Библия тека

Собрание переводов Библии, толкований, комментариев, словарей.

2Цар 9 MGC

2-я Царств | глава 9

Толкование Мэтью Генри


Данная глава полностью посвящена милости, явленной Давидом потомку Ионафана ради последнего. I. Давид навел справки об оставшихся из дома Саулова и нашел Мемфивосфея (ст. 1-4). II. Любезный прием, оказанный Мемфивосфею, когда его привели к Давиду (ст. 5-8). III. Забота Давида о Мемфивосфее и о его домашних (ст. 9-13).

Стихи 1-8. Здесь мы узнаем:

I. Что Давид наводил справки об оставшихся из потерпевшего крах дома Саулова (ст. 1). Это имело место много лет спустя после восхождения Давида на престол, ибо, по-видимому, у Мемфивосфея, которому было всего пять лет, когда умер Саул, уже родился сын (ст. 12). Давид надолго забыл о своих обязательствах перед Ионафаном, но теперь, наконец, вспомнил о таковых. Нам полезно подчас задумываться, не пренебрегли ли мы исполнением каких-либо обещаний или обязательств; лучше сделать это позже, чем никогда. В своем кратком повествовании о жизни Давида апостол Павел говорит, что он служил своему поколению согласно Божьей воле (англ. пер., Деян 13:36), то есть речь идет о человеке, главным делом которого было творить добро; примером тому может послужить и случай, который мы здесь рассматриваем и можем увидеть, что:

1. Давид искал возможности делать добро. Возможно, его совесть была бы спокойна, если бы он исполнил данное Ионафану обещание, просто оказав помощь или поддержку кому-либо из его потомков, которые попросили бы или обратились к нему за этим. Но Давид сделал больше он сам стал наводить справки у окружающих (ст. 1);

и когда встретил человека, который, вероятно, смог бы проинформировать его, то спросил конкретно: нет ли еще кого-нибудь из дома Саулова? я оказал бы ему милость Божию (ст. 3). «Есть ли кто-нибудь, с кем я не просто могу поступить справедливо (Числ 5:8), но и оказать таковому любезность?» Следует заметить: Божьим людям следует искать возможности делать добро. А честный и мыслит о честном (Ис 32:8). Ибо, людей, которые действительно нуждаются в нашей помощи и благотворительности, не так часто найдешь без наведения справок. Кто больше всего нуждается, тот наименее настойчив.

2. Давид наводил справки именно об оставшихся из дома Саулова, которым он хотел явить милость ради Ионафана: не остался ли еще кто-нибудь из дома Саулова? У Саула была большая семья ( 1Пар 8:33) достаточно многочисленная, чтобы заселить страну, тем не менее она настолько пострадала, что никого из ее представителей не было видно; но суть вопроса состояла в том, не остался ли еще кто-нибудь? Видите, как по Божьему провидению опустошаются целые семьи? Видите, к чему приводит грех человека? Дом Саула был кровожадным, и не удивительно, что он так сократился (гл 21:1). Но, несмотря на то что Бог наказывал детей за грехи отцов, Давид этого делать не стал. «Не остался ли еще кто-нибудь? Я оказал бы ему милость, но не ради Саула, а ради Ионафана».

(1) Саул был заклятым врагом Давида, тем не менее последний от всего сердца желал явить милость его дому и стремился это сделать. Он не стал спрашивать: «Не остался ли кто-нибудь еще из Саулова дома, чтобы я смог найти способы устранения такового и предотвратить беспокойство, которое он способен причинить мне или моему наследнику?» Например, Авимелеху было не по душе, чтобы остался кто-нибудь из Гедеонова дома (Суд 9:5), и Гофолия не хотела, чтобы остался кто-либо из царского племени (2Пар 22:10,11). Таковые узурпировали власть. Давид же в таких недостойных методах не нуждался. Он желал оказать милость Саулову дому не только потому, что доверял Богу и не боялся каких-либо действий со стороны представителей этого дома, но это желание было обусловлено склонностью к милосердию, к тому же Давид простил былые обиды. Следует заметить: людям, которые когда-то поступили с нами несправедливо или причинили вред, мы должны доказать искренность своего прощения готовностью оказать при случае милость им и их близким. Нам не только следует избегать мщения за себя, но и надлежит любить своих обидчиков и благотворить им (Мат 5:44), а также не отказывать в добрых услугах и в любви тем, кто причинил нам много вреда. Напротив, благословляйте (1Пет 3:9). Именно таким образом мы победим зло и найдем милость для себя и своих близких, когда мы или они будут в таковой нуждаться.

