Библия тека

Собрание переводов Библии, толкований, комментариев, словарей.


Софония | 1 глава

Толковая Библия Лопухина


2−3. Всеобщность грозного суда Божия, имеющего разразиться над миром. 4−7. Общее указание преступности жителей Иудеи и Иерусалима, которою они навлекли на себя гнев Иеговы, с указанием частных видов их идолослужения — культов: Ваала, светил небесных и Молоха; близость и неотвратимость страшного дня Господня. 8−13. Частнее называются отдельные классы населения, своими преступлениями и нечестием, вызвавшим гнев Божий: члены царской семьи и придворные вельможи, затем люди, полагающие надежду на свое богатство, и люди нравственно огрубелые и отрицающие действие Божие в мире. 14−18. Изображение ужасов дня Господня, следствием которых явится гибель земли с обитателями ее.

Соф 1:2. Все истреблю с лица земли, говорит Господь:

Соф 1:3. истреблю людей и скот, истреблю птиц небесных и рыб морских, и соблазны вместе с нечестивыми; истреблю людей с лица земли, говорит Господь.

Полный Божественного вдохновения и как бы поглощенный мыслью о серьезной важности полученного откровения, пророк в самом начале речи, без всякого вступления, прямо выражает сущность своего пророчества, состоящего в возвещении близости всеистребляющего гнева и суда Божия. Суд Божий непреложен и притом универсален — обнимает всю землю: Иегова истребит «все» с лица земли (2), именно: людей и скот, птиц и рыб (За). Но эта всеобщность гневного истребления всего по суду Божию здесь же ограничивается указанием на то, что уничтожены будут собственно нечестивые с их соблазнами (гамахшелогэт гирсшаим) (3b). «Говорит Господь — поясняет блаж. Иероним слова Божии в ст. 2−3 — через пророка: «уже не дам Я больше времени для покаяния, но истреблю все от лица земли. Не останется ни человека, ни скота, ни птицы, ни рыбы морской». Итак даже неразумные животные испытывают гнев Господа; ибо по опустошении городов и по истреблении людей будет или полное уничтожение, или значительное уменьшение животных, рыб и птиц. Свидетелями этого служат Иллирия, Фракия и та земля, в которой я родился , где все погибло, кроме неба и земли, постоянно разрастающихся терновников и непроходимых лесов. А будет это, как говорит пророк, потому, что слишком велико множество нечестивых. Итак, нечестивые падут, люди погибнут, и будет пустыня над лицом земли» (с. 240−241). Впрочем, во всей буквальной точности предрекаемое здесь запустение страны — Иудеи, по крайней мере если держаться исторических рамок пророчества, едва ли имело исполняться. «Здесь — говорит св. Кирилл Апександрийский — в гиперболических выражениях дает пророчество о том, что страна их будет совершенною пустынею и едва уже не погибает со всеми обитателями ее... Но как при потоплении корабля вместе с находящимися на нем пловцами ничто не остается, так и со взятием Иудеи ничто, говорит, не спасется: ни человек, ни животное, ни птица, ни рыба. Но поелику были вероятно в ней такие, которые жили согласно с законом и имели поведение благопристойное и доступное удивления; то, — дабы не показалось, что Он устремляет Свой гнев на всех сплошь и без разбору и губит праведного вместе с неправедным и вместе с беззаконными и нечестивыми истребляет и благочестивого, — с этою именно целью выразительно указывает, на кого обрушатся последствия Его гнева; ибо сказал, что «изнемогут нечестивии, и изыму беззаконные от лица земли» (с. 330−331).

Принятый греч. текст LXX-ти, а также наиболее авторитетные его кодексы: Синайский, Ватиканский, Александрийский, опускают при переводе ст. 2-го слово Кол, «все», которое опущено также и в евр. код. 245 у Кенникотта. «Вероятно, замечает г. Тюрнин, сначала слова в тексте не было, и вставлено было оно впоследствии для ясности; в противном случае опущение этого слова у LXX-ти было бы необъяснимо» (с. 6). Но присутствие этого слова во всех почти без изъятия списках еврейского текста — при допущении непервоначальности этого слова — было бы еще менее допустимо. Притом слово это передается в Халд., Сирск., Вульгате, слав. переводах, имеется πενια и во многих греческих кодексах; Альд., а также — 22,36,42,51,62,86 (38 таrg.), 97,114,147,238,240. Да и параллелизм речи пророка в ст. 2−3 с подобными же пророческими предвещаниями у других пророков (напр. Иер 4:23−25; Ос 4:3 и др.) требует признания первоначальности обобщительного «все». В целом, грозные слова ст. 1−3 имеют мировой или космический характер и ближе всего могут быть сопоставлены с грозным приговором Божиим над допотопным миром, Быт 6:7: «истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил; от человека до скотов, и гадов, и птиц небесных». Самый способ истребления всего живого на земле пророком не указывается, но, судя по изображению ожидающих Иудею бедствий, ниже в ст. 12−18, пророк угрожает земле опустошительными войнами, которые на древнем востоке, действительно, несли воюемой стране совершенное опустошение и смерть (см. 4Цар 3:19:25 и др.).

Соф 1:4. И простру руку Мою на Иудею и на всех жителей Иерусалима: истреблю с места сего остатки Ваала, имя жрецов со священниками,

Соф 1:5. и тех, которые на кровлях поклоняются воинству небесному, и тех поклоняющихся, которые клянутся Господом и клянутся царем своим,

Соф 1:6. и тех, которые отступили от Господа, не искали Господа и не вопрошали о Нем.

Соф 1:7. Умолкни пред лицем Господа Бога! ибо близок день Господень: уже приготовил Господь жертвенное заклание, назначил, кого позвать.

