщили об этом при дворе (ст. 8-11).

(3) Осторожному расследованию, к которому прибегнул царь, чтобы убедиться в истинности сообщения (ст. 12-15). III. То, что произошло, соответствовало предсказанию о внезапном изобилии (ст. 16) и о смерти не поверившего в это сановника (ст. 17-20);

ибо ни одно из слов Бога не останется неисполнившимся.

Стихи 1-2. I. Елисей предсказывает, что, несмотря на крайне стесненные обстоятельства, в которых оказалась Самария, в течение суток ситуация изменится и в городе будет изобилие (ст. 1).

1. Царь Израиля уже пришел в отчаяние и устал ждать, и когда положение дел совсем ухудшилось, тогда Елисей предсказал это. Крайняя нужда человека дает Богу возможность явить Свою собственную силу во всем ее величии. Самое подходящее для Господа время выступить за Свой народ приходит тогда, когда рука их ослабела (Втор 32:36). Помощь пришла, когда израильтяне перестали на нее надеяться. Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле? (Лук 18:8). Царь произнес: чего мне впредь ждать от Господа? Возможно, и некоторые из старейшин были готовы повторить те же слова. Тогда Елисей сказал: "Вы слышали, что здесь говорилось, а теперь выслушайте слово Господне, послушайте, что скажет Бог, отнеситесь к Его словам внимательно и поверьте им: завтра у ворот Самарии зерно будут продавать по обычной цене"; значит, осада будет снята, если ворота города откроются и там, как и прежде, устроят рынок. Наступление мира описывалось так: тогда выступил ко вратам народ Господень (Суд 5:11), чтобы покупать и продавать.

2. Следствием этого будет огромное изобилие. Конечно, со временем все вернулось бы на круги своя, но невозможно представить, что цены на зерно снизятся так быстро. И хотя царь Израиля только что грозился лишить Елисея жизни, Бог, тем не менее, обещает спасти жизнь царя и его народа; ибо, когда умножился грех, стала преизобиловать благодать.

II. Один из израильских сановников, которому случилось присутствовать при этом, открыто заявил, что не верит предсказанию (ст. 2). Речь идет о придворном, особо приближенном к царю, о его правой руке, на которую царь опирался, то есть полагался на его благоразумие и очень ему доверял. Сановник счел, что предсказанное невозможно, разве что Бог сделает так, что зерно прольется из облаков дождем, как когда-то Он посылал манну. Его устроит, ни много ни мало, лишь повторение Моисеева чуда, хотя подобные запросы могло удовлетворить и сотворенное Илией чудо умножения муки в кадке.

III. Ему вынесен приговор о заслуженном наказании за неверие: сановник увидит изобилие и убедится, но не вкусит его и не утешится. Следует заметить: неверие является грехом, которым люди сильно бесчестят и раздражают Бога, лишая себя милостей, которые Он уготовил им. Роптавшие израильтяне увидели Ханаан, но не смогли в него войти по неверию своему. Такой (говорит епископ Патрик) будет участь людей, которые не верят в обетование о вечной жизни; они увидят ее на расстоянии Авраама вдали, но никогда не вкусят; ибо кто не находит в своем сердце места для Божьего слова, тот лишается привилегий обетования.

Стихи 3-11. Здесь мы узнаем:

I. Как вечером в сумерках была снята осада Самарии (ст. 6,7), но не натиском и не силой, а Духом Господа Саваофа, Который привел в ужас дух осаждавших. Против них не обнажался меч и не пролилось ни единой капли крови, не было грома и града, приводящего в замешательство, никого не убивал ангел-губитель (как было в ситуации с войском Сеннахирима перед Иерусалимом), но (1) Господь сделал то, что стану Сирийскому послышался стук колесниц и ржание коней. Сирийцы, окружившие Дофаим, подверглись обману зрения (гл 6:18). А эти были обмануты на слух. Ибо Бог знает, как воздействовать на каждый из органов чувств для осуществления Своих планов, ведь Он не только создает ухо слышащее и глаз видящий, но и делает глухим и слепым (Исх 4:11). Точно не говорится, раздавались ли действительно звуки снаружи (их могли создать ангелы) или сирийцы просто слышали шум в ушах: так или иначе, это было от Господа, Который не только изводит ветер из хранилищ Своих, но и образует дух человека внутри него. Видение коней и колесниц воодушевило слугу пророка (гл 6:17). А шум коней и колесниц привел в ужас сирийское войско. Ибо послания из невидимого мира могут быть как весьма утешительными, так и очень страшными, в зависимости от того, в мире человек с Богом или воюет против Него.