(2) Ионафан был преданным другом Давида, и поэтому последний хотел явить милость его дому. Этот пример учит нас: [1] помнить о своих заветах. Мы должны добросовестно исполнять обещанное, даже если этого от нас не требуют. Бог верен нам, давайте же и мы будем хранить верность друг другу. [2] Помнить о своих друзьях, о своих старых друзьях. Следует заметить: доброта по отношению к друзьям, а также к их близким это один из законов нашей святой религии. Кто хочет иметь друзей, тот и сам должен быть дружелюбным (Прит.1 8:24). Если Провидение даровало нам преуспевание, а наших друзей и их семьи постигло разорение, то нам не следует забывать старые знакомства, но лучше рассматривать эту ситуацию, как прекрасную возможность оказать им милость, ведь именно сейчас наши друзья более всего нуждаются в нас, а мы, как никогда прежде, способны им помочь. Даже если между нами нет дружеского договора, который обязывал бы нас к такому проявлению постоянства в любви, тем не менее священный закон дружбы требует от нас, как от друзей, проявлять сострадание к попавшему в беду (Иов 6:14). Друг любит во всякое время и, как брат, явится во время несчастья. Дружба обязывает нас интересоваться делами семей и оставшихся в живых родственников людей, которых мы любили и которые, хотя и покинули нас, но оставили о себе память, а также своих потомков, нуждающихся в заботе.

3. Милость, которую Давид пообещал Саулову дому, он сам называет милостью Божьей; речь идет не просто о великой милости, а (1) о милости, предусмотренной заветом между Давидом и Ионафаном, при заключении которого призывали в свидетели Бога (см. 1Пар 20:42).

(2) О милости по Божьему примеру, ибо нам надлежит быть милостивыми, как и Господь милостив. Бог щадит тех, над кем у Него преимущество, так же должны поступать и мы. Ионафан обратился к Давиду с просьбой: если я буду еще жив, окажи мне милость Господню... а если я умру, то не отними милости твоей от дома моего (1Пар 20:14,15). Божья милость превосходит ту, которую мы можем, как правило, ожидать от людей.

(3) О благочестивой милости, которую оказывают, взирая на Бога и радея о Его чести и благосклонности. Информацию, которую получил Давид относительно Мемфивосфея, сына Ионафанова. Сива был старым слугой Сауловой семьи и знал о ее состоянии. За ним послали, его расспросили и сообщили царю, что сын Ионафана жив, но он хромой ногами (почему он стал таким, мы узнали раньше, гл 4:4), и теперь он жил неприметно, вероятно, среди родственников своей матери в Лодеваре Галаадском на другом берегу Иордана, где был забыт в сердцах, как мертвый, но переносил это забвение легче, потому что мало помнил о высоких почестях, которых лишился. Как его привели во двор царя. Царь послал за ним (вероятно, Сиву) и велел, чтобы Мемфивосфея доставили в Иерусалим как можно скорее (ст. 5). Таким образом он избавил Махира от хлопот и, наверно, вознаградил его за издержки, связанные с проживанием у него Мемфивосфея. А Махир, похоже, был очень добрым и щедрым человеком и приютил у себя Мемфивосфея не изза какой-либо неприязни к Давиду или его правительству, но из сострадания к княжескому сыну, который лишился высокого положения; ибо впоследствии мы увидим, что он оказал любезность и самому Давиду, когда тот бежал от Авессалома. Махир назван в числе людей, которые снабдили царя всем необходимым, когда он пришел в Маханаим (гл 17:27);

хотя, посылая за Мемфивосфеем, Давид не думал, что настанет время, когда он сам будет весьма признателен Махиру, и, возможно, Махир проявил такую готовность помочь Давиду, чтобы отблагодарить его за милость, оказанную Мемфивосфею. Поэтому и нам надлежит стараться быть щедрыми, потому что не знаем, когда сами окажемся в нужде (Еккл 11:2). И кто напояет других, тот и сам напоен будет (Прит 11:25). Итак:

1. Мемфивосфей предстал перед Давидом, выражая все причитающееся тому почтение. Невзирая на хромоту, он пал на лице свое, и поклонился (ст. 6). Давид оказывал такие почести его отцу Ионафану, когда тот был ближайшим наследником престола (Давид пал лиц ем своим на землю и трижды поклонился, 1Пар 20:41);

и теперь Мемфивосфей подобным же образом обращается к Давиду, когда состояние дел радикально изменилось. Кто выражает почтение, когда занимает низкое положение, тому будут выражать почтение, когда он получит повышение.

2. Давид принял его со всей любезностью, какая только возможна.