После общего указания на имеющий проявиться в мире судящий гнев Божий, пророк частнее и определеннее выражается, что первым и главным предметом карательных действий гнева и суда Божия явится Иудея и прежде всего Иерусалим с его жителями. «Прикровенно сказанное поясняет теперь и прямо говорит, что гнев Божественный постигнет колено Иудино и Иерусалим. Говорит, что распрострется на него рука Его, как бы схватывающая и поражающая и подчиняющая их тем, которые скоро ожидаются и будут производить опустошения...» (Св. Кирилл Александр.). Жители Иерусалима, хотя и входят в объем понятия Иудея, однако называются особо ввиду преимущественной их виновности: Иерусалим, бывший центром народной и государственной жизни Иудеев и имевший в себе единственный на земле храм Истинному Богу, в котором Иегова обещал вечно пребывать, принимая молитвы не только членов народа Божия, но и иноплеменников (3Цар 8:41−42:9.3; 2Пар 7:15−16), в царствование нечестивых царей не только перестал быть средоточием истинной религии и жизни по началам теократии, но и сделался центром и рассадником всех мерзостей идолослужения по всей стране. Потому-то в особенности жителям Иерусалима пророк угрожает наказанием.

Далее (ст. 4b-6) пророк частнее указывает форму наказания, причем обнаруживает и перечисляет главные виды преступлений Иудеев против чистоты веры и культа, каковым «исчислением грехов доказана справедливость наказания» (блаж. Феодорит, с. 42). Прежде всего будут уничтожены «остатки Ваала», евр. шеаргаббаал, Vulg. reliquiae Baal, или по слав. Библии «имена Ваалова». LXX: τὰ ὀνό ματα τῆσ Βαὰλ (τῶν Βααλιμ, как в код. 95,182,240. Τῶν Βααλειμ — код. 22,36,42,51,62,147,233 у Гольмеса). Очевидно, LXX читали вместо шеар, «остаток» шем, «имя»; и это последнее слово стоит и в некоторых еврейских списках 96,150,201 marg. Kennic. Такое колебание в самом еврейском тексте, затем снесение параллельных рассматриваемому месту Соф 1:4 двух пророческих мест — Ос 2:18 (шемот габбеалим) и Зах 13:2 (шемот-гаацабим), а равно и авторитет текста LXX-ти, дают основание отдать здесь преимущество первоначальности чтению греческого перевода пред чтением масоретского текста, тем более что и второй член выражений — баал, в некоторых еврейских кодексах читается как в греческих: габбеалим (96 Кем. 22,36,51 Lucian). Смысл выражения, впрочем, не слишком существенно разнится при том и другом чтении. Карающее действие Божие сотрет с лица земли богопротивный Сидонский культ Ваала, введенный сначала Ахавом в Израильском царстве (3Цар 16:31), а затем распространившейся и в Иудее. Уничтожение будет полное и совершенное — будут уничтожены все следы идолослужения, так что исчезнут из памяти самые имена как идолов Ваала, так и жрецов его, гаккемарим. Под кемарим, здесь как и в 4Цар 23:5, отличаемыми от коганим, священников, следует разуметь, по-видимому, не левитского происхождения в отличие от хоганим, принадлежавших к Левину колену. (См. Толков. Библия, т. II, с, 569). «Что народ Иудейский будет истреблен войною и доведен до такой малочисленности, что может быть, не будет уже произносящих имя Ваала, или могущих находиться при идольских капищах, на это (пророк) тонко намекнул, говоря, что истребятся имена идолов и их жрецов (Св. Кирилл Александр). Суд Божий постигнет, далее, тех, которые на кровлях поклоняются воинству небесному» (цеба-гашамаим), ст. 5 а. Здесь разумеется издавна известный евреям (Втор 4:19), но распространившийся в Иудее лишь со времен царей Ахаза и особенно Манассии вавилонский культ светил небесных, сабеизм; не связанный с храмом и жрецами, совершавшийся на кровлях домов, культ этот очень укоренился среди Иудеев и пережил даже разрушение Иерусалима — его совершали Иудеи, бежавшие в Египет (Иер 13:13,44:17,18). В параллель этому преступному культу (в 5b) назван обычай Иудеев одновременно клясться Иеговою и «царем своим» евр. бемалкам. Выражение: «клясться кем-либо», по ветхозаветному воззрению, означает совершение известного культа (см. Ис 19:18; Ам 8:14; Иер 4:3); отсюда уже видно, что еврейское малкам должно означать «божество». В списках LXX-ти Лукиановской рецензии: 22,36,51,95,185,238 читается Μελχὸμ или Μολο῀χ код, 62,66,147, или ἢολχομ — 240 у Гольмеса, равным образом и в Пешито и в Вульгате: Melshom. Все это дает основание видеть здесь, как и в 3Цар 11:5−7, божество Аммонитское Молоха (См. Толков. Библия. т. II, с. 418). Таким образом, каре Божией подпадут люди раздвоенного религиозного сознания, в своей вере и в своем культе являвшие своеобразный синкретизм, начало которого в Иудее восходило ко временам Ахаза (4Цар 16:3) и даже гораздо ранее. Наконец, гнев и суд Божий возбуждают, по ст. 6, вообще отступники, изменившие Иегове сердцем, верою или жизнью: «под не ищущими Господа и не пекущимися прилепиться к Нему (не придержащихся Господа), по всей вероятности, должно разуметь проводящих жизнь дурную и постыдную и возлюбивших поведение беззаконное» (св. Кирилл Алекс., с. 334) или же это были люди совершенно равнодушные к делу религии, каковой религиозный индифферентизм является естественным следствием широкого распространения в стране разнородных культов, как именно и было в Иудее при Манассии. Этот религиозный индифферентизм сам собою подготовлял почву для полного неверия, один из видов которого ниже (Соф 1:12) и называет пророк.