(2) Услышав шум, сирийцы решили, что, конечно же, царь Израиля заручился поддержкой какого-то иноземного государства: нанял против нас царь Израильский царей Хеттейских и Египетских. Насколько нам известно, Египтом правил лишь один царь, а что за цари были у хеттеев, никто не может представить. Но сирийцев обманул не только ужасающий шум в ушах, а и собственное воображение, побудившее их к такому толкованию. Предположи они, что против них выступил со своим войском только царь Израиля, то в своих опасениях были бы ближе к реальности, нежели когда им пригрезилось нападение царей Хеттейских и Египетских. Допустим, такую картину им нарисовало воображение, но разум вскоре мог бы и расставить все по местам: как мог царь Израиля в условиях жесткой осады поддерживать тайную связь с правителями этих дальних стран? На какие средства он бы их нанял? Это было невозможно, и, наверно, здесь не обошлось без какого-то уведомления, прежде чем столь огромное воинство пришло в движение. Но там убоятся они страха, где нет страха.

(3) После того как сирийцы убежали в огромной спешке, опасаясь за свою жизнь, в своем стане они оставили все, как было: не удосужились взять с собой даже коней, которые могли бы ускорить побег (ст. 7). Ни у кого из них не хватило благоразумия послать разведчиков для обнаружения предполагаемого врага, тем более храбрости, чтобы встретиться с ним лицом к лицу (а ведь враг мог и утомиться от длительного перехода). Нечестивый бежит, когда никто не гонится за ним. Бог, когда ему угодно, может лишить мужества смелейших и отважнейших и заставить трепетать самое крепкое сердце. Кто не желает бояться Бога, того Он заставит бояться шороха листьев.

II. Как четверо прокаженных узнали о побеге сирийцев. Самария получила избавление, но не ведала об этом. Стражи на стенах города не подозревали об отступлении врагов столь тихо те удалились. Но Провидение задействовало в качестве разведчиков четырех прокаженных, жилище которых находилось за городскими воротами, ибо их изгнали из города как нечистых с точки зрения церемониального закона; иудейское предание гласит, что это были Гиезий и его три сына; возможно, одним из прокаженных действительно был Гиезий, и благодаря этому на него впоследствии обратил внимание царь (гл 8:4). Здесь заметьте:

(1) как рассуждали прокаженные перед тем, как принять решение о посещении сирийского стана ночью (ст. 3,4). Им угрожала голодная смерть, ведь никто не проходил через ворота и не мог им помочь. Пойди они в город, то и там бы ничего не нашли и умерли на улице; а если останутся на месте, то уморят себя голодом в собственном жилище. Поэтому они намерены пойти к врагу и сдаться на его милость: если сирийцы их убьют, то лучше умереть от меча, чем от голода одна смерть легче тысячи мук; а, возможно, их оставят в живых из сострадания. Здравый смысл приведет нас к такому решению, в результате которого наше состояние улучшится, а не ухудшится. Так и блудный сын предпочел вернуться к отцу, имея все основания бояться его гнева, чем умереть от голода в дальней стране. Прокаженные пришли к выводу: "Если нас убьют, то мы всего лишь умрем". И как блаженны люди, которые могут так же легко говорить о смерти применимо к другой ситуации: "Мы всего лишь умрем (и это самое худшее, что может случиться с нами), но не будем прокляты и не испытаем мук второй смерти"! В соответствии со своим решением они пошли с наступлением ночи в стан сирийцев и, к своему огромному удивлению, обнаружили его совсем пустым никого не видно и не слышно (ст. 5). Провидение распорядилось так, что как только сирийцы убежали, ибо они совершали побег в сумерках в вечерних сумерках (ст. 7), так сразу в сумерках в стан пришли прокаженные и никаких потерь времени не было.

(2) Как они рассуждали перед тем, как принять решение о сообщении вести об этом в городе. Они попировали в первом же шатре (ст. 8) и затем стали думать о собственном обогащении трофеями; но вовремя исправились: "не так мы делаем (ст. 9), если хотим скрыть это добро от общины, членами которой являемся, под предлогом мести за свое отлучение от общества; наши сограждане поступили по закону, а не по своей воле, поэтому давайте принесем им новость. Хотя мы и заставим их проснуться, это будет для них как жизнь из мертвых". Собственная совесть подсказала прокаженным, что если они станут действовать обособленно и будут искать лишь своей выгоды, то их постигнет какое-то зло. Эгоистичные, малодушные люди не вправе рассчитывать на процветание; и самое приятное преимущество это то, которое мы можем разделить с нашими братьями. В соответствии со своим решением они вернулись к воротам и поведали о своем открытии привратникам (ст. 10), которые тотчас же доставили сведения во дворец (ст. 11);

и ценность новости не умалил тот факт, что первыми ее принесли прокаженные.

Стихи 12-20. Здесь мы узнаем:

I. О подозрениях царя, что отступление было военной хитростью сирийцев (ст. 12). Он опасался, что те устроили засаду, чтобы выманить жителей осажденного города, а потом напасть на них, имея все преимущества. Царь знал, что у него нет оснований рассчитывать на Божье заступничество столь дивным образом, ибо он лишился благосклонности Господа из-за своего неверия и нетерпения; и не знал, по какой причине сирийцам пришлось бежать, ибо не похоже, чтобы он сам или кто-то из его слуг слышал шум колесниц, испугавший врага. Да не думает такой человек, как он, который не тверд во всех путях своих, получить что-нибудь от Господа. Более того, виновная совесть опасается наихудшего и делает людей подозрительными.