(1) Он говорил с ним, как бы изумляясь, но показывая, что рад его видеть: «Мемфивосфей! Кого я вижу?!» Давид помнил его имя, потому что, вероятно, Мемфивосфей родился примерно в то время, когда Давид и Ионафан близко сдружились.

(2) Давид велел Мемфивосфею не бояться: не бойся (ст. 7). Вероятно, Мемфивосфей смутился при виде Давида, и, чтобы избавить его от смущения, Давид заверяет, что сам послал за ним, но не из злых побуждений или зависти, а чтобы оказать милость. Великие люди не должны испытывать удовольствия от того, что приводят нижестоящих в робость (ибо Великому Богу это не присуще), лучше пусть они их ободряют.

(3) Давид дает Мемфивосфею как царское пожалование все поля Саула, отца его (то есть его вотчину), которые были конфискованы у Иевосфея за его мятеж и причислились к владениям Давида. Это стало настоящей милостью, а не просто добрым словом. Истинную дружбу отличает великодушие.

(4) Несмотря на то что Давид пожаловал Мемфивосфею хорошее имение, достаточное, чтобы содержать себя, тем не менее ради Ионафана (наверно, потому что увидел в лице Мемфивосфея черты, напоминавшие его отца) он пригласил его быть постоянным гостем за своим собственным столом, где он будет обеспечен не только хорошей пищей, но и обслуживанием и компанией, подобающей лицу столь высокого рода и достоинства. Хотя Мемфивосфей был хромым и неказистым на вид и, по всей вероятности, не имел особых способностей к ведению дел, тем не менее ради его доброго отца Давид принял его в свою семью.

3. Мемфивосфей принимает эту милость с огромным смирением и самоуничижением. Он не относился к числу тех, кто воспринимает каждую любезность как должное и считает слишком незначительным все, что могут сделать для него друзья. Но, наоборот, он говорит о милостях Давида с изумлением: что такое раб твой, что ты призрел на такого мертвого пса, как я? (ст. 8). Как он поносит себя! Хотя Мемфивосфей был сыном принца и внуком царя, тем не менее поскольку его семья была виновной и навлекла на себя гнев, а сам он стал бедным и хромым, то называет себя перед Давидом мертвым псом. Следует заметить: хорошо, когда сердце смиряется под действием смиряющих обстоятельств. Если по Божьему провидению наше положение становится низким, то Божья благодать не дает и нашему духу превозноситься и тогда нам будет легко. И кто смирился подобным образом, тот поднимется. Как Мемфивосфей восхищается милостью Давида! Хотя он легко мог бы и преуменьшить ее значение, если бы был к этому расположен: Давид вернул ему имение его отца? Так он отдал ему его собственное. Давид пригласил его к себе за стол? Так это своего рода хитрость чтобы присматривать за ним. Но Мемфивосфей почитает все слова и дела Давида великой милостью, а себя самого недостойным самой малой из Давидовых милостей (см. 1Цар 18:18).

Стихи 9-13. Здесь описывается, как решился вопрос с Мемфивосфеем.

1. Акт дарения поместья его отца закрепили, и в свидетели призвали Сиву (ст. 9);

по-видимому, у Саула было очень хорошее имение, потому что его отец был человеком знатным и весьма состоятельным (1Цар 9:1), к тому же Саул располагал полями и виноградниками, которые мог дарить (1Цар 22:7). Но, каким бы большим ни было имение, теперь всем владел Мемфивосфей.