Изобразив разные виды нечестия среди Иудеев, пророк созерцает непосредственную близость наступающего суда Божия, как неизбежного следствия перечисленных им народных преступлений, и как вестник и глашатай Божий сам поникает в благоговейном преклонении пред величием и ужасами грядущего суда Божия, и к тому же благоговению призывает и своих слушателей употребительным у библейских писателей междометием «гас» (ср. Суд 3:19; Ам 6:10:8.3; Авв 2:20; Зах 2:13, евр. 17): гас миллене Адонай-Иегови — выражение совершенно подобное употребленному прор. Аввакумом (Авв 2:20), и прор. Захарией (Зах 2:13, евр. 17). Значение частицы гас поясняет блаж. Иероним, говоря: «вместо переведенного у LXX-ти: устрашитесь (εὐλαβεῖτε) а у нас умолкните (silete), в еврейском находится восклицательное слово того, кто повелевает умолкнуть» (с. 247). Нет нужды с некоторыми комментаторами (как Гитциг, Швалли, Марти) видеть в этом восклицании непосредственное отношение к жертвенному действию (наподобие употребительного в римском жертвенном ритуале восклицания: favete linguis). Скорее, как показывают пророческие параллели Зах 2:13 (17) и особенно Авв 2:20, это восклицание, являющееся выражением благоговейного ужаса пред Владыкою и Судьею звали Богом, представляет непосредственное впечатление пророка от общего созерцания им предлежащей картины грозного явления суда Божия и вместе с тем служит переходом к подробному изображению этого последнего. Содержание или сущность суда Божия пророк кратко выражает в трех положениях: а) близок день Господень; б) уже приготовил Господь жертвенное заклание (зевах); в) назначил кого позвать к Нему (гикдиги керуав).

«День Господень» (Иом-Иегова), по замечанию блаж. Иеронима, есть «день плена и мщения против народа согрешившего» (стр. 247). Действительно, в священных книгах Ветхого Завета, «день Господень» является днем торжества правды и всемогущества Божия в мире и представляется как бы днем воцарения Бога над землею (Пс 96:1:98.1−2; Ис 2:12; Зах 14:9) и именно тем моментом, когда после некоторого долготерпения в отношении нарушителей правды Божией Господь являет Себя грозным Властителем и Судьею мира и восстановляет нарушенную справедливость грозными карами над нечестивыми, и первее всего среди избранного народа Божия, а затем и среди других народов мира (Ам 5:18, Мих 1:3,9.13,10:3,6, 23,13.6, Иоиль 1:15, Авд 1:15; Авв 3:16; Иер 30:7 и мн. др.). Уже отдаленнейшим моментом в пророческом представлении «дня Господня» является созерцание светлого будущего — образования обновленной теократии на развалинах погибшего по действию кары Божией Израиля и мира (Ам 9:8; Ос 2:20:11.9), возрождения Царства Божия из небольшого спасшегося «остатка» (Ис 7:1:9.1); так и у пророка Софонии, см. Соф 3:8−20. А последним основанием пророческого учения о «дне Господнем» является предощущение неизбежности дня всеобщего последнего суда Божия над целым миром, о чем яснее говорит, напр., пророк Малахия (Мал 3:1−2:4.5 евр., 3:23), а особенно ясно в писаниях новозаветных (2Пет 3:10; 1 Сол 5.2; 2Фес 2 и др.).

«День Господень» у пророка Софонии в рассматриваемом месте является с двумя атрибутами: приготовленное жертвенное заклание и назначенные к призыву гости или участники жертвенного пиршества. Что же это за жертва и званные в ней? Жертвою является уничтожение преступников закона Божия, см. Ис 34:6; Иер 46:10, а званными или избранными — совершителей суда Божия, ближе всего — Вавилонян Ис 13:3; Иер 25:9. «Жертвами, — говорит блаж. Феодорит, — пророческое слово называет многократно — и избиение беззаконных; а сие можно найти и у других пророков и у Богомудрого Иезекииля. Званными же именует врагов». По словам св. Кирилла Александрийского, «жертвою называет имевшее совершаться по соизволению его избиение нечестивых. А званными называет халдеев, о которых говорит, что они освящены, не потому, чтобы они сделались святыми, но потому, что они назначены и призваны Богом к сожжению Иудеи и истреблению без всякой пощады жителей ее. Нечто подобное говорит Св. Писание и в другом месте. Персы и Мидяне, сражавшиеся с Киром, были призваны против Ниневии, и о них сказал Бог: «освященни суть, и Аз веду их, исполины идуть исполнити ярость Мою радующеcя вкупе и укаряюще» (Ис 13:3). Итак, в этих словах освящение означает не отложение греховности и не получение Св. Духа, но как бы предопределение и назначение известных людей к исполнению подобного какого-либо дела (с. 336−337). Здесь выступает, таким образом, двустороннее понимание святости и освящения у библейских евреев, общее им с другими семитами, в силу которого, по словам блаж. Феодорита, «как действительно святое отделяется и отлучается от скверного, так и определенных понести наказание, как отделенных на сие Богом всяческих, называет священными. Так и жертвою наименовал не в точном значении слова. Так и слово: «анафема» имеет двоякий смысл, ибо означается оным не только посвящаемое Богу, но и отчуждаемое от Него» (с. 43).

Соф 1:8. И будет в день жертвы Господней: Я посещу князей и сыновей царя и всех, одевающихся в одежду иноплеменников;

Соф 1:9. посещу в тот день всех, которые перепрыгивают через порог, которые дом Господа своего наполняют насилием и обманом.

Соф 1:10. И будет в тот день, говорит Господь, вопль у ворот рыбных и рыдание у других ворот и великое разрушение на холмах.

Соф 1:11. Рыдайте, жители нижней части города, ибо исчезнет весь торговый народ и истреблены будут обремененные серебром.

Соф 1:12. И будет в то время: Я со светильником осмотрю Иерусалим и накажу тех, которые сидят на дрожжах своих и говорят в сердце своем: «не делает Господь ни добра, ни зла».

Соф 1:13. И обратятся богатства их в добычу и домы их — в запустение; они построят домы, а жить в них не будут, насадят виноградники, а вина из них не будут пить.