II. О линии поведения, которую избрали израильтяне, чтобы удостовериться и не попасть в западню. Послали разведчиков посмотреть, что случилось с сирийцами, и они убедились, что все убежали как командиры, так и простые воины. Путь отступления можно было проследить по одежде, которую бросали, чтобы ускорить побег (ст. 15). Человек, давший этот совет, похоже, хорошо понимал, сколь плачевно состояние народа, ибо, говоря о конях, многие из которых уже умерли, а остальные умирали голодной смертью, он произнес и повторил снова: "из всего ополчения Израильтян (ст. 13). Прежде Израиль гордился своей многочисленностью, но теперь число израильтян уменьшилось, а оставшиеся были подавлены". Он посоветовал послать пять всадников, но, по-видимому, осталось только два коня, годившихся для этого дела (англ. пер., ст.14), и те были запряжены в колесницы. Теперь Господь пожалел своих рабов, когда увидел, что они обессилели (см. Втор 32:36).

III. Об изобилии, которое появилось в Самарии благодаря трофеям из стана врага (ст. 16). Если бы сирийцы руководствовались современными принципами ведения войны, то, не имея возможности забрать с собой вещи и палатки, предпочли бы сжечь их (как обычно поступают с продовольствием в сельской местности), чтобы не достались противнику; но Бог определил, чтобы осада Самарии, целью которой был крах города, обратилась последнему на пользу, и теперь израильтяне обогатились добычей, взятой у сирийцев, как в древности сокровищами египтян. Видите, как:

(1) богатство грешника сберегается для праведного (Прит 13:22; Иов 27:16,17) и как грабят грабителя (Ис 33:1).

(2) Нужды Израиля были удовлетворены таким способом, о котором даже не думали; и это должно вдохновить нас полагаться на власть и благость Бога в самых трудных ситуациях.

(3) Слово Елисея исполнилось до мельчайших подробностей: и была мера муки лучшей по сиклю; люди, отправившиеся за добычей в стан сирийцев, не только вдосталь запаслись для себя, но и взяли с избытком, чтобы продавать по низкой цене другим, и тогда и сидящая doAta делила добычу (Пс 67:13; Ис 33:23). На обетование Бога можно уверенно полагаться, ибо ни одно из Его слов не останется неисполнившимся.

IV. О смерти не поверившего в это придворного, который подверг сомнению истинность слов Елисея. Божьи угрозы исполняются с той же точностью, что и Божьи обетования. Будут осуждены все, не веровавшие истине, утверждение столь же верное, как и следующее: кто будет веровать... спасен будет.

1. Царь удостоил этого сановника чести и поставил... у ворот (ст. 17) для охраны порядка, чтобы не было суеты и неразберихи при вывозе и дележе добычи. Так сильно доверял ему царь и полагался на его серьезность и благоразумие и так рад был удостоить его чести. Кто хочет быть великим, тот пусть послужит народу.

2. Народ растоптал сановника насмерть в толпе (которая была невероятно большой, а он находился в самой гуще) либо случайно, а возможно, и намеренно, если он превышал свои полномочия и властно сдерживал людей в утолении голода. Как бы там ни было, в этом прославилась Божья справедливость и исполнилось слово Елисея. Сановник увидел изобилие (при этом его неверие умолкло и было пристыжено) муки, которая стала дешевой, и не пришлось открывать окна на небе (когда сановник упомянул об этом, он показал свою глупость, считая Божьи возможности столь ограниченными);

но не вкусил от увиденного им изобилия. Когда будет чем наполнить утробу его, Он пошлет на него ярость гнева Своего (Иов 20:23) и оно пройдет между чашей и губами. Так мирские обещания заслуженно дразнят тех, кто счел за соблазн обетования Бога. Если кто-то отказывается верить не увидев, то ему не суждено насладиться увиденным. Эта информация повторяется, и само событие очень тщательно сравнивается с предсказанием о нем (ст. 18-20), чтобы мы извлекли урок, обратив особое внимание на то:

(1) что Бога глубоко оскорбляют наши сомнения в Нем, в Его силе, провидении и обетованиях. Когда Израиль сказал: "может ли Бог приготовить трапезу в пустыне?", то Господь услышал и воспламенился гневом. Бесконечная мудрость не желает, чтобы мы по глупости своей считали ее ограниченной. Бог никогда не обещает конечный результат, не определив, где достать средства.

(2) Как ненадежна жизнь и ее блага. Честь и власть не могут уберечь человека от внезапной и бесславной смерти. Толпа затоптала того, на кого опирался царь; человек, вообразивший себя опорой и поддержкой правительства, был попран под ногами, как уличная грязь. Зачастую именно так затмевается гордость славы человеческой.

(3) Как бесспорны угрозы Господа и как неизбежно они падут на голову виновную и безрассудную. Так пусть же все люди убоятся великого Бога, Который попирает владык, как грязь, и страшен для царей земных.



ПОМОЧЬ НАМ В РАЗВИТИИ

Получили пользу? Поделись ссылкой!



Напоминаем, что номер стиха – это ссылка на сравнение переводов!


© 2016, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.