2. Управление поместьем поручили Сиве, который знал, что это такое и как из этого извлечь максимальную пользу, и которому Мемфивосфей мог доверять, как слуге своего отца; кроме того, у Сивы была семья, состоящая из множества сыновей и слуг, то есть у него нашлось достаточно рук, чтобы справляться с делами в поместье (ст. 10). Таким образом, для Мемфивосфея стало огромным облегчением обрести имение без особых хлопот, и он оказался на верном пути к обогащению, имея большие доходы при отсутствии необходимости нести расходы, поскольку сам питался за столом у Давида. Тем не менее, кроме хлеба для себя, он нуждался в продовольствии для своего сына и слуг; кроме того, свою долю от прибыли желали получать сыновья и слуги Сивы, и по этой причине, вероятно, здесь приводится число таковых: пятнадцать сыновей и двадцать рабов, которые могли потребовать почти все, что там было. Умножается имущество, умножаются и потребляющие его; и какое благо для владеющего им: разве только смотреть своими глазами? (Еккл 5:10). Все живущие в доме Сивы были рабами Мемфивосфея (ст. 12), то есть все жили за его счет и превращали его имение в добычу, притворяясь, что служат ему и приносят пользу. Иудейская поговорка гласит: «Кто умножает слуг, тот умножает воров». Теперь Сива доволен, ибо он любит богатство и будет иметь его в избытке. «Все, что приказывает господин мой царь рабу своему, исполнит раб твой (ст. 11). Предоставьте мне это имение; что же касается Мемфивосфея (похоже, что это слова Сивы), то, если царю угодно, не стоит беспокоить двор, ибо он всегда будет есть за моим столом, и при этом с ним будут обращаться как с одним из сыновей царя». Но Давид пожелал, чтобы Мемфивосфей ел за его столом, и Мемфивосфей был доволен своим положением, равно как и Сива своим. О неверности Сивы мы узнаем позже (гл 16:3). Итак, поскольку Давид был прообразом Христа своего Господа и сына, своего корня и отрасли, то пусть его милость по отношению к Мемфивосфею послужит примером милости и любви Бога и нашего Спасителя к падшему человеку, хотя Господь и не имеет перед ним обязательств, какие были у Давида перед Ионафаном. Человек обвинялся в бунте против Бога и, подобно Сауловому дому, был приговорен к отвержению, а посему не только обнищал и лишился своего достоинства, но и стал хромым и немощным в результате грехопадения. А Сын Божий наводит справки об этом выродившемся племени (которое не вопрошает о Нем) и приходит, чтобы взыскать и спасти его. Тем его представителям, которые смирили себя перед Ним и посвятили Ему, Спаситель возвращает утраченное наследие и дает им право на рай, который лучше потерянного Адамом, и приглашает смиренных к общению с Собой и усаживает их за Свой стол вместе со Своими детьми, чтобы кормить их яствами с небес. Господи, что такое человек, что Ты столько ценишь его?!

, где было решено, что их жизнь будет им сохранена, но они будут лишены своих земель и свобод, а сами станут арендаторами земли израильской. Из рассказа не следует, что они со своей стороны нарушили соглашение, отказавшись служить или попытавшись восстановить свои земли и свободы; они не пытались сделать это, но Саул под видом ревности по чести Израиля, чтобы не говорили, что они оставили в своей среде коренных жителей страны, решил искоренить их и для этого многих убил. Так он хотел добиться, чтобы его считали мудрее его предшественников судей и более ревностным в борьбе за государственные интересы. Возможно, он сделал это, чтобы продемонстрировать свою царскую власть и право отменять решения прежнего правительства и расторгать самые крепкие союзы. Возможно, поступив так сурово с гаваонитянами, он хотел искупить свою терпимость по отношению к амаликитянам. Некоторые предполагают, что он хотел истребить гаваонитян как раз в то время, когда изгнал волшебников и гадателей (1Цар 28:3);

или, возможно, многие из них отличались своей набожностью, и поэтому он хотел уничтожить их, раз убил священников их хозяев. Этот грех значительно усугублял тот факт, что он не только пролил невинную кровь, но и нарушил торжественную клятву, согласно которой его народ должен был защищать их. Посмотрите, что навлекло гибель на дом Саула: это был кровожадный дом.

II. Мы читаем, что много лет спустя за этот грех Саула Израиль был наказан суровым голодом. Обратите внимание:

(1) даже на такой плодородной земле, какой была земля Израиля, и при таком славном царе, каким был Давид, настал голод. Это не был крайний голод (ибо на него сразу же обратили бы внимание и был задан вопрос о его причине), а большая засуха в течение трех лет, последствием которой стал недостаток в продуктах питания. Если урожая зерна нет один год, то обычно следующий восполняет дефицит, но если его нет последовательно в течение трех лет, то это является суровым наказанием и благодаря ему мудрый человек услышит голос Божий, вопиющий стране, чтобы она покаялась в том, что злоупотребляла изобилием.

(2) Давид спросил Бога о причине этого наказания. Хотя он сам был пророком, но должен был спросить и знать намерение Бога, предназначенное для него. Отметьте: когда на нас обрушиваются суды Божьи, то мы должны спрашивать о причине этого противостояния: «Объяви мне, за что Ты со мною борешься?» Странно, что Давид раньше не спросил, пока не наступил третий год голода, но, возможно, до того времени он не осознавал, что это необычное наказание за какой-то определенный грех. Даже благочестивые люди часто бывают небрежны и невнимательны, исполняя свой долг. Мы продолжаем пребывать в неведении и совершаем ошибки, если откладываем этот вопрос.