Возвестив (Соф 1:7) о приближении страшного дня жертвы Господней, пророк прежде, чем приступить к изображению бедствий этого дня, останавливается еще на нравственном состоянии высших классов общества, которые являются главными виновниками развращения народа и на которых, поэтому, первее всего будет простерта карающая рука Иеговы.

«Существуют, — говорит св. Кирилл Александрийский, — следующие три учреждения от которых зависит — благосостояние городов и стран: царская власть, подчиненные ей правительственные должности и преславное священство. Если они пребывают в хорошем состоянии, соответственном каждому из них, то все зависящие от них дела находятся в благоустроенном виде, и подчиненные благоденствуют. Но если они захотят предпочитать превратную стезю и по ней тот час же начнут ходить, то все придет в настроение и как бы в опьянении устремится к погибели. Как во время боли, поражающей телесную голову, необходимо ей сочувствуют и соболезнуют и остальные члены; так и когда начальники уклонились ко злу и страдают склонностью к порокам, подчиненные необходимо развращаются вместе с ними. Итак, в день, говорит, угодной Богу жертвы, т. е. в то время, когда должно быть заклание совершавших страшные преступления, гнев (Божий) найдет тогда на самые первые отличающиеся от других по славе и выдающиеся предметы. Таковы суть: дом царя, потом самый близкий к нему дом людей, облеченных славою и честью, и третий вслед за ними, более других получивший от Бога преимуществ, дом божественных священнослужителей» (с. 337−338). Обличаются, прежде всего, «князья» евр. сарим, греч. ἄρχοντες, лат. principes — лица, обладавшие административною или судебною властью, государственные сановники, вельможи, злоупотреблявшие своим положением. Затем пророк обличает «сыновей царя» евр. бене-гаммелех Vulg. filios regis по LXX, τὸν οῖκον τοῦ βασιλέως, слав. дом царский. LXX, очевидно, читали не бене (гаммелех) сыновья, а бет, дом. Ввиду сходства обоих слов по начертанию, а также родства и по значению, и справщики, и переводчики еврейского текста нередко принимали одно из этих слов вместо другого. Так, в Иер 16:15; Иез 2:3; 1Пар 2:10 у LXX стоит οίκος, тогда как масоретский текст в этих местах имеет бене (сыны Израилевы и под. ); и наоборот, в Исх 16:31; Нав 17:17; Нав 18:5; Неем 7:8; Ос 1:7 у LXX-ти: υίοἰ (сыны), у масоретов — бет. Мысль выражения при том и другом чтении остается существенно тожественною.

Однако мы, вопреки мнению г. Тюрнина (назв. соч. с. XXXI примеч. и с. 29), полагаем, что первоначальную в данном случае чтением является еврейское масоретское, а не греческое. Еврейский текст здесь совершенно не имеет вариантов (в пользу бет), тогда как в греч. код. 91 имеется чтение, выражающее мысль еврейского бет (τοὺς ἐκγὸνους Ιωσίσυ τοῦ έυσεβεστάτου). Неуместность греческого чтения видна и из того, что в следующем ст. 9-м слово бет — «дом» — имеет уже другой смысл. Но, принимая масоретское чтение, мы не можем относить выражение «сыновей царя» исключительно только к детям царя Иосии, как думают некоторые исследователи и комментаторы книги пророка Софонии, свое мнение о сравнительно позднем написании книги основывающие именно на том, что сыновья Иосии — Иоахаз, Иоаким, Седекия, Саллум (1Пар 3:14−15) — во время написания книги должны были быть уже взрослыми, а этого не могло бы быть, если книга написана в первую половину царствования Иосии (вступившего на престол, как известно, восьми лишь лет от роду, 4Цар 22:1) (Гитциг, Филиппсон и др.). Гораздо естественнее понимать выражение бене-гаммелех в широком смысле членов царского рода (ср. 4Цар 10:3:6,7−8) и видеть здесь общее указание на правящую Династию дома Давидова ср. Иер 21:11−12). — Вторая половина ст. 8 обличает «всех, одевающихся в одежду иноплеменников» (кол галковешим малбуш нохри). Указывает на это выражение новый, третий класс людей, вызвавших великий гнев Судии Бога, или слова эти имеют отношение лишь к предыдущему, раскрывая виновность вельмож и членов царской фамилии? Св. Кирилл Александр видит здесь обличение третьего класса передового населения — священнослужителей: «сильно обвиняет (пророк) их и священнослужителей за то, что они облекались в одежды чуждые, т. е. дошли, наконец, до такого отвращения ко всему божественному и до такой степени стали пренебрегать древними узаконениями Моисея, что не соблюдали даже внешнего вида священства, когда определенное время призывало их к совершению священнослужения. Посему, как сыновья Аарона были истреблены огнем, и их преступления и вина состояли в том, что они возложили на жертвенник огнь чуждый (Лев 10:1−2); точно таким же образом и эти, о которых была речь, подвергаются наказанию за то, что, пренебрегая приличествующим им благообразием, не облачались по священнически, согласно с волею законодателя, но облачавшись в одежды чуждые, дерзали совершать священнодействия» (с. 338). В пользу такого специального объяснения выражения «одевающихся в одежду иноплеменников» может говорить и содержание ст. 9-го, тоже, впрочем, неодинаково понимаемого. Но общий смысл и контекст речи требует принятия этого выражения в более обширном смысле не только об одних священниках, но и вообще о высших классах населения, в данное время сильно и гибельно увлекавшихся ассирийскими, вавилонскими и египетскими обычаями и модами (ср. Ис 2:6; Ам 6:4−6). На первом месте здесь, как это всегда бывает при культурных заимствованиях, стояло увлечение иностранною одеждою, особенно среди женщин богатого состояния (Ис 3:16−23). А вслед за иноземною одеждою ревнители иностранных культурных приобретений заимствовали и духовные особенности других народов, в том числе, что было особенно пагубно, в религиозно-нравственные воззрения и богослужебные, культовые формы (см. напр. Иез 8:7−8). Понятно, поэтому, как строго обличали пророки такого рода заимствования, замечаемые ими у евреев их времени и бывших в глазах пророков символами идолослужения. Впрочем, видеть в Соф 1:8b прямо обличение преступного, запрещенного во Втор 22:5, ношения женской одежды мужчинами и именно усматривать в данном месте указание на культ Астарты с его иеродулами — самооскопителями, носившими женские платья, — нет основания, как потому, что о жрецах — иеродулах культа Ваала, а вместе и родственного с ним культа Астарты, было уже упомянуто выше, Соф 1:4−5, так и потому, что слово нохри всегда означает: чуждый, иноплеменный, иностранный (напр. Исх 21:8; Втор 17:1b. Суд 19:12) и никогда не имеет значения: принадлежащий, свойственный другому полу. Скорее здесь надо видеть, как отмечает между другими и блаж. Феодорит, отношение к запрещению законом Моисеевым приготовления одежды из шерсти и льна вместе, Лев 19:19; Втор 22:11. «Закон, — замечает блаж. Феодорит, — запрещает одежды тканые из льна и шерсти (Втор 22:11). Вероятно же, что величавшиеся богатством и преданные роскоши в одежде подражали соседним народам и на льняных хитонах делали вокруг какие-нибудь разновидные и излишние украшения из шерсти багряного цвета; а сие было прямо противно божественному законоположению. Почему Бог угрожает и им и тем, которые с нечестием и лестию входят в божественный храм» (с 44).

В последних словах блаж. Феодорита дано наиболее удобоприемлемое объяснение ст. 9-го, особенно первая половина которого отличается, преимущественно в греко-славянском тексте, значительною темнотою и невразумительностью. Существует три главных объяснения слов: «посещу в тот день всех, которые перепрыгивают через порог (евр. кол-гаддолег ал-гамифтан), которые дом Господа своего наполняют насилием и обманом». Древнее, находящееся уже в Таргуме, понимание выражения «прыгающие через порог» видит здесь указание на сообщаемый в 1Цар 5:5 факт: именно на утвердившийся у филистимлян после известного происшествия с идолом их Дагоном в присутствии израильского ковчега Господня (ibid., ст. 2−4) обычай не ступать на порог капища (освященный присутствием на них частей названного идола), а перепрыгивать через него. Предполагается, что этот филистимский обычай во времена Манассии был усвоен иудеями почему Таргум первую половину ст. 9-го передает: «(посещу тех) которые ходят по обычаям филистимлян». Это мнение наиболее близко отвечало бы букве библейского текста, но слабую сторону его составляет совершенное неупоминание в Библии о существовании названного филистимского обычая у иудеев. Еще более слабыми должны быть признаны два других объяснения: а) будто здесь речь идет о вельможах, сарим, перенявших распространенный на востоке обычай почитать порог царского дворца и не ступать на него (при этом выражение «дом Господа своего», бет-адонейгем, понимается о царе); и б) о клиентах вельмож, которые, пользуясь силою своих патронов, обирали народ и вносили в домы своих господ (в таком смысле понимается здесь выражение адонейгем) неправедно добытые сокровища. Но мысль о дворце царя или о чертогах вельмож совершенно чужда тексту. Напротив все древние переводы выражение бет-адонейгем понимают в смысле дома Божия, т. е. храма, LXX: τὸν οίκον Κυρίου θεοῦ αὐτῶν, Vulg. domum Domini Dei Sul. Затем, «порог», евр. мифтан, в Библии означает только порог храма — языческого (1Цар 5:4−5) или Иудейского (Иез 9:3:10.4,18,46.2,47.1). Принимая во внимание обличение в ст. 8 увлекающихся чужестранными одеждами, и здесь, в ст. 9, можно видеть обличение какого-то увлечения, но уже не в бытовой области, а в области культа. По-видимому, имеется в виду полное отсутствие благоговения к святыне храма у служителей религии, как дает видеть это, между прочим, перевод Вульгаты: et visitabo super omnem qui arroganter ingreditur super limen. Вторая же половина стиха указывает самую суть преступления этих служителей религии. Что такое нечестие и что такое лесть (какими наполняют обличаемые дом Божий)? Другой пророк уясняет нам это, говоря о Иерусалиме: «старейшины его на дарех суждаху, ... и пророцы eго на сребре волхвоваху» (Мих 3:11); и премудрый Исаия восстает против него (Иерусалима) и говорит: «князи твои не покаряются общницы татем». (Ис 1:23) (св. Кирилл Ал.).

Великие скорби дни Господня постигнут не одни передовые и руководящие классы народа, но и всех жителей Иерусалима (как и всей Иудеи), и особенно ощутительны будут предстоящие лишения для людей богатых.

Ст. 10 и 11 и рисуют картину всеобщего бедствия в Иерусалиме. Враг вступит в Иерусалим с севера, и потому наименовываются пункты, лежавшие в северной части Иерусалима: 1) рыбные ворота шаар-гаддагим, 2) вторая часть города гашне, 3) холмы, гебаот, 4) долина, махгеш. Положение всех этих местностей ввиду недостаточности данных о топографии древнего Иерусалима, может быть указано лишь с приблизительною точностью. Рыбные ворота, еврейское название которых — шаар гаддагим — неудачно передано у LXX-ти: πόλη αποκενταύντων, слав. от врат избодающих (вероятно, LXX вм. гаддагим читали горегим — «убивающие»), упоминаются еще во 2Пар 33:14, Неем 3:3:12.39. Блаж. Иероним в комментарии своем дает неточное указание о положении этих ворот: «воротами рыбными назывались те, которые вели в Диосполис и Иоппию, среди всех дорог Иерусалима это была ближайшая к морю» (с. 251). Судя по этому сообщению, рыбные ворота должны были находиться на западной стороне Иерусалима. Но в действительности, как видно особенно из Неем 12:39, рыбные ворота лежали на северной стороне города, быть может, на месте нынешних Дамасских ворот, в средине второй стены Иерусалима близ рыбного рынка (Неем 13:16) (См. Толков Библия, т. III, с. 615 и 644).