(3) У Бога был готовый ответ, хотя Давид не торопился с вопросом: «Это ради Саула». Отметьте: Божьи суды часто происходят в связи с событиями, имевшими место очень давно, и поэтому мы должны спрашивать об этом, когда испытываем на себе Его порицания. Мы не должны возражать, когда людей наказывают за грех их царя (возможно, они помогали и содействовали в этом), равно как и против того, что страдает данное поколение за грех предыдущего, ибо Бог часто наказывает вину отцов в детях и судьбы Его — бездна великая. Он не отчитывается о своих делах. Время не стирает вину за грех, и мы не можем надеяться на безнаказанность из-за того, что суд откладывается. Нет устава ограничений, на который можно было бы сослаться, выступая против требований Бога. Nullum tempus occurrit Deo Бог может наказать, когда Ему угодно.

III. Мы узнаем, что месть обрушилась на дом Саула для того, чтобы отвратить гнев Божий от земли, которая в то время была поражаема за грех.

1. Давид, возможно получив божественное наставление, обратился к самим гаваонитянам, чтобы узнать, какое удовлетворение они хотели бы получить за причиненное им зло (ст. 3). В течение многих лет они молчали, не обращались с этим вопросом к Давиду и не причиняли царству никакого беспокойства своими жалобами или требованиями. И теперь, наконец, Бог заговорил от их имени («Я не слышу, но Ты услышишь, Господи», Пс 37:15,16);

и они были вознаграждены за свое терпение этой честью, ибо стали судьями в собственном деле и им был дан лист бумаги, чтобы написать свои требования: «Чего же вы хотите? Я сделаю для вас (ст. 4), чтобы было принесено искупление и вы благословили наследие Господне (ст. 3)». Очень плохо для семьи или народа, если против них направлены молитвы угнетенной невиновности, и поэтому приходится платить цену за справедливое возмещение убытков, чтобы восстановить благословение погибавшего (Иов 29:13). «Мой раб Иов, которому ты нанес ущерб, пусть помолится о тебе, говорит Бог, и тогда я примирюсь с тобой, но не раньше». Те не понимают себя, кто не ценит молитвы бедных и угнетенных.

2. Они захотели, чтобы семь потомков Саула были преданы смерти, и Давид пообещал исполнить их требование. Они не требовали ни серебра, ни золота (ст. 4). Отметьте: деньги не приносят удовлетворение за кровь (см. Числ 35:31-33). Древний закон гласил, что кровь призывает кровь (Быт 9:6);

и кто продает кровь своих родственников за тленные вещи, такие как серебро и золото, тот переоценивает деньги и недооценивает жизнь. Теперь у гаваонитян появилась реальная возможность освободиться от своего рабства в качестве компенсации за причиненное им зло, соответственно справедливости закона (Исх 21:26): «Если кто раба своего ударит в глаз, то пусть отпустит его на волю за глаз». Но они не настаивали на этом; хотя завет был нарушен другой стороной, но они не хотели нарушать его со своей. Они были пеМтт отданы Богу и Его народу Израиля и, похоже, не устали от этого служения.

(2) Они требовали только жизни семьи Саула. Он причинил им зло, и поэтому его дети должны уплатить за него. Мы преследуем наследников за долги родителей, но люди не должны распространять этот принцип на человеческую жизнь (Втор 24:16): дети при обычном следовании закону не должны быть наказываемы смертью за отцов. Но ситуация гаваонитян была необычной. Сам Бог сделал себя заинтересованной стороной в этом деле и, несомненно, вложил в сердце гаваонитян желание предъявить это требование, ибо Он признал то, что было сделано (ст. 14), а Его суды не обязаны следовать правилам, установленным для судов человеческих. Пусть родители ради своих детей остерегаются грешить, особенно поступать жестоко и угнетать, ибо может так случить, что за это Бог будет поражать их Своей справедливой рукой, когда они уже будут в могилах. Вина и проклятие плохое наследство для семьи. Похоже, потомство Саула шло по его стопам, ибо оно названо кровожадным домом; таков был дух этой семьи, и поэтому с них справедливо было взыскано за этот грех, а также за их собственный.

(3) Они не настаивали на том, чтобы Давид совершил эту казнь (ст. 4): «Не нужно нам, чтобы умертвили кого (ст. 4), мы сделаем это сами и повесим их пред Господом (ст. 6)», чтобы, если это будет связано с какими-то неприятностями, вина лежала на них, а не на доме Давидовом. Согласно старому закону, если в связи с заявлением родственников убийце был вынесен приговор, то обратившиеся родственники приводили его в исполнение.