Выражением: вторая (часть города), «гамишне», которое у Иосифа Флавия, Древн. 15:11,5, передается словами: ἂλλη πὸλις, обозначается северная часть Иерусалима, расположенная на холме Лира и лежавшая между первою и второю стеною города (св. Толков. Библия, т. I, с. 248). LXX — ἀπό τῆσ δευτέρας — и Вульгат — a secunda понимают слово гамишне в смысле ворот, но 4Цар 22:14; 2Пар 34:22 (где «вторая часть» представляется, между прочим, местом жительства пророчицы Олданы) не благоприятствуют такому пониманию. — Положение «холмов», гебаот, не может быть определено с точностью; однако местонахождение их в северной части города, ввиду общего контекста ст. 10−11, не подлежит сомнению, а в таком случае, словом этим могли быть названы Мориа, Сион и другие возвышенности городской территории. Столь же неопределенно положение местности махтеш, упомянутой в 11 ст. Нарицательное значение этого еврейского слова: «ступа», monies (Притч 27:22) или «ямина» (Суд 15:19), и древние переводы неодинаковым образом передают именно нарицательное значение слова. LXX: κατοικοῦντες τὴν κατακεκομενην, слав. живущии в посеченней (блаж. Феодорит: «посеченным назвал Иерусалим по причине постигшего его бедствия»). Vulg: habitatores pilae (блаж. Иероним: «живущие в толчее, потому что они расталкиваются подобно тому, как зерновой хлеб толкут куском дерева сверху»), Феодотион: ἐν τὼ βάθει Акила и Симмах: ὅλμος, «долина». Халд. Таргум: нехала Кидрон, долина Кедронская. У последующих исследователей преобладает представление долины, лощины, соединяемое с махтеш, и, кажется, наиболее основательно видеть здесь долину, отделявшую Сион от Акры и Мориа и известную у Иосифа Флавия под именем φὰραγξ τοροποιῶν, долины сыроваров, теперь Тиропеон. Жителями этой долины пророк угрожает совершенным истреблением, причем жители этой местности обозначаются сначала как «народ Ханаанский», евр. ам-кенаан, а затем как «обремененные серебром», нетиле-касеф. Оба понятия, параллельные друг другу, очевидно, синонимичны по смыслу, что вполне понятно из нередкого употребления в Библии слова «кенаани», хананеянин (или, что то же, ам-кенаан, народ Ханаана, как в рассматриваемом месте) в смысле: купец (Ос 12:8; Ис 23:8; Иов 40:30), так как известнейшие из хананеян — финикияне — были главным торговым народом древнего мира, свое племенное имя сделавшим синонимом торговли (ср. еще Иез 17:4). Справедлива, поэтому, по мысли передача евр. ам-кенаан в русск. синод.: «торговый народ». Хананейское или финикийское происхождение этих обитателей иерусалимского квартала Махтеш вполне допустимо: до плена Иудеи не знали еще того ригоризма, который после плена побуждал их запрещать финикиянам и другим хананеям селиться в Иерусалиме (Неем 13:16; Зах 14:21); до плена вавилонского многие из них несомненно проживали в Иерусалиме (ср. Иез 44:4−8). Совершенно естественно, однако, что отрицательные свойства торговцев: страсть к наживе, нечестность и под., легко могли передаваться от финикиян к иудеям. Вполне приемлемо, поэтому, объяснение выражения «народ Ханаана» и в приложении к иудеям. «Народом Ханаан (populus Chanaan), — говорит блаж. Иероним, — он (пророк) назвал народ Иудейский, соответственно тому, что мы читаем в книге Даниила: семя Ханаана, а не Иуды (Дан 13:56) (с. 254). По блаж. Феодориту, «поелику поревновали (жители Иерусалима) нечестию Хананеев; то претерпели и конечную гибель подобно хананеям; и нимало не помогло им богатство» (с. 45). Таково же объяснение в ст. 11 и св. Кирилла Александрийского (с. 342−343).

Ввиду того, однако, что угрозы пророка ожидающими город Иерусалим ужасами, — грабежа, кровопролития, убийств неприятельских — могли встречать равнодушие, недоверие и даже презрение со стороны людей неверующих, пророк в ст. 12−13 настойчиво говорит о неизбежности, неотвратимости всеобщей и всецелой гибели жителей Иерусалима с их имуществом.