(4) Они требовали этого не из злобного расположения к Саулу или его семье (если бы они были мстительными, то сделали бы это намного раньше), а из любви к народу Израиля, которого, как они видели, наказывали за причиненное им зло: «Мы повесим их пред Господом (ст. 6), чтобы принести удовлетворение Его справедливости, а не ради потакания своей мстительности ради блага народа, а не ради своей репутации».

(5) Определить людей они предоставили Давиду, который постарался сохранить Мемфивосфея ради Ионафана, дабы, совершая мщение за нарушение одной клятвы, не нарушить другую (ст. 7);

но он отдал двух сыновей Саула, которых ему родила наложница, и пятерых его внуков, которых родила его дочь Мерова Адриэлу (1Цар 18:19), а воспитала его дочь Мелхола (ст. 8). Теперь было наказано вероломство Саула, когда он отдал Мерову Адриэлу, хотя пообещал отдать ее Давиду, чтобы вызвать его недовольство. В связи с этим епископ Холл сказал: «Очень опасно причинять вред верным Божьим слугам; если их кротость легко прощает, то Бог не пройдет мимо, не потребовав сурового наказания, даже если это произойдет спустя долгое время».

(6) Место, время и способ приведения приговора в исполнение все придавало торжественность этому событию, когда их приносили в жертву божественной справедливости. [1] Они были повешены как люди, преданные анафеме и пребывающие под особым знаком Божьего недовольства, ибо закон гласил: «Проклят пред Богом повешенный» (Втор 21:23; Гал 3:13). Христос стал проклятием за нас и умер, чтобы принести удовлетворение за наши грехи и отвратить гнев Божий; Он был послушен настолько, что принял даже такую позорную смерть. [2] Они были повешены в Гиве Сауловой (ст. 6), чтобы показать, чтсг умерли за грех Саула. Они были повешены перед дверью собственного дома, дабы искупить вину дома Саулова. На этом Бог закончил истребление этой семьи за кровь священников и их семей; теперь эти события, несомненно, вспомнил Бог и взыскал за них (Пс 9:12). Тем не менее упомянута только кровь гаваонитян, так как она была пролита в нарушение священной клятвы, которая хотя была дана давно и получена с помощью хитрости, а обещание было дано хананеям, но за это нужно было сурово взыскать. Наказание за пренебрежение клятвой и за нарушение завета прольется на голову тех, кто подобным образом оскверняет святое Божье имя (Иез 17:18,19). Тем самым Бог хотел показать, что в Нем нет различия между богатым и бедным. Даже царская кровь должна была пролиться, чтобы искупить кровь гаваонитян, которые были всего лишь слугами общества израильского. [3] Их предали смерти в первые дни жатвы (ст. 9), в начале жатвы (ст. 10), чтобы показать, что таким образом они были принесены в жертву, дабы отвратить гнев Божий, удерживавший в течение нескольких последних лет от них милости, связанные со сбором урожая, и чтобы обрести Его благоволение во время настоящего сбора урожая. Нет другого способа для усмирения гнева Божьего, помимо умерщвления и распятия наших похотей и страстей. Мы напрасно ожидаем милости от Бога, если справедливо не судим себя за свои грехи. И не нужно жаловаться и считать жестокими те наказания, которые необходимы для государственного благополучия. Пусть лучше будут повешены семь кровожадных потомков дома Саулова, чем весь Израиль будет голодать.

Стихи 10-14. В данных стихах мы читаем:

I. Что сыновья Саула были не просто повешены, а на цепях; их мертвые тела остались висеть на всеобщее обозрение, пока не прекратятся суды (отвратить которые могла их смерть) и не пойдет дождь. Они умерли как жертвы, и таковыми они являлись, ибо не были сожжены огнем в одно мгновение, а поглощались постепенно воздухом. Они умерли как преступники, преданные анафеме, а этим позорным обычаем были представлены как отвратительные творения, ибо на них было возложено беззаконие. Когда наш благословенный Спаситель стал грехом за нас, то стал и проклятием за нас. Но как это можно соотнести с законом, который четко требовал, чтобы повешенные были погребены в тот же день? (Втор 21:23). Один иудейский раввин желал, чтобы фраза: «Дабы имя Бога святилось» была удалена, ибо, как он полагает, это действие было осквернено тем фактом, что Он принял то, что было нарушением закона. Но данный случай был необычным и не подпадал под этот закон; более того, само основание закона послужило основанием для исключения. Тот, кто подобным образом оставлен повешенным, проклят, поэтому обычных преступников не следовало так бесчестить; а этих нужно было оставить, потому что они были принесены в жертву не согласно правосудию народа, а за вину народа (их вина насилие над верой народа) и для избавления народа от наказания в виде всеобщего голода. А так как они стали прахом, всеми попираемым, то также сделались позорищем для мира (1Кор 4:9,13);

так определил Бог, по крайней мере, допустил это.