В начале ст. 12 вместо чтения принятого текста еврейского, евр. баэт гаги, Vulg. intempore illo, греческий текст LXX-ти имеет, без всяких вариантов, другое чтение: ἐν τῆ ἠμέρα ἐκείνη. Ввиду того, что в I главе книги пророка Софонии для обозначения момента откровения суда Божия и прежде и после ст. 12 употребляется слово иом, «день», а не эт, время, а также ввиду того, что выражение бейом-гагу находится и в некоторых еврейских списках Кенникотта (30,139,150,158), чтение LXX слав.: «в день он» заслуживает предпочтение пред чтением масор. Вульг. — Невозможность ни для кого избежать карающей руки Иеговы в день гнева Его пророк представляет в 12 а наглядно, изображая Самого Иегову ходящим со светильником (LXX слав, μετα λύχνου, «со светильником» и здесь точнее, чем евр. Вульг. баннерот. In lucemis) по темным и потаенным местам города, где могли скрываться от врагов жители Иерусалима. «Выражено же это иносказательно, а образ речи взят с тех, которые употребляют светильник при отыскивании чего-либо потерянного, и не выпускают его из рук, пока не найдут» (блаж. Феодорит). Особенно понятен этот образ ввиду известной темноты и малопоместительности восточных построек (см. Лк 15:6). Это предсказание во всей ужасающей точности сбылось уже при взятии Иерусалима халдеями и еще более во время разрушения этого города римлянами. Блаженный Иероним к данному месту замечает: «Будем читать рассказы Иосифа (Флавия), и там найдем описание того, что даже из помойных ям, пещер, звериных берлог и могильных углублений извлекали князей, царей и людей знатных и жрецов, которые под влиянием страха смерти скрывались в этих местах» (с. 257. Ср. св. Кирилла Ал. с. 344). Заслуженная неумолимая кара постигнет первее всего «тех, которые сидят на дрожжах своих (евр. гакбофеим алшимрейгем — прокисли на закваске своей), говоря в сердце своем: «не делает Господь ни добра, ни зла». Образ здесь, как и в подобных словах о Моаве пророка Иер 48:11, взят, очевидно, от застарелого вина, которое, раз налитое в сосуд, не было очищаемо от осадков или переливаемо в другой сосуд, а потому неизменно сохраняло присущий ему запах и вкус. Так неподвижны, равнодушны и глухи ко всяким увещаниям и угрозам пророков и жители Иерусалима. Пользуясь благами мира и пренебрегая всеми призывами к покаянию, они глубоко погрязли в своей греховной жизни и вовсе перестали бояться суда Божия. Поясняя рассматриваемые слова пророка 12b, блаж. Феодорит говорит: «здесь осуждает отвергающих Промысл, осмеливающихся говорить, что все случайно, утверждающих, что Бог всяческих и не благотворит и не наказывает» (с. 45). И по блаж. Иерониму, посещены будут гневом Божиим «те, которые, отстраняя Промысл, говорили, что Бог не есть виновник ни добра людям добрым, ни зла — злым, а все управляется волей счастья и носится неопределенною случайностью» (с. 257). Такие мысли и убеждения, в сущности, граничили с неверием (см. Пс 9:25:49.21), были практическим отрицанием бытия Божия. Действительно, сами пророки Божии самым решительным доказательством ничтожества идолов представляют то, что они не могут ни причинять зла, ни делать добра (Ис 41:23; Иер 10:8), то не были ли крайним выражением безверия со стороны жителей Иерусалима, когда они Иегове, единому истинному Богу и Судии мира, кощунственно приписывали то же самое свойство бездеятельности, которое, составляя несомненную принадлежность идолов, служит самым верным признаком того, что они бездушны? Очевидно, упомянутое пророком в ст. 6 равнодушие к Богу и религии у многих было скрытым неверием в бытие Бога.

В тексте LXX-ти еврейскому выражению «гаккофеим ал-шимрейгем» соответствуют совершенно иного значения и смысла слова: τοὺς καταφρονοῦτας ῾επὶ τὰ φυλὰγματα αύτων, слав.: «не радящыя о стражбах своих». Это же чтение предполагают в своих толкованиях и св. Кирилл Александрийский и блаж. Феодорит. «Стражбами, — говорит последний, — называет установленное законом, что закон повелевает хранить» (с. 45). И св. Кирилл Ал. понимает стражбы или в общем смысле о законах, назначенных к исполнению при известном случае, или в частности уставы священнические (с 344). Попытки объяснить происхождение столь существенного варианта в греческом тексте, делавшиеся разными учеными, не достигают цели; во всяком случае, первоначальность здесь скорее на стороне еврейского масоретского текста, чем перевода LXX-ти (см. у г. Тюрнина, с. 46−47).

Коснение жителей Иерусалима в неверии, нераскаянности и пороках неминуемо поведет, как со всею силою убедительности говорит пророк, ст. 13, к скорому и полному лишению их всякого материального довольства. При этом угроза пророка — о предстоящем лишении для Иерусалимлян пользования богатством, имуществом всякого рода, домами, виноградниками и вином — выражена им в той самой форме, какая ведет начало еще от обличительной речи Моисея (Втор 28:20:39) и затем многократно встречается в обличительных речах пророков (напр. Ам 5:11; Мих 6:15 и др).

Изобразив доселе религиозно-нравственное состояние своих современников и показав неизбежность для них кары Божией, пророк теперь, в ст. 14−17, начертывает общую грозную картину «дня Господня». Характеристика последнего, сделанная пророком в выражениях прерывистых и сильных, является классическою по выразительности и силе, в существе же она представляет раскрытие сказанного о «дне Господнем» в ст. 7.

Соф .1:14. Близок великий день Господа, близок, и очень поспешает: уже слышен голос дня Господня; горько возопиет тогда и самый храбрый!

Соф .1:15. День гнева — день сей, день скорби и тесноты, день опустошения и разорения, день тьмы и мрака, день облака и мглы,

Соф .1:16. день трубы и бранного крика против укрепленных городов и высоких башен.

Соф .1:17. И Я стесню людей, и они будут ходить, как слепые, потому что они согрешили против Господа, и разметана будет кровь их, как прах, и плоть их — как помет.

Внутренняя причинная связь нового и последнего отдела главы с предыдущим показывается постановкою в некоторых еврейских кодексах Кенникотта (напр. код. 150) причинного союза ки, союз причинный имеется и в греч. тексте LXX-ти — ὔτι или διότι, а также в немецком перев. (denn). В противоположность коснению Иудеев в неверии и беззакониях, а также в совершенном равнодушии и полной беспечности в отношении пророческих увещаний и угроз, с неимоверною быстротою наступит день откровения грозного суда Божия: «каров ном Иегова гаггадол, каров умагер меод» (14 а).

«Пророк назвал день великим, потому что подвергнуться в оный не какому-либо легкому вразумлению, но решительному наказанию» (блаж. Феодорит, с. 45). Называет этот день скорым, магер, «как имеющий наступить без какого-либо замедления и имеющий обнаружиться в непродолжительном времени» (св. Кир. Ал., с. 348).