II. За мертвыми телами присматривала Рицпа-мать двоих из них (ст. 10). Она сильно страдала, когда теперь, в преклонном возрасте, видела своих двух сыновей, которые, как мы можем предположить, были для нее утешением и должны были стать поддержкой в конце жизни, убитых таким варварским образом. Никто не знает, для каких скорбей он хранится. Она не видела, чтобы их благопристойно предали земле, и поэтому решила, что их нужно хранить в благопристойном виде. Она не пыталась нарушить вынесенный им приговор, гласивший, что там они должны висеть до тех пор, пока Бог не пошлет дождь; она не пыталась украсть или силой забрать их мертвые тела, хотя ссылка на божественный закон могла бы оправдать ее, а терпеливо подчинилась обстоятельствам, поставила палатку из мешковины возле виселицы, где со своими друзьями и слугами защищала мертвые тела от птиц и хищных зверей. Так она:

(1) потакала своей скорби, как склонны поступать скорбящие без определенных намерений. Когда в подобных ситуациях возникает опасность, что скорбь станет чрезмерной, мы должны научиться, каким образом можно успокоиться и отвлечься от нее, а не как ее лелеять и потакать ей. Зачем подобным образом ожесточаться в скорби?

(2) Она засвидетельствовала о своей любви. Таким образом она дала миру понять, что ее сыновья умерли, но не за свой грех, не за то, что они были непокорными и мятежными сыновьями и пренебрегали покорностью к матери', если бы так обстояло дело, то она позволила, чтобы их выклевали вороны дольные и сожрали птенцы орлиные (Прит 30:17). Но они умерли за грех своего отца, и поэтому она не могла забыть их из-за их тяжелой судьбы. Хотя им ничем нельзя было помочь и они должны были умереть, но по крайне мере оплаканными и сопровождаемыми соболезнованиями.

III. О торжественном погребении их мертвых тел вместе с костями Саула и Ионафана в гробнице их семьи. Давид не только не был недоволен поведением Рицпы, но и, глядя на нее, захотел воздать почести дому Саула и этому его ответвлению. Тем самым было явлено, что он отдал их не из личной ненависти к его семье и что он не желал бедственного дня, а был вынужден так поступить ради блага всего народа.

1. Он решил забрать тела Саула и Ионафана из того места, где мужи Иависа Галаадского пристойно, но в то же время тайно и неприметно похоронили их под дубом (1 Дар.3 1:12,13). Хотя щит Саула был основательно отвергнут, словно он никогда не был помазан елеем, тем не менее его царский прах не должен был затеряться в могилах обычных людей. Человечность обязывает нас с уважением относиться к человеческим телам, особенно людей великих и благочестивых, исходя из размышлений о том, какими они были и какими должны были быть.

2. Вместе с ними он похоронил тела повешенных, ибо, когда гнев Божий отвратился, на них больше не нужно было смотреть как на проклятие (ст. 13,14). Когда полились на них воды Божии с неба (ст. 10), то есть когда Бог послал дождь, чтобы напоить землю (что, возможно, произошло вскоре после того, как они были повешены), тела были сняты, ибо тогда было явлено, что умилостивился Бог над страною. Когда правосудие на земле совершилось, тогда месть с небес прекратилась. Через Христа, Который был повешен на дереве и таким образом стал клятвою за нас, чтобы искупить нашу вину (хотя Сам Он был невиновен), Бог умиротворился и умилостивился над нами. Писание говорит (Деян 13:29), что когда исполнили все написанное о Нем, то в знак совершенства этой Жертвы и того, что Бог принял Ее, сняв с древа, положили Его во гроб.

Стихи 15-22. В данных стихах описаны некоторые конфликты с филистимлянами, которые имели место, похоже, в конце правления Давида. Хотя он настолько покорил их, что они не могли вывести многочисленную армию на поле боя, но всякий раз, когда среди них появлялся какой-нибудь исполин, достойный стать их лидером, они не могли пребывать в спокойствии, а использовали всякую возможность, чтобы потревожить мир в Израиле, бросить им вызов или совершить набег.

1. Давиду лично пришлось сразиться с одним из таких исполинов. Филистимляне вновь развязали войну (ст. 15). Враги Божьего Израиля неугомонны в своих попытках причинить ему вред. Хотя Давид был стар, но не оставлял служение своему народу и вышел лично, чтобы воевать с Филистимлянами (БепезсИ, поп segnescit Он состарился, но не стал бездеятельным)', это говорило о том, что он сражался не ради своей славы (в таком преклонном возрасте он достаточно прославился, и больше ему не нужно было), а ради славы своего царства. Но во время этой войны мы видим, что он оказывается:

(1) в беде и опасности. Он думал, что сможет справиться с трудностями, сопутствующими войне, так же, как раньше; он был так же энергичен и надеялся, что сможет воевать как раньше. Но Давид переоценил себя; возраст подрезал его волосы, и после незначительных усилий он утолялся. Его тело не могло идти в ногу с его умом. Вождь филистимлян скоро узнал об этом преимуществе, осознал, что силы покинули Давида, и, будучи человеком сильным и хорошо вооруженным, хотел поразить Давида. Но этого не было в Божьих планах, и в тот самый день все они погибли. Враги народа Божьего часто оказываются очень сильными и коварными и очень уверенными в своем успехе, как Иесвий, но выступающие против Господа лишаются силы, совета и уверенности.

2. Чудесным образом спасенным Авессой, который своевременно пришел ему на помощь (ст. 17). При этом мы должны признать смелость и верность Авессы своему царю, ради спасения жизни которого он смело подвергал опасности свою, но особым образом признать провидение Бога, приведшего его на помощь Давиду, когда тот в ней отчаянно нуждался. Нельзя оставлять такое дело и такого вождя, даже если он попал в беду. Когда Авесса помог ему (возможно, дал целебное средство, чтобы поддержать его ослабевший дух, или пришел ему на помощь), то он (а именно Давид, я так полагаю) поразил Филистимлянина и убил его, ибо сказано (ст. 22), что исполины пали от руки Давида. Царь ослабел, но не побежал, хотя силы подвели его; он смело продолжал сражаться, и тогда Бог своевременно послал ему помощь, которую Давид (хотя она была подана младшим по званию и по возрасту) с благодарностью принял и, укрепив свои силы, достиг цели и вышел победителем. Христос, подвергаясь смертным мукам, был укреплен ангелом. Даже сильные святые иногда ослабевают в духовных конфликтах; тогда сатана яростно набрасывается на них; но продолжающие сражаться и сопротивляющиеся ему получат помощь и выйдут из этого сражения победителями.

(3) В связи с этим событием слуги Давида решили, что больше он не должен подвергать себя опасности. Они легко убедили его не сражаться против Авессалома (2Цар 18:3), но против филистимлян он решил пойти; и теперь, когда ему с трудом удалось спастись, военным советом было решено и подтверждено клятвой, что светильник Израиля (его вождь и слава) больше не должен подвергаться опасности быть убитым. Жизнь тех, кто представляет для страны такую же ценность, как Давид, нужно оберегать с двойной тщательностью, прилагая свои силы и силы других.

11. Остальные исполины пали от рук слуг Давида.

1. Сафута был убит Совохаем одним из знатных воинов Давида (ст. 18; 1Пар 11:29).

2. Другой исполин, брат Голиафа, был убит Елхананом, который упоминается в 2Цар 23:24. Еще один исполин, который был необычайно высоким и имел пальцев на руках и ногах больше, чем у обычных людей (ст. 20), был настолько наглым, что хотя и видел, как пали остальные исполины, но тем не менее поносил Израиль. Его убил Ионафан, сын Сафая. Сафай имел одного сына по имени Ионадав (2Цар 13:3), которого я принял за Ионафана, но первый был известен своим коварством, а второй своей смелостью. Эти исполины, возможно, были остатком сыновей Енаковых, которых хотя и долго боялись, но и они в конце пали. Теперь обратите внимание:

(1) глупо человеку сильному хвалиться своей силой. Слуги Давида не были больше или сильнее обычных людей, но благодаря божественной помощи они одолели одного исполина за другим. Бог любит через слабых людей приводить в замешательство сильных.

(2) Очень часто тех, которые были ужасом на земле живых, убивают, и они сходят в преисподнюю (Иез 32:27).

(3) Самые сильные враги очень часто хранятся для последнего боя. Слава Давида началась с победы над одним исполином, а здесь заканчивается победой над четырьмя. Смерть это последний враг христианина и сын Енаков, но через Того, Кто одержал победу для нас, мы надеемся в конце одержать победу даже над этим врагом.



ПОМОЧЬ НАМ В РАЗВИТИИ

Получили пользу? Поделись ссылкой!



Напоминаем, что номер стиха – это ссылка на сравнение переводов!


© 2016, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.