В изображении ужасов этого дня пророк прежде всего называет (14b) воинский крик героев — врагов, вторгшихся в Иудею в качестве исполнителей предопределенного Богом, Соф 1:7, суда над нею. Картина эта и самая форма речи напоминают подобные же картины пророческих изображений, напр., у пророка Наума (Наум 3:2), у прор. Исаии (Ис 13:3). Дальнейшая характеристика для Иеговы, ст. 15−16, слагается из всевозможных бедствий, которые целым потоком устремятся на подпавший суду Божию народ, в пределы которого уже вступило вражеское войско. Здесь сплетаются в одну ужасную картину такие тяжкие бедствия, как стесненное положение и всевозможные лишения осажденных, опустошение и разорение страны, грозные атмосферные явления, ужасы штурма и кровопролития. Хотя для отдельных выражений этой характеристики могут быть указаны немалочисленные параллели из других пророческих и вообще священных писаний, но речь пророка Софонии оттого ничего не теряет в необыкновенной силе изобразительности и художественности. Общее название рокового дня — «день гнева», иом эора (ст. 15), т. е. гнева Божия (ср. Ис 13:9; Иез 21:36; Пс 77:49 и др.), как последней причины и единственного источника всех других многоразличных бедствий этого дня. Dies irae dies illa (Vulg) — вот классическое определение дня Господня. Частнейшее раскрытие этого общего определения дается у пророка в форме целого ряда парных слов синонимического значения, что сообщает всей речи необыкновенную выразительность и поэтическую прелесть. Первая пара слов: царя, θιλίψις, tribulatio, скорбь, и — мецука, LXX: ἀνώγκη, Vulg.: angustia, слав.: нужда, русск.: теснота (ср. Рим 2:9) означает главным образом то внутреннее состояние скорби и подавленности, наказываемого Богом грешника, которое является отголоском в его душе различных внешних бедствий (см. Иов 15:24). Вторая пара — однокоренные слова шоа и мешоа ἀωρία и ἀφανισμός, слав.: день безгодия и исчезновения, Vulg.: calamitas, miseria, русск.: опустошение и разорение. Сочетание двух этих понятий пророк наиболее полно выражает мысль о совершенном запустении (ср. Иов 30:3:38.27), ожидающем Иудею. Вторую половину ст. 15 образуют четыре синонимических слова, выражающих идею мрака, помрачения, причем все эти слова встречаются у прор. Иоиля в его изображении «дня Господня» (Иоиль 2:2). евр.: хошех (мрак), афела (сгущенный мрак), анан (облако), арафел (туча); греч.: γνὀφος, σκοτος, νεφέλη, ὀμίχλη и лат.: lenebrae caligo, nebola, turbo — все выражают разные оттенки понятия тьмы, мрака, бури, что все, по библейскому представлению, является обнаружением не только вообще чрезвычайного явления Иеговы в мире (как на Синае, Втор 5:19:23,4.11), но и преимущественно карательных действий правды и суда Божия (Пс 96:2−4: Ам 5:18; Иоиль 2:2 и др.). И если свет является синонимом жизни и радости (Пс 35:10), то тьма всегда служила синонимом скорбей всякого рода и самой смерти. «Тьмою, мраком, облаком и мглою — говорит блаж. Феодорит, — пророк называет приражение бедствий, при наступлении которых и солнце для взирающих на него не будет светло в день ясен; но все покажется исполненным мрака» (с. 46). — Ст. 16 указывает объективную причину нестерпимых страданий, ожидающих Иудеев — в ужасах штурма иудейских городов с их укреплениями; «день Господень» будет «днем трубы» и бранного крика (шофар утеруа, ср. Нав 6:19; Суд 7:17−22; Ам 1:14:2.2) против укрепленных городов и высоких башен (собственно: углов, пиннот). «Можно ли сомневаться, — замечает к этому месту св. Кирилл Алекс., — в том, что нападение неприятелей будет невыносимо и для городов весьма многолюдных и для опытных в военном искусстве? И другим городам, хотя бы они были опоясаны оградами крепостных стен, он возвестил, присовокупив, что день Господень будет днем трубы и вопля на грады твердые и на углы высокие. Крепкими называет города, изобилующие храбрыми людьми и имеющие очень много людей, способных к войне. Углами, же высокими называет города, укрепленные стенами; ибо всегда на стенах крепостей выдаются вверх углы и поднимаются в башни, которые выше других зданий» (с. 349). Ст. 17. Все эти сильные укрепления не спасут Иудеев от врагов, тем более, что под тяжестью бедствий они потеряют способность действовать благоразумно (см. Наум 2:5); во исполнение грозного пророчества Моисея (Втор 28:29−30), их постигнет духовно телесная слепота, и они сами будут упорно стремиться к своей погибели (ср. Иер гл. XXVII-XXVIII; XXXII-XXXIV; XXXVI-XXXIX; XLII-XLIII). Последний штурм городов Иудейских будет сопровождаться страшным кровопролитием, так что по улицам городов вместо пыли будет разлито море крови, и вместо навоза будут валяться трупы (ср. Иер 25:32−33), «то есть, не удостоятся и того, что установлено законом: не будет им и погребения», (блаж. Феодорит), чего евреи более всего боялись (Пс 78:2; Иер 22:18−19 и др.).

Соф 1:18. Ни серебро их, ни золото их не может спасти их в день гнева Господа, и огнем ревности Его пожрана будет вся эта земля, ибо истребление, и притом внезапное, совершит Он над всеми жителями земли.

Пророк еще раз предвозвещает неизбежность и внезапность гибели Иудейского народа. «И богатство не поможет богатым; потому что не получат за деньги избавления от бедствий, но, как огнем каким, истреблены будут гневом Божиим, который населяющих землю подвергнет внезапной гибели. Так угрожает им горестями, а потом предлагает увещание прибегнуть к покаянию» (блаж. Феодорит, с. 46).

комментарии Лопухина на книгу пророка Софонии, 1 глава

ПОДДЕРЖИТЕ НАШ ПРОЕКТ

Получили пользу? Поделись ссылкой!


Напоминаем, что номер стиха — это ссылка на сравнение переводов!


© 2016−2022, сделано с любовью для любящих и ищущих Бога.
По всем вопросам, кроме богословских, пишите сюда — biblestudydev@gmail.com. P.S.: Мы ничем не торгуем!